Русская Православная Церковь ХХ век
31 мая

1922 год – Е. А. Тучков подписал официальное постановление о заключении Святейший Патриарха Тихона под домашний арест.

В мае 1944 года – И. В. Сталин попросил подготовить для него материалы о состоянии римско-католических костелов на территории СССР.

Справка “О состоянии римско-католических костелов на территории СССР”, составленная по приказу Л. П. Берии начальником 2-го управления НКГБ Федотовым, легла на стол вождю 6 ноября того же года. Из нее следовало, что в СССР действовало всего два костела — в Москве, во имя св. Людовика, для обслуживания дипломатического корпуса, и в Ленинграде (не закрывался и в блокаду). Годы большевистского террора обескровили Католическую Церковь в СССР. Но у Ватикана оставалась Греко-католическая (униатская) Церковь западных областей Украины и Закарпатья.

Тем временем государственное противостояние Ватикану, для которого советизм в послевоенной Европе стал близкой реальностью, являлось одним из важных направлений внешнеполитической деятельности с привлечением Церкви. Создание системы православного единства Автокефальных Церквей стран Восточной Европы под эгидой Московской Патриархии должно было стать ударом по римско-католической идее создания конфедерации Придунайских стран, высказанной на сепаратных переговорах с американцами, и вообще — по внешней политике Ватикана, которая носила традиционно антисоветский характер.

В Москве отчетливо понимали, что одним из основных противников СССР в “борьбе за души” жителей Восточной Европы будет могущественный Ватикан. Москва внимательно следила за действиями папского престола, объективно оценивая его роль. Не только наблюдала, но и выстраивала ответные планы. Между тем политика Ватикана в военные годы имела непростую динамику. Перед Второй мировой войной и в самом ее начале она строилась иначе, чем впоследствии.

"Б.
Б. Муссолини и кардинал — государственный секретарь П. Гаспарри подписывают Латеранское соглашение между папским престолом и итальянским правительством. 1929 г.
Все ее повороты связаны с именем Пия XII — в прошлом государственного секретаря Ватикана Эудженио Пачелли, ставшего папой Римским весной 1939 г. Он возлагал большие надежды на Б.  Муссолини и считал, что глава итальянского фашизма, так же как и святой престол, не заинтересован в крупном военном конфликте, чреватом катастрофой для западноевропейского мира. Исходя из своих внешнеполитических приоритетов Пий XII выбрал тактику “умиротворения” нацистской Германии. В первые же дни своего понтификата он письменно заверил Гитлера, что сделает все, дабы установить взаимосогласие между Церковью и государством для блага обеих сторон. А в Германии в это время планомерно осуществлялась политика подчинения Католической Церкви нацистскому государству, лишения ее организационной самостоятельности. Прекратили свое существование все светские католические организации и почти все частные католические школы. Правительственным указом 1 марта 1939 г. ограничивалась деятельность католических издательств. 10 июля Ватикан передал в Берлин обширное послание, в котором перечислялись гонения на Католическую Церковь в Германии.

Глава Католической Церкви внимательно следил и за конфликтом между Германией и Польшей — пока что на дипломатическом уровне. Папа советовал польскому правительству соблюдать осторожность и не делать заявлений, последствия которых могут оказаться непредсказуемыми. В конце августа 1939 г. Ватикан рекомендовал Польше пойти на уступки в вопросе о немецких национальных меньшинствах, проживающих на польских территориях, и — как последнее средство, предупреждающее вооруженный конфликт, — предлагал полякам согласиться с территориальными претензиями Германии. Это положение Ватикана было передано в МИД Польши 31 августа. Получение ответа Ватиканом совпало с началом Второй мировой войны.

Первая, программная энциклика Пия XII, касающаяся вопросов войны и мира, “Summi pontificatus”, была опубликована 27 октября 1939 г. Однако в ней, как и позже, в рождественском послании 1939 г., отсутствовали решительные обвинения в адрес Германии. Это вызвало недовольство у многих католиков, ожидавших от папы большей категоричности. Нацистская Германия рассматривала энциклику как открытое проявление враждебности. Не только польский раздел, но и тон всего документа вызвали недовольство нацистских лидеров.

"Ежедневная
Ежедневная газета Ватикана
«Радио Ватикана» комментировало энциклику в течение осени и зимы 1939 г. и начала весны 1940 г. Комментарии в основном сводились к следующему: Церковь не может молчать, когда нарушаются права человека, именно она должна напоминать людям основные принципы веры и морали. При этом Ватикан не выступал против военных преступлений, совершаемых немцами на польской земле. Красноречивы в этой связи слова кардинала Гардини (в августе 1939 г. французский посол решительно просил его подать голос в защиту поляков): «Мы не должны забывать, что в Германии живут четыре миллиона католиков. Какая участь постигнет их после подобной акции Ватикана?..»

Положение Католической Церкви в Польше тем временем продолжало ухудшаться. Во время визита Риббентропа в Ватикан 11 марта 1940 г. кардинал Мальоне обратился к нему с просьбой допустить в Польшу дипломатического представителя, но получил резкий отказ. Не раз безуспешно пытался попасть в Польшу и папский нунций в Берлине Орсениго, чтобы добыть достоверные сведения о том, что там происходит. По данным, которые Орсениго все-таки удалось получить, только в течение лета — осени 1940 г. в Польше было арестовано по обвинению в политической деятельности св. 200 священников.

Позиция Ватикана в 1939–1940 гг. очевидно противоречива. С одной стороны — традиционный пацифизм, нежелание сказать лидерам германского нацизма правду в лицо, с другой — попытка моральной помощи католической Польше, положение которой, по мнению “Радио Ватикана”, является “состоянием террора, одичания и, мы бы даже сказали, варварства... Голод и болезни являются следствием этого... У поляков создается впечатление, что их просто хотят уничтожить как нацию. Что касается религиозных условий, из получаемых нами донесений явствует, что немцы используют те же, а может быть, и худшие методы, что и Советский Союз”. Такая двойственность определила политику Ватикана — во всяком случае внешние ее проявления — вплоть до перелома во Второй мировой войне. Однако нельзя сказать, что поражение 6-й немецкой армии на Волге застигло Ватикан врасплох. Приоритеты в политике оставались те же: враждебность к СССР как оплоту коммунизма и надежды на унию с Православной Церковью.

"Флаг
Флаг государства Ватикан
С 1943 г. возросла дипломатическая активность Ватикана: теперь он стремился стать посредником между странами “оси” и западными союзниками. Речь шла о труднейшей задаче — вывести Италию из войны. Тем не менее папа резко отозвался о совместном заявлении Ф. Рузвельта и У. Черчилля, сделанном в Касабланке 20 января 1943 г.: оба лидера требовали безоговорочной капитуляции держав “оси”. Издатель “Католик геральд” граф М. де Бедуаиер пытался объяснить позицию Пия XII, оправдывая ее тем, что папа прежде всего боится усиления позиции СССР в послевоенной Европе в случае, если державы “оси” будут унижены: он хочет спасти Европу от коммунистической анархии путем реставрации того положения, которое было до войны.

В русле ватиканской стратегии вел сепаратные переговоры в Швейцарии с руководителем политической разведки США в Европе А. Даллесом князь М.  Гогенлоэ: речь шла о сохранении немецкого государства как фактора европейского порядка, но обсуждалась и ватиканская идея конфедерации Придунайских стран. Даллес говорил также о расширении Польши на восток, о сохранении Румынии и сильной Венгрии, которые должны сыграть роль санитарного кордона против большевизма.

В политическом русле Пия XII действовал не только посланец США. С февраля 1943 г. архиепископ Нью-Йорский Спеллман, близкий друг папы, начал свою поездку по Европе с Пиренейского полуострова, где был принят А.  Салазаром и Ф.  Франко. В марте он уже докладывал Пию XII о первых результатах. Его ждал Лондон. Рузвельт, не разделявший страхов папы перед СССР, принужден был считаться с критическим отношением главы всех католиков к касабланскому решению.

Ватикан испытывал сильный страх за будущее Италии, боясь ее “коммунизации” после крушения фашизма, и стремился укрепить свои позиции в стране. “Католизация” итальянского фашизма, однако, тревожила германскую службу безопасности. 1 марта 1943 г. был принят весьма настораживающий сигнал: Муссолини пожертвовал 100 тыс. лир на предусмотренное к празднованию 400-летия Триентского cобора строительство в Триенте новой церкви Христа Вседержителя. Немецкое командование беспокоило также стремление итальянской армии вести свою церковную политику — содействовать католическому миссионерству (однако немецкое командование допускало миссионеров только к военнопленным). Много сил католизации итальянского фашизма отдавал кардинал Шустер в Милане. По мнению кардинала, возрождение Европы должно было исходить из Италии, история которой зиждется на католицизме. Вряд ли эти воззрения устраивали фюрера. Но в одном Гитлер был един с папой: победа большевизма над Германской империей означала крах Европы. Об этом Гитлер заявлял в июне 1943 г.

Пий XII видел в будущей Европе сильную Германию, но, по возможности, не нацистскую, и протянувшуюся как можно дальше на восток Польшу. Поэтому весной 1943 г. папа приветствовал разрыв между польским эмигрантским правительством в Лондоне и правительством СССР. А 2 июня в своей речи в консистории он призывал Католическую Церковь молиться за Польшу, за великую Польшу как оплот в борьбе против Советского Союза. Но положения Католической Церкви в оккупированной Польше это не улучшило. Напрасны были и старания нунция Орсениго: в Берлине ему указали на то, что его полномочия не распространяются на области, не входившие в состав Германии до 1934 г.

Лето 1943 г. принесло папе новые волнения. После свержения Муссолини 25 июля 1943 г. Ватикан поддержал попытки правительства Бадальо наладить связи с западными союзниками в Лиссабоне. 3 сентября 1943 г. был подписан акт о капитуляции, а через несколько дней в Южной Италии высадились союзники. В Риме под руководством Евреинова — епископа Римско-католической Церкви из Руссикума (Русской духовной академии в Риме с информационным органом “Заметки”) была создана папская организация помощи находящемуся в бедственном положении населению стран “оси”. Пий XII спешил склонить союзников к мягким условиям мира для Германии. В сентябре 1943 г. в Лондон прибыл финансовый советник Ватикана Фюмини. Официальный повод визита (разрешение финансовых трудностей) прикрывал главную цель — поиск возможности заключения сепаратного мира. С такой же миссией был послан папой к Рузвельту Э.  Галеоцци, представитель влиятельного и богатого общества американских католиков — ордена “Рыцари Колумба”.

Позицию папы осенью 1943 г. по отношению к гитлеровской Германии удачно  охарактеризовал посол Германии при Ватикане Вейцзекер: в своем донесении 28 октября 1943 г. он отмечал, что Пий XII избегает всего, что могло бы доставить неприятности гитлеровской Германии, потому как немецкий католицизм, невзирая на все трудности, предан этой стране, которая, по мнению папы, является самым надежным «бастионом» против коммунизма.

В Москве изучали все возможности противодействия такой последовательно антисоветской политике Ватикана.

1973 год – Состоялось заседание Священного Синода.

"Архиепископ
Архиепископ Вениамин (Новицкий)
Синод произвел ряд назначений: епископом Черниговским и Нежинским, временно управляющим Сумской епархией, назначен епископ Симферопольский и Крымский Антоний (Викарик); архиепископ Леонтий (Гудимов) (ранее Берлинский) назначен архиепископом Симферопольским и Крымским, временно управляющим Днепропетровской епархией; архиепископом Чебоксарским и Чувашским назначен архиепископ Иркутский и Читинский Вениамин (Новицкий); архиепископом Иркутским и Читинским, временно управляющим Хабаровской епархией, назначен архиепископ Ростовский и Новочеркасский Владимир (Котляров); епископом Ростовским и Новочеркасским назначен епископ Пермский и Соликамский Иоасаф (Овсянников); епископом Пермским и Соликамским определено быть благочинному церквей первого округа Тульской епархии протоиерею Владимиру Беляеву (в монашестве Викторин).

К лету 1990 года – Во Львове, Тернополе, Ивано-Франковске униаты захватили почти все храмы.

Униаты захватили большинство храмов и по всей Галичине, хотя, по результатам социологических исследований, проведенных Академией наук в марте – апреле, доля униатов составляла во Львовской обл. 28%, в Ивано-Франковской –  22%, а в Тернопольской – только 12%. Но православные, не имея иных побуждений к тому, чтобы оставаться православными, кроме религиозных, не могли защищать свои храмы кулаками и кольями, с помощью которых отнимали у них церкви банды униатов, воспламененных политическими сепаратистскими страстями. К концу 1991 г. у православных было отобрано 597 приходов.

31 мая 2006 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×