Архимандрит Виктор (Саврасов) – строитель и настоятель Московского Сретенского монастыря (1853–1859, 1872–1880)

Московский Сретенский монастырь Московский Сретенский монастырь
    

Лавра и окрестности

Архимандрит Виктор (Саврасов)[1] родился в 1798 году[2], в миру его звали Василием. Рос Василий в семье мещан города Рузы (Московская область), учился в местном мещанском училище. Окончив курс, поступил послушником в Давидову пустынь[3]. 24 июня 1825 года был принят в Свято-Троицкую Сергиеву лавру в число братства, где исполнял обязанности канонарха[4]. Здесь же 11 января 1830 года был пострижен в монашество с наречением имени Виктор.

Рукоположен в иеродиакона Филаретом, митрополитом Московским и Коломенским, 5 июля 1830 года. Посвящен в иеромонаха митрополитом же Филаретом 5 сентября 1832 года и определен смотрителем и закупщиком Лаврской трапезы.

9 августа 1839 года по предложению учрежденного собора, одобренному митрополитом, был определен Вифанским казначеем на место переведенного в Лавру соборного иеромонаха Сергия. К концу месяца отец Виктор принял обитель в свое ведение[5].

Спасо-Вифанский монастырь Спасо-Вифанский монастырь
    

В летописи Вифанского монастыря значится следующее.

11 марта 1840 года по рапорту Вифанского казначея Виктора учрежденный собор Лавры утвердил ризничим иеромонаха Евгения; прежний ризничий, иеромонах Арсений, был отстранен от указанной должности по неспособности к ней.

29 июня 1841 года в храме Преображения Господня митрополит Филарет за усердное прохождение должности возложил набедренник на казначея Вифанского монастыря иеромонаха Виктора.

В январе 1843 года по предложению отца Виктора вместо обветшавшей деревянной братской бани, находившейся внутри стен обители, решено было построить новую каменную баню, а для безопасности от огня построить ее «под горой», на берегу Ершовского пруда. И уже летом 1844 года за оградой Вифанского монастыря, на месте предварительно разобранной ветхой деревянной житницы, была построена новая каменная братская баня с предбанником и водогрейной, покрытая тесовой кровлей.

16 декабря 1843 года по резолюции митрополита Филарета отец Виктор сделан соборным иеромонахом, с присутствием в учрежденном при Лавре соборе[6].

1 ноября 1844 года по распоряжению митрополита Филарета иеромонах Виктор был переведен в Москву на должность эконома Троицкого Сухаревского подворья, а казначеем в Вифанию определен бывший эконом Петербургского подворья иеромонах Вениамин.

4 июня 1848 года за усердное прохождение должности отец Виктор был пожалован наперсным крестом, выдаваемым от Святейшего Синода[7].

В период бытности на подворье отца Виктора, в начале 50-х годов XIX столетия, попечением святителя Филарета и настоятеля храма Троицкая церковь подворья обогатилась, помимо утвари, новым приделом – в честь Владимирской иконы Божией Матери. Сохранился документ, подтверждающий это, подписанный митрополитом Филаретом 23 августа 1850 года[8].

В Сретенском монастыре
(1853–1859)

Иконостас московского Сретенского монастыря. Фото XIX в. Иконостас московского Сретенского монастыря. Фото XIX в.
По предписанию митрополита Филарета, указом Московском духовной консистории 1 октября 1853 года иеромонах Виктор был определен строителем в Сретенский монастырь[9]. Бывшему управляющему Сретенским монастырем игумену Ионафану, назначенному настоятелем Покровского монастыря, предписано было всё принадлежащее Сретенскому монастырю церковное и монастырское имущество сдать иеромонаху Виктору по описям и приходо-расходным книгам при посредстве благочинного монастырей[10].

При сдаче монастыря благочинный монастырей спасо-андрониковский архимандрит Платон 10 ноября 1853 года представил ведомость о ветхостях зданий Сретенского монастыря, в которой значилось следующее: «При находящихся вне Сретенского монастыря двух каменных зданиях оного не оказалось поперечной каменной капитальной всей стены, примыкающей к соседнему жилому зданию, которая в сем году при перестройке уничтожена, но со стороны соседа письменного согласия не имеется, что здание для монастырского служит стеной»[11]. Вследствие этого донесения консистория предписала иеромонаху Виктору донести: на каком расстоянии от уничтоженной капитальной стены находится дом соседа, нет ли окон из того дома на монастырь, и если есть, то сколько, а также насколько необходима замена уничтоженной стены новой[12]. В построении же новой каменной стены, по мнению отца Виктора, надобности не было, так как из-за ее отсутствия монастырь ущерба не терпел[13].

В апреле 1854 года отец Виктор испрашивал разрешения на починку соборного храма и церкви преподобной Марии Египетской: «Во вверенном мне Сретенском монастыре на соборной и Марии Египетской церквях кровли и главы, крашенные медянкой, от долговременности во многих местах почернели; в некоторых же местах нужно починить и самые кровли; а также на оных церквях штукатурку, отпадшую местами, исправить и все наружные стены сих церквей перетереть по штукатурке и вновь окрасить; имеющиеся на соборной церкви по наружности под кровлей 12 клейм с изображением святых, писанных на масле по штукатурке, которые от долговременности полиняли и требуют поправления; за каковое исправление вышеозначенных потребностей маляр со своим материалом выпросил последнюю цену 325 р. сер.»[14].

В декабре 1854 года отец Виктор просил дозволения на исправление ветхостей настоятельского корпуса: «Вверенного мне Сретенского монастыря настоятельский корпус от долговременности пришел в ветхость так, что восточная стена своей выпуклостью угрожает падением; к северной же стороне примыкающая к соседнему строению стена хотя и опирается на оное, но довольно отошла от капитальной стены корпуса, и хотя оная в настоящее время проложена на клею и оштукатурена, остается быть непрочной, ибо отклонение ее признается быть от повреждения бута.

Почему и предполагается восточную стену означенного корпуса до примыкающего к оной отдельного здания всю разобрать, а также и северную до материка. Наружную же стену по Сретенской улице оставить не разобранной, а только исправить в том виде, каком оной по плану следует быть. Вся означенная перестройка с материалами и за работу по смете архитектора ассигнована в 10 614 р. 82 ½ коп. сер.»[15].

В мае 1855 года отец Виктор, помимо прочих монастырских перестроек, просил о позволении починить внешнюю монастырскую стену, находящуюся по правую сторону от святых ворот. «К сей стене примыкает часовня, которая при разборке стены необходимо должна быть также разобрана. А как переправка стены и часовни имеет продолжаться около двух месяцев, то чтобы монастырь не лишился выгод, доставляемых часовней, нижайше прошу Ваше Высокопреосвященство разрешить по другую сторону святых ворот поставить на означенное время, по прилагаемому при сем чертежу, деревянную часовню, которая по архитекторской смете будет стоить 40 р. сер., а в течение двух месяцев соберется в оной часовне денег, судя по прежним примерам, до 125 р. сер.»[16].

Весной 1856 года по инициативе отца Виктора, в связи с необходимостью часто выезжать по монастырским делам, за 328 р. сер. была куплена новая крытая пролетка, так как купленные еще в 1849 году для настоятеля рессорные дрожки к тому времени сильно обветшали и уже не подлежали починке[17].

Летом 1856 года отец Виктор получил разрешение на постройку в монастыре, на монастырский капитал, флигеля для настоятеля и части братии. Кроме того, во флигеле было устроено двухэтажное помещение для бедных странников, состоящее из пяти комнат, выходящих окнами на улицу Сретенку, для ночлега 10 человек. Странноприимница эта была построена по завещанию секунд-майора Афанасия Ахлебаева, который предоставил для этого 10 тыс. руб. сер.[18].

21 июня 1856 года указом Святейшего Синода «за благопопечение о устроении и улучшении Сретенского монастыря» в домовой церкви преподобного Сергия, игумена Радонежского, что на Троицком подворье[19], отец Виктор был возведен в сан игумена.

26 августа 1856 года ему был вручен бронзовый наперсный крест на Владимирской ленте в память войны 1853–1856 годов.

15 ноября того же года отец Виктор по распоряжению епархиального начальства был назначен первым членом Комитета для обревизования по Московской епархии отчетов о приходе и расходе сумм, освобожденных от ревизии Казенной палаты за 1856, 1857 и 1858 годы.

Летом 1857 года, по указанию отца Виктора, была починена лестница в 15 ступеней, ведущая с паперти в теплую церковь, которая от времени сильно истерлась и сделалась неудобной для ходьбы[20].

8 августа 1857 года горел монастырский флигель. Вместо двух сгоревших каменных корпусов были выстроены новые корпуса с постоялым двором при них, как было прежде[21]. В архиве сохранилась «Смета на вновь производимые работы и на поправку существующих стен, обвалившихся и треснувших после пожара, в строениях, принадлежащих Сретенскому монастырю»[22].

Пожар грозил переброситься на соборную церковь монастыря, поэтому «пожарная команда в обилии лила на оную церковь воду, от чего штукатурка во многих местах отпала, находящиеся на стенах изображения святых, писанные масляной краской, повредились и краска на стенах слиняла, а равно глава храма от пламени закоптела и повредилась». Весной следующего 1858 года отец Виктор просил разрешения на поновление пострадавшего храма[23].

В мае 1859 года ремонтировался каменный корпус Сретенского монастыря, где размещались братия и трапезная. Отец Виктор писал: «Краска на наружных стенах… полиняла, и штукатурка на них местами обвалилась; кровля же на сем корпусе, крашенная медянкой, от времени во многих местах почернела, и показалась на ней ржавчина; а потому признается необходимым штукатурку на означенных стенах исправить и самые стены окрасить желтым колером, а крышу починить и так же окрасить медянкой на масле. По примерной смете на вышепрописанный предмет потребно суммы 202 р. сер., а монастырской суммы в наличности находится до 14 000 р. сер.»[24].

В главной церковной описи Московского заштатного Сретенского монастыря, созданной в 1856 году[25] при архимандрите Викторе, сохранилось описание обители:

«В Московском Сретенском монастыре находится два церковных здания: первое из них – соборная, в честь Владимирской чудотворной иконы Божией Матери, церковь – каменная, пятиглавая с крестами на главах железными, крашенными желтою охрою; на ней главы и кровля покрыты железом, крашенным на масле зеленой краской, на стенах снаружи, вверху, в клеймах, помещены изображения Господа и святых; внутри в алтаре и главном храме расписана изображениями святых живописью альфреско; пол выстлан лещадями. При сей церкви с правой стороны находится малый придел во имя Рождества св. Иоанна Предтечи, внутри не расписанный; небольшая глава над сим приделом, с железным крестом, покрыта крашенным на масле железом. Второе церковное здание вмещает в себе церковь во имя святителя Николая Чудотворца с трапезой и при ней придел во имя всех святых. На сем здании одна глава, с железным крестом, покрашенная охрою на масле. В трапезе потолок расписан изображениями святых масляной краской. Прочая внутренность здания покрашена масляной краской. При сем здании каменная колокольня, одной главой, крытая покрашенным на масле железом»[26].

Иконостас соборной церкви деревянный, пятиярусный, местами резной. Над царскими вратами находилась Владимирская икона Божией Матери в медной вызолоченной ризе. По правую сторону от царских врат располагались следующие иконы: Нерукотворного образа Всемилостивого Спаса, Успения Божией Матери, святителя Николая, на южных вратах был изображен архистратиг Гавриил, справа от южных врат – икона святого Феодора Стратилата[27]. Слева от царских врат располагались иконы: Сретения Владимирской иконы Божией Матери, святого Иоанна Предтечи, на северной двери был изображен архистратиг Михаил, слева от северных врат – икона святой мученицы Агафии[28].

У северной стены храма находилось Распятие Господа Иисуса Христа с изображениями предстоящих Божией Матери и святого Иоанна Богослова, «украшенными стеклянными камнями и позлащенными резными звездами, устроенное во весь рост, осеняемое рипидами, которые поддерживают по сторонам изображенные Ангелы. Над венцом Спасителя находится разное малое изображение сидения Христа одесную Отца, по сторонам, в сиянии, два резные венца, один терновый, другой царский; пространство между крестом и предстоящими занято резными изображениями зданий града Иерусалима, гор каменистых, разноцветных путей, растений и плодов Палестины. По углам находятся резные изображения четырех Евангелистов…»[29].

Перед правым клиросом, на особом аналое располагалась серебряная рака с частицами мощей преподобной Марии Египетской и святого благоверного князя Михаила Тверского. На одной из сторон раки содержалась следующая надпись: «Сия рака устроена тщанием Московской купеческой дочери девицы Марии Дмитриевны Лухмановой, в вечное поминовение. Ноября 15 дня 1844 года»[30].

В приделе святого Иоанна Предтечи иконостас деревянный, в один ярус, местами с резьбой, местами вызолоченный. По правую сторону от царских врат – икона Спасителя с предстоящими преподобными Сергием и Варлаамом, икона Рождества святого Иоанна Крестителя. По левую сторону – Боголюбская икона Божией Матери, на северных вратах икона архистратига Михаила[31].

В церкви святителя Николая Чудотворца иконостас деревянный, в три яруса с резьбой. По правую сторону от царских врат – икона Спасителя, сидящего на престоле, на южной двери икона превосвященника Аарона, за ней – икона святого Николая. На южной стене – икона Сретения Господня. По левую сторону от царских врат – Владимирская икона Божией Матери, на северной двери – икона святого царя и священника Мельхиседека, затем икона святого Димитрия Солунского. На северной стене – икона Всех Святых. На южной стороне в киоте за стеклом – икона святого Иоанна Воина, на южной же стене за правым клиросом – икона святого князя Михаила Тверского и преподобной Марии Египетской.

В трапезе теплой церкви святителя Николая, на восточной стене иконы: Спасителя, Божией Матери, святого Димитрия Ростовского. На южной стене в киотах две иконы святцев: 1-я – с января по июнь, 2-я – с июля по декабрь; икона святителя Николая Чудотворца, святого Иоанна Богослова и трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого[32].

В приделе Всех Святых в первом ряду иконостаса, по правую сторону от царских врат – икона Спасителя с преподобными Зосимой и Савватием Соловецкими. На южной стене посередине – икона Успения Божией Матери. По левую сторону – Печерская икона Божией Матери, на северных вратах – икона святого Иоанна Воина. На северной стене – иконы святого Иоанна Предтечи и святителей: Василия Великого и Григория Богослова. Над иконостасом в полукружии по правую сторону от царских врат – икона Святых, празднуемых в июле и мае. На южной стене над иконой Успения в полукружии же – икона Святых, празднуемых в августе и сентябре. По левую сторону – икона Святых, празднуемых в июне и апреле. На северной стене на иконой Святителей – икона Святых, празднуемых в марте. На западной стене над аркой – Толгская икона Божией Матери[33].

Колокола, имеющиеся на колокольне монастыря:

1. Большой колокол весом в 190 пуд 10 фунтов;

2. Полиелейный колокол весом в 100 пудов;

3. Вседневный колокол весом в 50 пудов;

4. Малый колокол весом в 19 пудов 8 фунтов;

5. Малый колокол весом в 15 пуд 4 фунта;

6. 4 малых колокола, вес которых неизвестен, а примерно веса во всех 25 пудов[34].

«Опись дома, принадлежащего московскому Сретенскому монастырю, отстроенного после пожара в 1857 году и переданного в арендное содержание московскому мещанину Григорию Молодцову.

Составлена ноября 1-го дня 1857 года.

Принадлежащий Сретенскому монастырю дом каменный трехэтажный с подвалами и подъездными воротами, имеющий в длину по Сретенской улице 25 сажень, в нем три отделения.

Первое отделение от дома Игнатьева, под сим отделением подвал глубокий сухой. В первом этаже три лавки по лицевой стороне в три раствора, а во дворе в два раствора. Все двери сосновые на железных прочных петлях, окрашенных масляной краской, полы в лавке дощатые. Над сей лавкой во втором этаже холодная палатка, в коей три окна… полы также дощатые. Выше сей палатки в третьем этаже жилые комнаты, в них 11 окон… печей 2 – одна русская с лежанкой и голландская – изразчатая с полными печными приборами и двумя медными душниками. Позади сего помещения, во дворе, на каменных столбах устроена деревянная галерея, из коей опущена лестница во двор.

Второе отделение рядом с вышеописанным до подъездных ворот. Под сим отделением каменный подвал со сводами. Над сим подвалом в первом этаже два магазина, из коих каждый имеет по 4 комнаты; в сих магазинах: окон 5… дверей на улицу в каждом магазине по две… дверей внутри по три… печей – по две в каждом магазине, из коих одна русская, а другая голландская… Выше сих магазинов во втором этаже два жилых помещения; в каждом из них по пять окон… дверей выходных две. Позади сего отделения каменная пристройка в два этажа, в коей помещаются жилые комнаты о девяти окнах… в средине сей пристройка – коридор и в нем деревянная лестница вниз; в сходе 6 окон с рамами и стеклами; внизу схода парадная, окрашенная… под дуб…

Третье отделение рядом с воротами, простирающееся к монастырю. Под сим отделением так же, как и под предыдущими, каменный подвал. В первом и втором этаже сего отделения мебельный магазин холодный, без печей; в первом этаже три двери створные… Во втором этаже: окон пять… полы дощатые; в третьем этаже жилые комнаты, в коих 10 окон… Позади сего отделения пристройка каменная в три этажа, в коей устроены ходы во второй и третий этажи; лестница деревянная, а полы дощатые; в нижнем этаже устроена холодная комната с одним окном, а в третьем этаже – кухня с двумя окнами; в среднем этаже в сенях четыре окна, а в верхнем – два.

Сверх того, в подъездных воротах устроены две каменные лавки… Над сими лавками и над воротами каменное жилое помещение, в коем по улице пять окон, а во дворе – четыре…

При всем доме ретирады каменные и постоялый двор для извозчиков на 23 каменных столбах, крытый железом.

По сей описи новоотстроенный дом Сретенского монастыря после пожара принял в арендное содержание московский купец Григорий Молодцов с 1 ноября 1857 года.

По сей описи московский купец Федор Герасимов Беляев вышеозначенное монастырское строение принял.

При проверке сей описи находился Сретенский настоятель архимандрит Виктор.

1872 года сентября 10-го дня»[35].

В Можайском Лужецком монастыре[36]

Вследствие представления митрополита Филарета 7 августа 1859 года отец Виктор был назначен настоятелем Можайского Лужецкого монастыря[37] и в том же году, 15 августа, возведен в сан архимандрита в московском Успенском соборе.

Можайский Лужецкий монастырь Можайский Лужецкий монастырь
    

Будучи настоятелем Лужецкого монастыря, указом Московской духовной консистории утвержден членом Можайского духовного правления 17 февраля 1862 года. С этой должности по собственному прошению был уволен 27 октября 1870 года.

Обитель была восстановлена отцом Виктором в лучшем виде. При нем в соборной церкви был устроен новый престол, жертвенник, сделан новый иконостас. Возобновлено писание на иконах иконостаса, а также по всем стенам алтаря и трапезной, вновь перекрыты и перекрашены главы и кровли Ферапонтовой церкви. В боковом ее притворе вместо обветшавшего иконостаса, вынесенного из Введенской церкви, устроен новый иконостас и придельный новый храм в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи. На колокольне и башнях были починены и перекрашены железные крыши, перекрыты крыши на сараях. Вместо старой построена новая деревянная баня на каменном фундаменте. Устроена вновь часовня над святым колодцем, находящимся за монастырем при ручье Исавице. Кроме того, была исправлена келейная и трапезная посуда, куплена новая карета, пролетка и крытые сани, причем многое было сделано им на свои средства[38].

Отец Виктор испросил у митрополита Филарета для Лужецкого монастыря две часовни в Москве: у Калужских и у Серпуховских ворот, ранее принадлежавшие Николо-Перервинскому монастырю, а также лавки и дом при этих часовнях. Московская часовня у Серпуховских ворот была вновь починена. Из доходов от часовен и лавок попросил дозволить ему употреблять в раздел братии до 300 руб.

В бытность отца Виктора была сделана замена штатных служителей выдачей денег по 600 руб. в год, а земля, где были дома и усадьбы штатных, осталась близ монастыря в его пользу.

Кроме того, он принимал меры к составлению монастырской летописи.

По представлению митрополита Филарета об улучшении Лужецкого монастыря с пожертвованием на сей предмет собственной суммы и, по засвидетельствованию Святейшего Синода, за усердную службу, 26 марта 1866 года был сопричислен к ордену святой Анны второй степени. А 3 апреля 1871 года, вновь за те же заслуги, был сопричислен к ордену святой Анны второй степени, украшенному императорской короной.

За пожертвование в Покровскую, города Рузы, церковь, на ее украшение, 12 ноября 1871 года преподано ему было благословение Святейшего Синода.

От него было пожертвовано на монастырь в разное время до 3000 руб., богослужебные сосуды и до 400 руб. на новый придельный храм. При нем же делались пожертвования из Лужецкого монастыря, например 200 руб., внесенные по случаю юбилея митрополита Филарета.

Отец Виктор вел тяжбы с арендатором монастырской мельницы и с вдовой штатного служителя – за сломку ее дома на усадебной штатной земле.

В 1871 году в Можайске была эпидемия холеры, и по этому случаю была принесена в город из Колоцкого Успенского монастыря чудотворная икона Колоцкой Божией Матери, которая побывала тогда и в Лужецком монастыре. Эпидемия прекратилась и уже не возобновлялась[39].

Колоцкий монастырь Колоцкий монастырь
    

В том же году в храме преподобного Ферапонта был освящен придел в честь местной святыни – иконы, изображающей честную главу Иоанна Предтечи на блюде, чудом сохранившейся после разорения монастыря французами в 1812 году. Икона была глубоко изрублена топором, лик же Предтечи и Крестителя Господня остался нетронутым[40].

Возвращение в Сретенский монастырь
(1872–1880)

Вследствие представления митрополита Иннокентия (Вениаминова), указом Святейшего Синода, 10 апреля 1872 года архимандрит Виктор был перемещен из Можайского Лужецкого монастыря в Сретенский монастырь вторично, со степенью настоятеля второклассного монастыря.

В мае 1875 года архимандрит Виктор начал дело о покупке в собственность Сретенского монастыря с публичного торга соседнего владения наследников Щекиных. Для успешного и выгодного окончания этого дела ему потребовалось неоднократно выезжать в Санкт-Петербург. Там, например, он находился с 27 февраля по 12 марта 1876 года[41]. В июне 1876 года дело это было окончено, владение было куплено «за весьма выгодную цену 66.610 р.» и закреплено за монастырем надлежащим актом[42].

В самый канун 1876 года, как сообщают «Русские ведомости»[43], в Сретенском монастыре была совершена крупная кража денег в размере 235 804 руб., часть из которых была в билетах разных банков. Некий Варнас, уроженец Виленской губернии Динабургского уезда, поступивший в монастырь на послушание, во время отсутствия отца Виктора подобрал ключ и украл из кельи настоятеля лично ему принадлежащие деньги. В следующем номере газеты сообщаются подробности похищения: «2 января, в 11 часу вечера, в трактир Новиковой, что на Немецкой улице… пришел неизвестный человек, прилично одетый, лет 28–30, видимо взволнованный. Он спросил себе бутылку вина и вслед за тем вышел в ретирадное место. Вернувшись оттуда и рассчитавшись, неизвестный ушел. Вчера, 3 января, служащий в этом трактире 13-летний мальчик в 10-м часу утра отправился в ретирадное место и заметил концы платка, засунутого в щель пола. Вынув этот платок и развязав его, мальчик увидал кучу билетов разных банковских учреждений и вслед за тем скрылся. Почти в то же самое время вошли во двор этого дома мусорщики и, найдя в сору разорванные конверты, на которых было обозначено, сколько в каждом из них хранилось денег, представили их местной полиции. Явился туда и муж содержательницы трактира, Василий Алексеевич Новиков, и, представив часть похищенных бумаг, [рассказал], что состоящий у него в услужении мальчик, после отлучки из заведения, в 11-м часу утра пришел и показал ему именной билет, который был найден им в отхожем месте. На вопрос хозяина, нет ли у него еще таких же билетов, мальчик чистосердечно сознался, что они у него есть и спрятаны в курятнике. По настоянию хозяина мальчик принес их ему. Тотчас явились судебные и полицейские лица и, дав знать архимандриту Виктору, приступили к обыску квартиры Новикова… Ценность отысканных процентных бумаг простирается на сумму 184 254 р.… Похититель – крестьянин Динабургского уезда Александр Иванович Варнас, 27 лет, еще не разыскан»[44].

В конце июня 1876 года отцу Виктору на его прошение было разрешено произвести ремонт в приобретенных зданиях, а также построить новое: «…в приобщенных в недавнее время в собственность монастыря зданиях наследников Щекиных имеются ветхости, требующие неотлагательного поправления, именно: нужно перебрать по местам стены, переменить в каретных сараях накаты; исправить полы и накаты в других зданиях; устроить вновь три каменные двухэтажные ретирады к настоятельскому корпусу, в некотором отдалении от оного, вместо трех теперешних ретирад, помещенных внутри корпуса, вредящих сыростью зданию; вместе с сим, для доставления монастырю выгод от купленного имения Щекиных, желается возвести новое каменное трехэтажное здание с подвальным этажом на пустопорожней земле, выходящей на Сретенку, и над существующими зданиями также третий этаж; на каковые постройки уже испрошено разрешение строительного начальства. По смете архитектора на сии исправления и постройки потребно до 54 000 р. сер. Монастырской суммы неокладной в настоящее время имеется до 40 000 р.; остальные же 14 000 р. могут быть употреблены из текущих монастырских доходов, от сбережений из оных в течение 2 лет, в кои совершится постройка. Выгодность от предполагаемых построек несомненна, так как имение Щекиных, приносящее теперь дохода до 5000 р., будет тогда давать дохода до 10 000 и более рублей. К употреблению монастырской суммы на постройку препятствий нет, поелику в оной на другие нужды монастыря надобности не имеется»[45].

По засвидетельствованию Святейшего Синода об усердной службе, за ревностное исполнение своих обязанностей и многочисленных поручений по хозяйственной части 4 апреля 1876 года отец Виктор был награжден орденом святого Владимира четвертой степени.

8 февраля 1877 года Московская городская управа отказала архимандриту Виктору в проведении в монастырь водопровода «за неимением лишней воды по южной линии общественных водопроводов»[46].

В память провозглашения независимости Сербского княжества отец Виктор награжден Сербским орденом «Такова» III степени: Командорского креста 14 августа 1878 года[47]. Вероятно, за активную помощь Сербии пожертвованиями в период сербско-турецких войн 1876–1878 годов.

23 июня 1879 года митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков) в Сретенском монастыре произнес слово в день чудотворной Владимирской иконы Пресвятой Богородицы. Предваренная цитатой из Библии: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою»[48], проповедь приводится ниже полностью.

«В ряду крестных ходов, которыми так богата наша первопрестольная столица, нынешний крестный ход в честь Владимирской чудотворной иконы Пресвятой Богородицы есть один из самых замечательных. Замечателен он уже по своей древности; он установлен в 1480 году и, следовательно, существует почти ровно четыре столетия. Но еще более замечателен по тому случаю, по которому установлен: он установлен в память окончательного избавления России от татарского ига. А татарское иго было для России величайшим из бедствий, какие только испытывала она в продолжение всего своего тысячелетнего существования. Татарское иго тяготело над Россией более двухсот лет, хотя и непостоянно в одинаковой степени. Татарское иго держало Россию в позорном рабстве и унижении и вынуждало ее покоряться диким варварам, платить им дань, зависеть от их прихоти и произвола. Татарское иго и началось и нередко сопровождалось для России страшными ее опустошениями. Орды татаро-монгол вторгались в Русские пределы подобно огненной лавине и истребляли на пути своем всё, что ни попадалось; города и села обращали в развалины и пепел, жителей всех избивали, не давая пощады никому и ничему. Русская кровь лилась рекой; вопли и стоны раздавались на пространстве всей земли Русской. Трудно представить, еще труднее изобразить словами, что вынесла, что вытерпела тогда многострадальная Россия.

За что же Господь так наказал наше отечество, послав на него столько великое и продолжительное бедствие? За то, – исповедовали сами предки наши, тогда жившие, – за то, что сыны России прогневали Бога своими грехами. Прогневали особенно отсутствием между ними взаимной христианской любви, взаимной ненавистью, непрерывными внутренними раздорами и междоусобиями. Россия, до порабощения ее татарами, хотя признавала над собою власть одного великокняжеского рода, была разделена на многие удельные княжества между членами этого рода. Существовали княжества: Киевское, Черниговское, Переяславское, Ростовское, Владимирское, Рязанское, Муромское, Смоленское, Полоцкое, Псковское, Новгородское и другие. Все эти княжества, несмотря на близкое родство их князей, почти постоянно враждовали между собой и воевали. Войны велись большей частью из-за самых ничтожных причин и отличались крайней жестокостью. Напрасны были усилия лучших князей останавливать и прекращать эти братоубийственные распри; напрасны советы, убеждения, мольбы и слезы достойнейших пастырей Церкви. Русские, казалось, забывали, что они русские и братья между собой, забывали даже, что они христиане, и нередко овладевали каким-либо своим же русским городом. Например Киевом, Черниговом, варварски разоряли и опустошали его, умерщвляли невинных жителей, старцев, жен и детей, грабили, разрушали и сжигали храмы Божии, а святые обители предавались всякого рода неистовствам. Такие междоусобия, длившиеся целые столетия, имели для России двоякое гибельное последствие: они постепенно ослабляли и обессиливали ее, они призывали на нее гнев Божий. И этот гнев наконец разразился над нею. Из глубины Азии двинулись в пределы нашего отечества несметные полчища татар, и Россия, раздробленная и обессиленная внутренними раздорами, не в состоянии была устоять против натиска внешних бесчисленных врагов и, поверженная в прах, должна была испить до дна ту горькую чашу, которую сама же приготовила себе своими прежними беззакониями.

За что потом и когда Господь помиловал Россию, избавил ее от тягостного порабощения? Вы знаете, что Всевышний, если наказывает согрешивших пред Ним, то наказывает всегда, как отец своих детей, с целью вразумить их и исправить. С этою же целью Он наказал и наше отечество. К сожалению, долго, даже слишком долго, предки наши не умели или не хотели воспользоваться небесным вразумлением. Удельные наши князья, а за ними и их подданные не переставали и после татарского погрома враждовать между собою и продолжали вести междоусобия, иногда даже более кровопролитные и гибельные, нежели какие вели прежде. Были и такие князья, которые обращались за помощью в Орду и приводили оттуда с собой татарские полчища для разорения родного края. Москва, тогда еще юная и едва образовавшаяся в самостоятельное княжество, – вот где впервые ясно и глубоко осознана была мысль, что источником всех зол России служит разделение ее на удельные княжества, порождавшее и поддерживавшее непрестанную вражду, распри, столкновения и кровопролития между родными братьями, русскими, и что для спасения России необходимо уничтожить это разделение ее на уделы, водворить между сынами ее мир, согласие, братскую любовь и соединить всех их в одно обширное, могущественное государство. Проникнутые этой мыслью, московские князья старались постепенно увеличивать свое княжество за счет других княжеств и мало-помалу присоединяли к нему из чужих владений села, города, даже целые области, то силой оружия, то покупкой, то чрез брачные союзы, то по силе своих грамот, которые выпрашивали себе у татарских ханов. Малое княжество Московское весьма медленно, тихо и почти неприметно, но все росло, расширялось, поглощало другие княжества и превращалось в великое княжество всея России. В дни великого князя Дмитрия Иоанновича Донского оно уже настолько разрослось и усилилось, что этот благочестивый князь, с помощью, впрочем, некоторых других князей, еще сохранявших свои уделы, но уже признававших его своим главою, смог вступить в борьбу с грозным ханом татарским Мамаем. И, подкрепляемый благословением, убеждениями и молитвами великого современного подвижника преподобного Сергия Радонежского, одержал над гордым врагом блистательную победу на поле Куликовом. То была светлая заря и радостнейшая провозвестница будущего освобождения нашего из-под власти татарской. Прошло еще сто лет, и удельных княжеств не стало в России. Покаяние ее совершилось; внутренние раздоры, междоусобия, кровопролития, причинявшие ей столько зла и столь прогневляющие Бога, прекратились. Все русские, как братья по крови и по вере, соединились в одно обширное государство под властью одного самодержавного государя Московского. И этот государь, уничтоживший последние уделы в отечестве, Иоанн Васильевич III, в сознании своей силы, пришел к убеждению, что настала наконец пора совершенно сбросить с России позор – татарское иго, и решительно отказался платить дань хану. А Господь Бог, уже обратившийся тогда к нам Своей милостью, благословил намерение нашего монарха. Татарский хан Ахмат, разгневанный отказом Иоанна, двинулся в московские пределы со всей своей Золотой Ордой. Сила была громадная и наводила невольный ужас на русских. Наши полки выступили против врага, но нашлись малодушные вблизи самого великого князя, которые советовали ему смириться и покориться хану. Русские святители, собравшиеся тогда в Москве, именем веры и отечества убеждали государя смело идти на врагов, обнадеживая его помощью свыше, а сами, вместе со всем народом, день и ночь отправляли молебствия, особенно в Успенском соборе пред чудотворной иконой Богоматери Владимирской. И действительно совершилось чудо, поразившее всех. Ахмат, более месяца стоявший на берегах реки Угры против русских, после небольших стычек с ними внезапно отступил от этой реки и без всякой видимой причины совсем удалился из пределов России. Русские ясно понимали, что не они прогнали врага своей силой и оружием, и единодушно признали и исповедовали, что это устроил Бог Своей незримой силой, по молитвам Пресвятой Богородицы, пред чудотворной иконой Которой они так усердно молились. Бежавший из России Ахмат вскоре был умерщвлен в своих пределах; Золотая, или Большая, Орда татарская рушилась, раздробившись на мелкие орды, и Россия окончательно освободилась от ига, тяготевшего над ней более двух столетий. В благодарность Всевышнему за столь чудесное избавление от величайшего бедствия по предстательству Пресвятой Богородицы и в память будущим родам, собор тогдашних святителей наших установил нынешний праздник и крестный ход в честь чудотворной иконы Ее Владимирской.

Братия о Господе! Уроки истории – самые сильные и непререкаемые уроки. Тяжко было иго татарское для России, а что привело к нему? Разделение нашего отечества на мелкие княжества, возбуждавшее между предками нашими постоянную вражду, непрерывные раздоры, столкновения, междоусобия, кровопролития. Наказал нас Господь за это, но Его наказание было более для нас милостью, нежели наказанием, потому что если бы оно не постигло Россию, если бы в России еще продолжились прежние безрассудные и истребительные усобицы, то через столетие или два она, быть может, совсем обезлюдела, разрушилась и погибла. Татары если и долго владели нашею страной, то владели издали, почти не вмешиваясь в ее внутренние дела и предоставляя ей жить своей особой жизнью. И Россия, наученная горьким опытом, уврачевала в течение своего тягостного порабощения тихо и неприметно свою внутреннюю язву – источник ее бедствий, объединила двоих сынов под властью одного самодержавного государя и, свергнув с себя при чудесной помощи Божией позорное иго татарское, разом явилась могущественным государством перед глазами изумленной Европы. С того времени Россия уже не переставала быть единою нераздельною державой и не только не дробилась на какие-либо уделы, но постепенно воссоединяла с собой и те части, которые были отторгнуты от нее иноземными державами в годину ее бедствия. Постепенно воспринимала на себя и многие соседственные народы, в том числе и бывших своих поработителей – татар, и объединяла их в своем государственном организме. Мысль о единстве Русской земли под властью одного царя-государя, о необходимости и благотворности этого единства для счастья России глубже и глубже проникала в сознание русского народа и укоренилась в нем навсегда. Царь и Отечество стали неразлучными в понятиях русских людей, так что любовь к Отечеству сделалась для них вместе любовью к царю, а верность царю и царскому престолу – верностью Отечеству. Вместе с тем Господь в милости Своей к России посылал ей целый ряд достойнейших государей, которые своею любовью к подвластному им народу, своими заботами о его счастье еще сильнее привязывали к себе сердца своих подданных и своими мудрыми предначертаниями и неусыпными трудами непрестанно вели дорогую им Россию от силы в силу, от славы в славу. И ныне, под державой нашего благочестивейшего монарха Александра Николаевича, который своей истинно отеческой любовью к подданным и заботливостью о них, бесспорно, превзошел всех своих предшественников и своими великими преобразованиями сделал для блага нашего Отечества столько, сколько не сделал никто прежде, ныне единая, великая, могущественнейшая Россия справедливо считается одним из первенствующих царств всего мира.

Судите же после этого, как мы должны смотреть на людей, которые разными тайными путями стараются похитить у нас то, что так укрепило, возвысило и прославило наше Отечество. Думают разорвать тот живой внутренний союз, который соединил и соединяет нас всех в один могущественный государственный организм, а вместе соединяет нас и с нашим царственным главою и вождем, стараются поселить между нами рознь и вражду, возбуждают нас против существующего порядка в нашем Отечестве, против властей и самой власти самодержавной. Чего хотят они, эти темные люди? Не того ли, чтобы повторились между нами страшные междоусобия, которые погубили было Россию еще в период дотатарский? Не того ли, чтобы вновь постигло нас если не татарское, то какое-либо другое еще тягчайшее иноземное иго? Нет, они хотят нам даже гораздо худшего: они мечтают разрушить все наше государственное здание, уничтожить все его устройство, произвести всеобщий хаос, в котором должно погибнуть всякое общественное и частное благосостояние. И взамен всего этого они не могут дать ничего прочного, потому что с отвержением царской власти отвергают и власть Божескую, отвергают самое бытие Бога, бытие души бессмертной и загробной жизни, а, следовательно, и все высшие нравственные начала, без которых нигде и никогда не может установиться никакой гражданский порядок. Общество людей без веры в Бога и бессмертие души – это почти стадо диких зверей, хотя и одаренных разумом, которые всегда готовы терзать и истреблять друг друга.

О братия, будем усерднее молиться Всевышнему да пронесется от нас скорее это страшное нравственное поветрие, да уврачует Он тех несчастных, которые уже заразились этой проказой, и да предохранит тех, которые способны заразиться ей по своему неразумию или испорченности. А сами дружнее и крепче сомкнемся вокруг престола нашего возлюбленного монарха, нашего державного отца, которого так явно и так чудесно спасает Господь от покушений врагов для вразумления их и для счастья России. Аминь»[49].

Весной 1879 года архимандрит Виктор просил разрешения начальства на разборку ветхой церкви во имя преподобной Марии Египетской. Для освидетельствования состояния церкви была назначена специальная комиссия. По итогам осмотра был составлен следующий акт:

«8 июня 1879 года мы, нижеподписавшиеся, вследствие предложения Строительного отделения Московского губернского правления от 15 мая сего года, осматривали каменную церковь во имя преподобной Марии Египетской в московском Сретенском монастыре и нашли, что означенная церковь во многих местах на стенах имеет большие трещины, продолжающиеся даже и по своду и находящейся на нем каменной главке. Причины образования этих трещин, по нашему мнению, объясняются устройством тяжелой каменной главки на своде, от чего распирает и свод, и стены. Процесс постепенного разрушения церкви происходит уже продолжительное время, как это доказывают старинные связи, заложенные кругом церкви снаружи под карнизом; в настоящее время в связях не хватает значительной части оных с северной стороны, и потому естественно замечается увеличение признаков разрушения церкви. Вследствие сего, по мнению нашему, необходимо немедленно принять меры к поддержанию церкви посредством опоясания ее наружными связями под карнизом в том месте, где уложены старинные связи; в противном случае она может грозить падением. Но имея в виду, что церковь древняя и может быть замечательна в историческом отношении, не должна быть сломана иначе, как по сношению с Императорским Археологическим обществом, мы полагали бы ограничиться немедленным принятием упомянутых мер к поддержанию оной.

Инженер-архитектор А. Венденбаум,
архитектор Иванов,
архитектор Ипатьев».

15 июня 1879 года консисторией было предписано: «Настоятелю московского Сретенского монастыря архимандриту Виктору немедленно озаботиться принятием мер к поддержанию ветхой Мариинской церкви в вверенном ему монастыре указанным в акте комиссии способом; между тем сделать сношение с Императорским Русским Археологическим обществом и просить уведомления: нет ли препятствий со стороны сего общества к разобранию означенной церкви»[50].

Сретенский монастырь страдал от тесноты и в XIX веке. Так, например, описывается благочинным Ивановского сорока протоиереем Платоном Капустиным один из крестных ходов 1879 года: «27[51] минувшего августа в крестный ход, бывший из Успенского собора в Сретенский монастырь и обратно, священно-, церковнослужители… к поднятию и сопровождению святыни явились благовременно, и в самом шествии не произошло никакого беспорядка и затруднения, кроме обычной продолжительной остановки хода во время пронесения хоругвей чрез главные ворота монастыря… по невместительности храма монастыря и крайней во время богослужения тесноте как в храме, так и на папертях приходящее… духовенство издавна принуждено бывает разоблачаться священных одежд на дворе монастыря, среди народа, окружающего храм, и потом, вместе с причетниками и трапезниками, носящими в узлах священнослужительские облачения, стоят или в среде народа на дворе монастыря, или в темном проходе между алтарем и стеной монастыря, наполняемом приходящими в другие ворота монастыря разносчиками с калачами и разными лакомствами. Для соблюдения благоприличия было бы желательно, дабы в дни крестных ходов в Сретенский монастырь отводимо было в нем временно для пребывания приходящего духовенства какое-либо особое помещение, в котором бы разоблачались священнослужители в конце литургии и могли в порядке отправиться в храм для поднятия святыни в обратный ход…»[52].

Вследствие указа из консистории от 9 сентября 1880 года архимандрит Мелетий в своем донесении митрополиту Макарию (Булгакову) писал, что принял во владение от архимандрита Виктора Сретенский монастырь со всем его движимым и недвижимым имуществом по описям, а также и то имущество, которое в опись не внесено, и монастырскую библиотеку с имеющимися в ней книгами[53].

Братия[54]

В 1853–1859 годы:

1. Иеромонах Григорий (Митропольский), 1850–1861†. Вдовый священник Герасим.

По окончании в Троицкой семинарии курса наук 24 августа 1810 года произведен в священника Серпуховского округа в село Лобаново к Знаменской церкви. 11 марта 1811 года переведен Богородской округи в село Ямкино. 20 февраля 1818 года получил бронзовый крест с надписью 1812 года. 28 июня 1822 года определен депутатом. 2 января 1827 года за ревностное служение награжден набедренником. 4 августа 1830 года определен в должности благочинного. 26 сентября того же года утвержден благочинным. 18 августа 1831 года уволен от депутатской должности. В благочиннической должности находился до нового разделения благочиний, произошедшего 24 февраля 1833 года. Определен присутствующим в Богородское духовное правление 24 февраля 1833 года. 14 апреля 1837 года всемилостивейше пожалован бархатной фиолетовой скуфьей. 27 ноября 1840 года, по случаю обозрения в том году церквей Богородского уезда, удостоился благословения Святейшего Синода.

В число братства Сретенского монастыря определен 28 ноября 1850 года в возрасте 63 лет. В монашество пострижен 19 августа 1851 года. Казначеем Сретенского монастыря определен 22 декабря того же года. 23 июля 1853 года назначен духовником Московских Алексеевского и Зачатьевского женских монастырей. В 1857 году награжден бронзовым крестом на Владимирской ленте в память войны 1853–1856 годов.

Состояния очень хорошего и благочестивой жизни. 7 августа 1859 года, по старости лет и болезненному состоянию, от должности казначея в Сретенском монастыре и духовника Алексеевского и Зачатьевского монастырей отказался[55]. В октябре 1859 года отказался и от казначейской должности. 16 октября 1859 года было утверждено в должности казначея определить иеромонаха Феодорита, должность же духовника женских монастырей оставить за иеромонахом Григорием[56]. Умер 6 июля 1861 года.

2. Иеромонах Геннадий, 1847–1864†.

По окончании философского курса в 1809 году произведен Владимирской епархии Юрьевской округи в село Пиногор в священника. 19 июня 1835 года по вдовству и желанию определен в число братства Сольбинской пустыни. По увольнении его из Владимирской епархии в Московскую определен в число братства Высокопетровского монастыря 15 января 1838 года, где в монашество пострижен 23 сентября 1839 года. Казначеем определен 31 марта 1843 года, а 22 ноября 1846 года от должности казначейской уволен.

В Сретенский монастырь определен 19 марта 1847 года в возрасте 61 года. Служил, пел на клиросе. С 1851 года – в должности духовника. 19 августа 1852 года по прошению его отпущен Владимирской губернии Юрьевского уезда в село Пиногор для свидания с родными на 1 месяц[57]. Имеет два бронзовых креста: в память войны 1812 года и войны 1853–56 годов. Умер 30 декабря 1864 года.

3. Иеромонах Нафанаил, 1850–1857.

По увольнении из-за слабого здоровья от продолжения наук в семинарии, в 1835 году первоначально был определен в число послушников Новоторжского Борисоглебского монастыря, где в том же году 12 июня посвящен в стихарь; 10 февраля 1840 года перемещен псаломщиком в Тверской Архиерейский дом, где 2 апреля того же года пострижен в монашество, а 21 апреля рукоположен в иеродиакона. В 1842 году по его прошению к уединению перемещен в Нилову пустынь. 12 июня 1843 года поступил в братство Свято-Троицкой Лавры, где исправлял разные монастырские послушания. 23 декабря 1847 года определен в ставропигиальный Симонов монастырь, где 21 марта 1848 года рукоположен в иеромонаха.

10 октября 1850 года по прошению его определен в Сретенский монастырь в возрасте 41 года. Служил, пел на клиросе. За прохождение должности священника при церкви Смирительного и Рабочего домов в Москве 30 июля 1852 года объявлено ему одобрение начальства. В должности ризничего с 1853 по 1854 годы. 18 марта 1855 года по болезни просил об увольнении его на 3 месяца к своему родителю в Тверскую губернию Вышневолоцкого уезда в село Леонтьево как для свидания, так и для поправления здоровья[58], что было ему дозволено 11 апреля 1855 года[59]. 19 июня 1857 года по прошению отпущен в города Киев и Воронеж для богомолья сроком на 4 месяца[60]. 16 декабря 1857 года по прошению, так как «открытый воздух имеет целительное в его хронической болезни действие, и к совершенному поправлению своего здоровья желает здесь и остаться», переведен в число братства Серпуховского Высоцкого монастыря[61].

4. Иеромонах Антиох, 1848–1857.

По исключении из философского класса, 31 марта 1832 года рукоположен в диакона Владимирской губернии Юрьевской округи в село Осовцо. 8 января 1840 года по вдовству и желанию определен в число братства Суздальского Спасо-Ефимиева монастыря, где 20 июня 1843 года пострижен в монашество.

По увольнении его из Владимирской епархии в Московскую, 12 июня 1848 года определен в число братства Сретенского монастыря в возрасте 39 лет. Служил, пел на клиросе. В иеромонаха посвящен 10 декабря 1850 года. 8 января 1857 года по прошению перемещен на больничную вакансию в московский Покровский монастырь[62].

5. Иеромонах Никандр (Соколов), 1853–1872†. Вдовый священник Никанор Соколов.

По окончании в Московской семинарии курса богословских наук по 2-му разряду, 23 февраля 1825 года произведен был в священника Богородского уезда к Воскресенской церкви в Павловском посаде. В 1838 году определен по ведомству духовником. 24 сентября 1841 года за обучение шестерых мальчиков чтению и чистописанию объявлено ему благословение Святейшего Синода.

В число братства Сретенского монастыря определен 27 ноября 1853 года в возрасте 50 лет. Пострижен в монашество 1 октября 1855 года. Служил, пел на клиросе. Духовником братии Сретенского монастыря определен 20 декабря 1862 года. В память войны 1853–1856 годов имеет бронзовый крест. 25 августа 1870 года по болезненному состоянию уволен за штат, жил в Сретенском монастыре на больничной вакансии. Умер 1 февраля 1872 года от водянки в груди, похоронен 4 февраля в Покровском монастыре.

6. Иеромонах Герман, 1827–1853.

Первоначально поступил в число послушников Переславского Никитского монастыря 27 сентября 1823 года.

В Сретенский монастырь определен 15 декабря 1827 года в возрасте 27 лет. В монашество пострижен 15 июня 1830 года. В иеродиакона посвящен 14 сентября 1831 года. В иеромонаха – 5 июня 1832 года. Служил, пел на клиросе. В 1851 году исправлял еще и должность ризничего. С 1852 года находился под запрещением за неповиновение. Указом от 15 мая 1853 года был переведен с запрещением священнослужения в Екатерининскую пустынь[63].

7. Иеромонах Леонтий (Лебедев), 1851–1863†. Вдовый рясофорный диакон Леонид Лебедев.

По исключении из среднего отделения Владимирской семинарии первоначально определен диаконом в село Поздняково 22 августа 1833 года, а 13 ноября 1850 года уволен за штат по слабости здоровья.

В Сретенский монастырь определен 2 марта 1851 года в возрасте 40 лет. Служил, пел на клиросе. В монашество пострижен 30 ноября 1853 года. Посвящен в иеромонаха 24 декабря 1858 года Порфирием, епископом Дмитровским, в домовой церкви преподобного Саввы, что на Саввинском подворье[64]. 12 июня 1859 года отец Леонтий писал объяснительную: «…за болезнью священника, что у Троицы на Капельках, был я приглашен для служения литургии и в приношении Святых Даров; когда произнес “Святая Святым”, стал собирать губкой частицы на дискосе и по нечаянности задел ризой Святую Чашу, от чего она покачнувшись, будучи слишком мала, немного излила на святой антиминс Крови, которую я тотчас собрал в Святую Чашу и антиминс вытер платом, на престоле лежащим…»[65]. Умер 27 апреля 1863 года.

8. Монах Мартиниан, 1816–1863†.

Первоначально был определен в Сретенский монастырь 16 июля 1816 года в возрасте 26 лет. В монашество пострижен 19 октября 1819 года. Пел на клиросе. По слабости зрения был мало способен к послушанию. Умер в 1863 году.

9. Монах Иосиф, 1853–1874?†.

Из мещан. По увольнении от общества определен в Иосифов монастырь 27 ноября 1844 года, где в монашество пострижен 19 сентября 1848 года.

В Сретенский монастырь определен 16 января 1853 года[66] в возрасте 41 года. Исправлял должность расходчика по братской трапезе. С 1868 года – помощник свечника.

Сохранилась опись имущества, оставшегося после смерти монаха Иосифа: икона преподобных Антония, Феодосия, Сергия Радонежского Чудотворца и Иосифа Волоколамского, с хрустальной пред ней лампадкой; диван, 2 стола, 3 стула, угольник и комод дубовый; койка, войлок, подушка перовая и комодец; самовар, чайник, 2 чашки, полоскательная чашка и 2 подсвечника медных; стенные часы; 2 рясы, подрясник, сапоги козловые и другие валенные; белье, одеяло ситцевое, простыня[67].

10. Монах Венедикт (Первенцев), 1850–1854.

Послушник Василий Первенцев. В 1821 году первоначально определен был Жиздринского уезда в село Фоминичи в пономаря. В 1822 году был посвящен в стихарь. 31 марта 1850 года определен в число послушников Георгиевского монастыря.

22 ноября 1850 года в возрасте 41 года определен в Сретенский монастырь. Пел на клиросе. С 1851 года – инок Вениамин. 4 декабря 1853 года пострижен в монашество. Исправлял послушание в должности свечника. 16 июня 1854 года по прошению определен в число братства московского Покровского монастыря[68].

11. Инок Иероним, 1851–1855.

По исключении из низшего отделения Рязанской семинарии без свидетельства, 27 августа 1813 года определен был в село Новопокровское на дьяческое место. А 1 сентября 1814 года посвящен в стихарь, вдов.

В Сретенский монастырь определен 26 марта 1851 года в возрасте 55 лет. Исправлял послушание в должности часовенного, потом был помощником свечника. 17 января 1855 года по прошению его уволен из монастыря и духовного звания для избрания другого рода жизни[69].

12. Послушник Агапий Петров, 1850–1855†.

Из воспитанников Императорского воспитательного дома. В Сретенский монастырь определен 6 мая 1850 года в возрасте 19 лет. Исправлял клиросное послушание. 12 октября 1851 года посвящен во стихарь. Умер 17 августа 1855 года.

13. Послушник Алексей Смирнов, 1852–1854.

Находящийся на послушническом положении Алексей Смирнов. Из духовного чина. По исключении из высшего отделения Звенигородского уездного училища в возрасте 17 лет определен в Сретенский монастырь 21 июля 1852 года на год на испытание. Исправлял чтение и церковное пение. 7 августа 1853 года принят в братство Сретенского монастыря и 29 ноября того же года посвящен в стихарь в домовой церкви преподобного Саввы, что на Саввинском подворье[70]. Исправлял должность пономаря. В 1854 году был уволен «в село во дьячки».

14. Послушник Семен Никифоров, 1853–1854†.

Из вольноотпущенных графа Шереметьева. В Сретенский монастырь в число послушников определен в возрасте 21 года, с надеждою пострижения в монашество 12 июня 1853 года. Исправлял клиросное пение. Умер в 1854 году[71].

15. Инок Палладий (Стефанов), 1852–1858. Послушник Петр Стефанов.

Определен в Сретенский монастырь в возрасте 21 года на испытание 5 февраля 1852 года. Исправлял послушание в должности просфорника. 30 января 1853 года определен послушником Сретенского монастыря. С 1854 года – инок Палладий. Исправлял послушание в должности свечника. 30 января 1858 года по прошению переведен в число братства Можайского Лужецкого монастыря[72].

16. Монах Парфений (Андреев), 1852–1856. Послушник Петр Андреев.

Из крестьян. В Сретенский монастырь определен 9 мая 1852 года. Исправлял чтение и клиросное пение. В монаха пострижен 12 октября 1855 года. 27 августа 1856 года послан в Угрешский монастырь под присмотром «по обнаруженной нетрезвости и за бесчинные поступки»[73]. 29 октября 1856 года было утверждено: «Игумену Сретенского монастыря поставить на вид, что монах Парфений поспешно и без внимательной осмотрительности удостоен им пострижения в монашество, в летах молодых, из крестьянского сословия, после кратковременного искуса от 9 мая 1852 года до 12 октября 1855 года, и затем внушить, чтобы на будущее время, стараясь не умножать число слабых монахов, представлял к пострижению из крестьянского сословия не иначе, как по довольном приготовлении их к монашеской жизни и по тщательном удостоверении в истинности их расположения к строгому монашескому житию»[74].

17. Послушник Михаил Васильев, 1853–1873.

Московской синодальной типографии уволенного переплетчика Василия Герасимова сын. По исключении из высшего отделения Московского Высокопетровского духовного училища, по прошению его родителя 22/31 декабря 1852 года из типографского ведомства из-за слабого здоровья уволен в Московское епархиальное ведомство.

Определен в Сретенский монастырь 6 февраля 1853 года в возрасте 19 лет. Был чтецом. Послушником прожил в монастыре 20 лет.

18. Послушник Илья Лебедев, 1850–1853, 1858–1864.

По исключении из Владимирского духовного уездного училища в Сретенский монастырь определен 10 июня 1850 года в возрасте 18 лет. Исправлял клиросное послушание. 12 октября 1851 года посвящен в стихарь. В московский Покровский монастырь по прошению переведен 9 декабря 1853 года[75], а 11 января 1860 года вновь определен в число послушников Сретенского монастыря. Исключен из монастыря указом от 16 ноября 1864 года.

19. Послушник Иван Смирнов, 1853.

Московской губернии Подольского уезда Николаевской в селе Кленове церкви пономаря Гавриила Ионова сын[76]. По исключении из высшего отделения Московского Перервинского духовного училища по собственному желанию и по прошению его отца, определен в число послушников Сретенского монастыря 31 августа 1853 года в возрасте 20 лет. Исправлял послушание в должности пономаря.

20. Послушник Василий Архангельский, 1853–1854.

Московской губернии Подольского уезда Успенской церкви дьячка Стефана Сергеева сын[77]. По исключении из низшего отделения Московского Перервинского духовного училища по безуспешности в 16 лет был определен в Сретенский монастырь на послушническое положение на год на испытание 31 июля 1853 года. 3 сентября 1854 года был определен в число послушников монастыря[78]. Исправлял послушание пономаря. Указом от 9 апреля 1855 года определен на пономарское место Подольского уезда в село Станиславль(?)[79].

21. Инок Илья (Алексеев), 1854–1859. Послушник Яков Алексеев.

Из московских мещан. По увольнении от общества первоначально определен был Костромской епархии Троицкой Кривоезерской пустыни в число послушников 26 октября 1851 года. А 15 февраля 1854 года в возрасте 23 лет определен в число послушников Сретенского монастыря. В стихарь посвящен епископом Дмитровским Алексием в Георгиевской церкви, что в бывшем Георгиевском монастыре[80] 11сентября 1855 года. Исправлял чтение и клиросное пение. В 1857 году облачен в рясофор. 18 августа 1859 года по прошению был переведен в число братства Николаевского Угрешского монастыря[81].

22. Иеродиакон Парфений (Никаноров), 1854–1869†. Инок Павел.

Из вольноотпущенных графини Паскевич-Еривинской. Первоначально определен был в число братства Николаевского Песношского монастыря 12 сентября 1850 года. В Сретенский монастырь перемещен 29 октября 1854 года в возрасте 33 лет. Исправлял чтение и клиросное пение, был свечником. 25 октября 1859 года разрешено ему было отправиться для поклонения к Гробу Господню в Иерусалим и на Афонскую гору сроком на один год[82]. В монашество пострижен 17 января 1861 года. В стихарь посвящен 23 декабря 1865 года, 25 декабря того же года был рукоположен в иеродиакона. Умер 24 января 1869 года. Похоронен в Покровском монастыре.

23. Иеромонах Феодорит, 1854–1871.

По исключении из Рязанской семинарии принят в братство Спасо-Вифанского монастыря 1 сентября 1840 года, где в монашество пострижен 21 ноября 1843 года, рукоположен в иеродиакона 22 июля 1845 года, а 7 июня 1852 года посвящен в иеромонаха. Переведен по прошению его в число братства Сретенского монастыря 21 января 1854 года в возрасте 41 года. Исправлял должность ризничего и клиросное пение. Утвержден ризничим 14 ноября 1856 года. В должность казначея определен 26 октября 1859 года. Имел бронзовый крест в память войны 1853–1856 годов. Утвержден казначеем 23 декабря 1864 года. Награжден набедренником 9 апреля 1867 года.

24. Священник Василий Ширяев, 1855–1859.

По окончании курса наук в Спасо-Вифанской семинарии с аттестатом 2-го разряда, вытребован был в Полоцкую епархию, где был рукоположен в священника Исидором, епископом Полоцким и Виленским[83], в местечко Якиман к Георгиевской церкви 30 августа 1837 года. Определен заведующим свечной соборной епархиальной лавки 24 ноября 1837 года, эту должность исправлял до 1841 года. 28 апреля 1842 года определен на священническое место к Николаевской церкви в село Орлово. Переведен к Дмитровской градской Преображенской церкви 28 октября 1843 года.

По вдовству и желанию его в возрасте 38 лет определен в число братства Сретенского монастыря указом от 20 апреля 1855 года. Исправлял священнослужение. 8 февраля 1854 года был послан на две недели в Песношский монастырь для увещания к трезвости и испытания в поведении. По делу о притеснениях, делаемых им пономарю Ивановскому в присутствии местного благочинного перед началом богослужения, положил сто поклонов 26 марта 1854 года. 3 августа 1859 года по прошению был переведен в число братства Бобренева монастыря[84].

25. Послушник Александр Боголепов, 1855–1860.

По исключении из низшего отделения Московской семинарии определен был во дьячка Коломенской округи села Ратмири к Богородице-Рождественской церкви. По отрешении от сего места за незнание и неспособность к пению, по его прошению определен в число послушников Сретенского монастыря 5 октября 1855 года в возрасте 23 лет. Исправлял должность звонаря. 26 октября 1859 года по прошению был отпущен для поклонения святым местам, находящимся в Московской епархии, сроком на 2 месяца[85].

26. Иеромонах Филарет, 1856–1869†.

По исключении из высшего отделения Шацкого духовного училища определен в число братства Тамбовской епархии Шацкого Николаевского Чернеева монастыря 15 ноября 1843 года. Посвящен в стихарь в 1844 году. Пострижен в монашество 12 апреля 1853 года, а 28 августа того же года рукоположен во иеродиакона.

В число братства Сретенского монастыря определен 12 января 1856 года в возрасте 34 лет. Исправлял священнослужение и клиросное пение. 28 июля 1861 года посвящен в иеромонаха. Умер 7 марта 1869 года от апоплексии, похоронен в Покровском монастыре.

27. Иеродиакон Аарон (Лаврентьев), 1856–1861†. Послушник Андрей Лаврентьев.

Из московских мещан. По увольнении от общества определен в число послушников Сретенского монастыря 12 января 1856 года в возрасте 53 лет. Исправлял должность свечника. В монашество пострижен 9 марта 1860 года. Во иеродиакона рукоположен 10 августа 1861 года. Умер в 1861 году.

28. Послушник Федор Львов Родионов, 1856†.

Из дворян. Перемышльского помещика, дворянина Льва Иванова Родионова, сын, родился 10 мая 1831 года, холост, имения за ним никакого не состоит, и отцом он в монашеское звание уволен[86]. Обучался в пяти классах Калужской губернской гимназии и уволен по слабому здоровью, согласно прошению отца. Определен в число послушников Сретенского монастыря 17 февраля 1856 года в возрасте 25 лет. Читал и пел на клиросе. Умер в 1856 году.

29. Послушник Александр Антонов Щербинин[87], 1856–1861.

Из тульских мещан. Обучался в доме родителей чтению и письму. По увольнении от общества в число послушников Сретенского монастыря определен 12 ноября 1856 года в возрасте 21 года. Исправлял послушание при монастырской часовне. 6 ноября 1859 года разрешено путешествие в Иерусалим, для поклонения Гробу Господню, и по святым местам Афонской горы сроком на один год[88].

30. Диакон Александр Казанский, 1858–1864.

По исключении из низшего отделения Московской семинарии поступил в митрополичий певческий хор в 1850 году, а 31 мая 1856 года произведен Коломенского уезда к Воскресенской церкви села Волович в диакона.

В число братства Сретенского монастыря по вдовству и желанию определен 28 мая 1858 года в возрасте 27 лет. Исправлял служение и клиросное пение. Переведен в московский Покровский монастырь указом от 9 сентября 1864 года.

31. Иеромонах Антоний (Михайлов), 1858–1873. Послушник Архип Михайлов.

Из крестьян. Определен в число послушников Николаевского Пешношского монастыря 4 октября 1856 года. В число братства Сретенского монастыря определен указом от 20 мая 1858 года в возрасте 29 лет. Исправлял чтение и клиросное пение. В монашество пострижен 17 января 1861 года. В иеродиакона посвящен 26 мая 1863 года. В иеромонаха рукоположен 20 мая 1868 года.

32. Послушник Василий Феодулов, 1858–1859.

Из вольноотпущенных крестьян. По увольнении из крепостного состояния в число послушников Сретенского монастыря определен указом консистории от 13 мая 1858 года в возрасте 31 года. Вследствие прошения его 16 октября 1859 года «уволен в первобытное состояние»[89].

33. Иеродиакон Григорий (Покровский), 1858–1871. Послушник Георгий Покровский.

Сын бывшего дьячка Семена Федорова Бронницкого уезда Воскресенской церкви в селе Воскресенском[90]. По исключении из высшего отделения Николо-Перервинских духовных училищ определен в число послушников Сретенского монастыря указом консистории от 30 января 1858 года в возрасте 18 лет. Исправлял должность пономаря. В стихарь посвящен 3 мая 1859 года Леонидом, епископом Дмитровским. В монашество пострижен 8 марта 1869 года. 13 апреля того же года посвящен в иеродиакона.

В 1872–1880 годы:

1. Монах Иосиф, 1853–1874 (см. выше).

2. Послушник Михаил Васильев, 1853–1873 (см. выше).

3. Иеромонах Антоний (Михайлов), 1858–1873 (см. выше).

4. Иеромонах Сергий, 1870-1873.

Из дворян Черниговской губернии. По увольнении из дворянского сословия определен в число послушников Елецкого Черниговского монастыря 16 мая 1847 года. Посвящен в стихарь 21августа 1848 года. В монашество пострижен в Успенском Черниговском монастыре 20 апреля 1850 года. Рукоположен в иеродиакона 14 мая 1850 года. Из Елецкого перемещен в московский Донской монастырь 6 марта 1851 года. Из Донского в Заиконоспасский – 21 апреля 1852 года. Из Заиконоспасского в Новоспасский переведен 2 сентября 1853 года. Здесь поручена была должность ризничего 13 мая 1854 года. Рукоположен в иеромонаха 20 сентября того же года. По прошению принят в число братства Александро-Невской лавры 6 мая 1857 года. Определен членом Строительного комитета по лаврским хлебным амбарам 28 июля 1858 года. Определен подризничным по лавре 20 ноября 1859 года.

Вследствие указа Святейшего Синода от 15 мая 1859 года, был назначен для разбора в Синодальном архиве церковных вещей, пожертвованных в пользу православных заграничных церквей, а в октябре того же года был командирован для препровождения в лавру и принятия по описи икон, книг и других служебных принадлежностей, находящихся в двух раскольнических молельных – в домах купца Пиккиева и мещанина Дмитриева. Награжден набедренником 28 марта 1860 года. Исправлял должность ризничего с 1 июня по 1 августа 1861 года. За отличное исполнение возложенных на него обязанностей изъявлены ему от лица митрополита признательность и архипастырское благословение 27 февраля 1862 года.

Командирован на пароходо-фрегаты «Рюрик» и «Пересвет» для исправления священнослужения, где с 13 апреля по 15 ноября 1863 года состоял благочинным над священнослужителями военных судов Балтийского флота, за что и получил отличные аттестаты от командиров. Командирован на пароходо-фрегат «Рюрик» для исправления священнослужения 15 апреля 1864 года, откуда и возвратился в том же году. За отлично-усердную и полезную службу награжден наперсным крестом, выдаваемым от Святейшего Синода, 1865 года. Был командирован для священнослужения на пароходо-фрегат «Рюрик», где и пробыл в звании благочинного над священнослужителями Балтийского флота с 12 мая по 5 октября. При возвращении же в лавру от флотского начальства снабжен одобрительным аттестатом 10 октября 1866 года. Был командирован для священнослужения на тот же фрегат 23 апреля 1867 года. За отлично-усердную службу во флоте объявлено благословение Святейшего Синода 4 мая 1867 года. Командирован во флот для священнослужения в апреле месяце, откуда по возвращении в октябре 1868 года снабжен отличным аттестатом.

По распоряжению митрополита 3 октября того же года перемещен в число братства Троицкого Зеленецкого монастыря.

В московский Сретенский монастырь определен по его прошению 7 ноября 1870 года в возрасте 51 года. Имел бронзовый крест в память войны 1853–1856 годов. Исправлял священнослужение и клиросное послушание. Духовником определен 10 февраля 1872 года.

5. Иеромонах Геннадий, 1862–1874.

Из духовного звания. По увольнении из низшего отделения Курской семинарии рукоположен во диакона в село Красное Щигровского уезда 25 февраля 1840 года. По вдовству поступил в число братства Одесского Успенского монастыря 30 мая 1859 года. Пострижен в монашество 22 декабря 1860 года. Рукоположен в иеромонаха 11 марта 1861 года.

В Сретенский монастырь переведен по прошению 30 ноября 1862 года в возрасте 43 лет. Исправлял чредное священнослужение и клиросное послушание.

6. Иеромонах Иона, 1860~1890.

Из духовного чина. По исключении из низшего отделения Мещевского духовного училища определен в число братства Мещевского монастыря 11 марта 1849 года. Пострижен в монашество 1 мая 1855 года. Во иеродиакона посвящен 26 января 1857 года.

В число братства Сретенского монастыря определен 14 марта 1860 года в возрасте 35 лет. Исправлял чредное служение и клиросное пение. В иеромонаха рукоположен 27 августа 1866 года. Исправлял также должность кружечного и головщика. 26 июля 1876 года назначен членом комиссии по постройке монастырских зданий. Награжден набедренником в 1877 году. Указом консистории от 30 декабря 1887 года назначен братским духовником.

7. Иеромонах Нектарий, 1868–1874.

Из мещан. По увольнении от общества определен в Троице-Сергиеву Лавру 11 ноября 1854 года. В монашество пострижен 3 августа 1857 года. В иеродиакона посвящен 17 октября 1867 года. В Сретенский монастырь переведен согласно его прошению 28 мая 1869 года в возрасте 32 лет. Исправлял чредное служение и клиросное послушание. В иеромонаха рукоположен 27 ноября 1870 года. 2 ноября 1874 года выбыл на Перерву.

8. Иеромонах Афанасий, 1873~1890.

Из мещан. Первоначально определен в братство Харьковской Святогорской пустыни 31 марта 1847 года. Переведен Московской епархии в Берлюковскую пустынь 15 ноября 1850 года. Пострижен в монашество 20 ноября 1851 года. Рукоположен в иеродиакона 24 января 1854 года. В иеромонаха – 7 января 1857 года. Утвержден ризничим 5 ноября 1868 года.

Переведен в Златоустов монастырь 15 мая 1873 года, а в Сретенский монастырь – 29 октября того же года в должность казначея в возрасте 53 лет. В 1876 году награжден набедренником. По указу консистории от 19 мая 1876 года назначен духовником сестер московского Алексеевского монастыря[91]. В 1879 году награжден наперсным крестом, выдаваемым от Святейшего Синода. По распоряжению епархиального начальства за отсутствием настоятеля Сретенского монастыря исправлял должность настоятеля с 12 августа 1881 года по 12 сентября того же года, с 1 февраля 1882 года по 1 декабря того же года, с 11 марта 1883 года по 1 мая того же года и с 12 ноября того же года по 24 февраля 1884 года. Указом Консистории от 13 марта 1889 года по болезни уволен от должности казначея.

9. Иеромонах Павел, 1872–1877.

Первоначально из низшего отделения Рязанской духовной семинарии определен был на причетническую должность в село Ново-Паники и посвящен в стихарь 22 октября 1857 года. По вдовству определен по его прошению в Данковский Покровский монастырь 30 июня 1862 года. Переведен в Ряжский Димитриев в 1863 году и обратно в Данковский – в 1866 году, там пострижен в монашество 10 января 1867 года. Рукоположен в иеродиакона 2 апреля того же года. Переведен в Рязанский Спасский монастырь в 1868 году, в Рязанский Ольгов монастырь – 4 октября 1871 года.

В Сретенский – 11 декабря 1872 года в возрасте 34 лет. В иеромонаха посвящен 23 декабря 1873 года. 9 июня 1877 года по прошению был перемещен в Могилевскую епархию для вступления в должность настоятеля Охорского Преображенского монастыря[92].

10. Иеромонах Иоанникий, 1872–1878.

Из крестьян. По увольнении от общества определен в Гуслицкий Спасо-Преображенский общежительный монастырь 9 июня 1866 года. По прошению его переведен в Лужецкий монастырь 9 сентября 1869 года послушником. Пострижен в монашество 18 марта 1871 года. В иеродиакона посвящен 7 сентября 1871 года.

В Сретенский монастырь переведен по прошению 30 мая 1872 года в возрасте 34 лет. Исправлял чреду диаконского служения. Посвящен в иеромонаха 12 июня 1877 года в храме Новоспасского монастыря[93]. По прошению перемещен в Вологодскую епархию 7 июля 1878 года[94].

11. Иеродиакон Аверкий, 1872–1873.

Из крестьян. По увольнении от общества определен в число послушников. В монашество пострижен в московском Богоявленском монастыре 29 января 1861 года. Перемещен в Троицкий монастырь Тверской епархии в 1869 году. Рукоположен в иеродиакона 20 августа 1865 года, перемещен в Симонов монастырь 18 марта 1869 года.

В Сретенский монастырь переведен 30 декабря 1872 года в возрасте 42 лет.

12. Иеродиакон Августин, 1870–1873.

По увольнении из низшего отделения Владимирской семинарии определен в число послушников Троице-Сергиевой Лавры 10 ноября 1851 года. Посвящен в стихарь 14 июня 1853 года. Пострижен в монашество 24 ноября 1857 года. Сделан хозяином лаврской просфорни 30 июня 1860 года, от этой должности уволен 12 января 1861 года. Послан на Троицкое Сухаревское подворье псаломщиком 22 октября 1865 года. Возвращен в лавру 21 октября 1866 года. Сделан помощником будильника 13 апреля 1867 года и, по увольнении от этой должности, состоял в церкви святого праведного Филарета при клиросном послушании и псалтирном чтении.

В Сретенский монастырь определен по прошению его октября 30 дня 1870 года в возрасте 43 лет. 26 ноября того же года посвящен в иеродиакона. Исправлял клиросное послушание и должность трапезного.

13. Монах Илия (Куликов), 1864–1873. Послушник Иван Куликов.

Из мещан. По увольнении от общества определен в число братии Сретенского монастыря 24 августа 1864 года в возрасте 26 лет. Посвящен в стихарь 16 июня 1868 года. В монашество пострижен 8 марта 1869 года. Пономарь.

14. Иеродиакон Серапион, 1873–1879.

Из крестьян. Первоначально определен послушником в Бобренев-Голутвин монастырь 16 августа 1863 года. Переведен в Белопесоцкий монастырь 10 июня 1864 года. В монашество пострижен 9 мая 1867 года. В Сретенский монастырь переведен по прошению 31 июля 1872 года в возрасте 37 лет. В иеродиакона посвящен 1 января 1874 года. В 1875 году по прошению его был отправлен в город Киев для богомолья на 3 месяца[95].

15. Послушник Иван Васильев, 1866–1873.

Из крестьян. При увольнении от общества определен в число братии Сретенского монастыря 29 июля 1866 года в возрасте 54 лет. Был часовенным.

16. Монах Иннокентий (Агапов), 1872–1876. Послушник Иван Агапов.

Из крестьян. По увольнении от общества определен в Лужецкий монастырь 20 февраля 1871 года. В Сретенский монастырь переведен 30 мая 1872 года в возрасте 36 лет, посвящен в стихарь 20 декабря 1872 года. Исполнял клиросное послушание. В монашество пострижен 30 ноября1875 года[96]. 7 сентября 1876 года был перемещен в пустынь Параклита, что при Свято-Троицкой Сергиевой Лавре[97].

17. Иеромонах Герасим (Орлов), 1872~1890. Послушник Георгий Орлов.

По увольнении его из Мещевского духовного училища определен в число послушников Сретенского монастыря 18 октября 1872 года в возрасте 27 лет. Посвящен в стихарь 20 декабря 1872 года. Исполнял клиросное послушание и должность трапезного расходчика. Пострижен в монашество 22 января 1875 года. 6 апреля 1875 года рукоположен в иеродиакона епископом Дмитровским Леонидом в церкви Саввинского подворья[98]. 23 июня 1881 года рукоположен в иеромонаха в монастырской Владимирской церкви[99]. Указом консистории от 13 марта 1889 года назначен ризничим.

18. Иеромонах Никодим (Воскресенский), 1870~1890. Послушник Николай Воскресенский.

По увольнении из Тульского духовного училища определен по прошению в число послушников Сретенского монастыря 11 июля 1870 года в возрасте 22 лет. Исправлял клиросное послушание. Посвящен в стихарь 11 июня 1872 года. Пострижен в монашество 22 января 1875 года. Рукоположен в иеродиакона 20 июля 1875 года Игнатием, епископом Можайским, в Богоявленской церкви Богоявленского монастыря[100]. Исправлял диаконское служение и должность свечника. Рукоположен в иеромонаха 30 октября 1883 года. С апреля месяца 1886 года находился в командировке по морскому ведомству.

19. Иеродиакон Зосима (Бушуев), 1873–1883. Послушник Захар Бушуев.

Определен в Гуслицкий монастырь 19 апреля 1866 года, посвящен в стихарь 2 сентября 1870 года. В Сретенский переведен 30 октября 1873 года в возрасте 24 лет. Исправлял пономарскую должность. В монашество пострижен 30 октября 1878 года[101]. Рукоположен в иеродиакона 21 августа 1883 года.

20. Иеромонах Акакий, 1873–1891†.

Из крестьян. По увольнении из общества определен в Гуслицкий Спасо-Преображенский монастырь 4 декабря 1862 года. В монашество пострижен 29 июня 1864 года. Рукоположен в иеродиакона 20 октября 1865 года, в иеромонаха – 6 мая 1872 года.

В Сретенский монастырь переведен 25 июля 1873 года в возрасте 40 лет. 30 октября того же года утвержден ризничим[102]. По распоряжению епархиального начальства был командирован и. д. священника Военно-временного госпиталя № 73, где находился с 11 мая 1877 года по 3 ноября 1878 года. За труды по исполнению духовных треб в госпитале награжден набедренником 18 октября 1878 года. За усердно-ревностную службу в должности ризничего 5 марта 1885 года получил от Святейшего Синода на грамоте благословение. Уволен по болезни от должности ризничего указом от 6 ноября 1887 года.

Волею Божией скончался в монастыре 24 августа 1891 года от чахотки, был напутствован исповедью и причащением святых Христовых таин, похоронен в Покровском монастыре 27 августа[103]. Имуществу, оставшемуся после смерти, была составлена опись[104]. Денег после него ни наличных и процентными билетами не осталось. На расходы по погребению его пожертвовано неизвестным лицом наличными деньгами 50 руб., которые и были израсходованы на погребение все без остатка[105].

21. Иеродиакон Серапион, 1873–1875.

Из крестьян. Определен в Гуслицкий общежительный монастырь 27 августа 1867 года. Пострижен в монашество 25 декабря 1870 года. Рукоположен в иеродиакона 6 мая 1872 года. По прошению его переведен в Сретенский монастырь 30 октября 1873 года в возрасте 34 лет. В 1875 году перемещен в число братства Александро-Невской лавры[106].

22. Диакон Александр Голубев, 1874.

Из духовного звания. Живущий на испытании.

23. Послушник Федор Скрынников, 1874–1876.

Обучался в причетническом классе Рыльского духовного училища Курской епархии. Определен в Сретенский монастырь 4 июня 1874 года в число послушников в возрасте 24 лет. Исправлял клиросное пение и чтение. По прошению его уволен из монастыря в июне 1876 года[107].

24. Иеродиакон Геннадий (Пастухов), 1875~1890. Послушник Гавриил Пастухов.

Из свободных сельских обывателей. Поступил на службу в Луганский казенный завод 1 января 1860 года из заводских людей Ведомства горного. Был определен в число послушников Брянской Белобережской пустыни Орловской епархии 27 июля 1864 года, но по его прошению 27 апреля 1875 года был уволен из пустыни и из духовного звания, по прошению же его определен в число послушников Сретенского монастыря 4 ноября 1875 года. В стихарь посвящен 17 июня 1877 года Игнатием, епископом Можайским, в Богоявленской церкви Богоявленского монастыря[108]. В монашество пострижен 30 октября 1878 года[109]. Посвящен в иеродиакона Амвросием, епископом Дмитровским, в церкви кафедрального Чудова монастыря[110] 6 сентября 1879 года. Исправлял клиросное послушание и должность расходчика.

25. Иеромонах Самуил (Позднышев), 1877–1883†.

Сын дьячка Тульской епархии, в мире именовался Семеном Яковлевым Позднышевым[111]. Обучался в Тульской духовной семинарии в низшем отделении. По увольнении от гражданской службы в чине коллежского регистратора согласно прошению его определен в число послушников Свято-Троицкой Сергиевой Лавры 26 апреля 1855 года. Посвящен в стихарь 27 мая 1856 года. Пострижен в монашество 3 августа 1857 года. Отправлен в Санкт-Петербург на Троицкое Фонтанное подворье к часовне 10 сентября того же года. Возвращен в лавру 5 мая 1860 года. Рукоположен в иеродиакона 28 сентября 1861 года. Определен келейником при келлии преподобного Сергия 6 июня 1864 года. Отправлен для священнослужения в Санкт-Петербургское Троицкое Фонтанное подворье 20 января 1865 года. По возвращении с подворья определен с чредой священнослужения по 1-му Собору, назначен архивариусом учрежденного Собора 17 января 1866 года. Рукоположен в иеромонаха 14 июня 1870 года. Проходил должность духовника странноприимных лаврских больниц с 10 апреля 1872 года и состоял в чреде священнослужения по 2-му Собору.

Перемещен в Харьковский Архиерейский дом 15 мая 1875 года. Проходил должность эконома Харьковского Архиерейского дома с 15 мая 1875 года по 26 марта 1877 года[112]. Награжден набедренником 25 мая 1875 года.

В Сретенский монастырь переведен 16 декабря 1877 года в возрасте 61 года.

26. Иеромонах Нифонт, 1876–1878.

Из мещан г. Орла[113]. Определен в Малоярославецкий Николаевский монастырь Калужской епархии 9 января 1864 года. Пострижен в монашество 11 января 1870 года. Рукоположен в иеродиакона 21 мая того же года и в иеромонаха 24 августа 1875 года.

В Сретенский монастырь определен по его прошению 10 июня 1876 года. Исправлял священнослужение и клиросное послушание.

Председательница Московского дамского комитета Общества попечения о раненых и больных воинах, сообщавшая, что «при устраиваемом комитетом санитарном поезде необходим священник для исполнения треб при больных; зная как достойного и для сего способного находящегося в московском Сретенском монастыре иеромонаха Нифонта, изъявляющего усердие послужить больным, просила уволить его из монастыря для поступления в их комитет; причем необходимо иметь ему при себе запасные Святые Дары для приобщения больных, а также заявила, что, быть может, некоторые больные из прочих христианских исповеданий пред кончиной пожелают приобщиться святых Христовых таин, то просит снабдить отца Нифонта святым миром для присоединения к Православию желающих»[114]. В 1877 году указом консистории с предписанием настоятелю отцу Виктору снабдить его необходимым облачением и дароносицей был отправлен в комитет. 23 октября 1878 года по прошению был перемещен в братство Свято-Троицкой Сергиевой Лавры[115].

27. Послушник Василий Зобников, 1876–1879.

Из мещан. По увольнении гражданским начальством в монашество определен в число послушников Свято-Троицкой Сергиевой Лавры 15 июня 1875 года. Переведен в Андрониев монастырь 31 октября того же года, а в Сретенский монастырь 4 августа 1876 года в возрасте 37 лет. Исправлял клиросное послушание и был регентом. 19 сентября 1877 года по прошению его уволен в город Киев и в другие места, лежащие на пути к г. Киеву, для богомолья на 4 месяца[116]. По болезни лишился голоса и с 4 ноября 1878 года по 8 февраля 1879 года находился в Московской градской больнице на лечении[117]. 7 марта 1879 года по прошению его был отпущен в Соловецкий монастырь для богомолья на 4 месяца[118]. 3 октября 1879 года был исключен из монастыря и из духовного ведомства по неблагонадежности к монастырской жизни[119].

28. Иеромонах Иоиль, 1878–1888†.

По исключении из низшего отделения духовного училища определен в число послушников Елецкого Троицкого монастыря Орловской епархии 11 июля 1852 года. Посвящен в стихарь 3 февраля 1857 года. Облачен в рясофор 28 февраля 1859 года. Пострижен в монашество 24 июня 1867 года. Рукоположен в иеродиакона 22 января 1868 года. В иеромонаха – 4 мая 1869 года. Определен благочинным монастыря 13 ноября того же года. Награжден набедренником 14 января 1873 года.

В Сретенский монастырь определен 18 сентября 1878 года в возрасте 44 лет. Умер 19 ноября 1888 года.

29. Иеромонах Венедикт, 1878–1879.

Из духовного звания. Получил домашнее образование. Поступил в число послушников Золотниковской пустыни 26 июня 1862 года. Посвящен в стихарь 23 июня 1863 года. Пострижен в монашество 27 июля 1867 года. Рукоположен в иеродиакона 5 января 1868 года и в иеромонаха – 1 октября 1869 года. Перемещен в Переславский Николаевский монастырь 6 февраля 1873 года. В Лукьянову пустынь в должность казначея – в 1874 году и в Введенскую Островскую пустынь Владимирской епархии – 13 ноября 1876 года.

В Сретенский монастырь переведен 26 апреля 1878 года в возрасте 39 лет[120]. По прошению перемещен во Владимирскую епархию 6 июня 1879 года[121] и определен исправляющим должность настоятеля Золотниковской пустыни.

30. Иеромонах Корнилий, 1878–1879†.

Из духовного звания. По исключении из училища определен в число послушников Золотниковской пустыни 31 марта 1861 года. Пострижен в монашество 27 июня 1867 года. Рукоположен в иеродиакона 15 июля 1868 года. В Переславский Николаевский монастырь перемещен 20 марта 1873 года. Рукоположен в иеромонаха 30 октября того же года. Перемещен в Лукьянову пустынь 16 марта 1876 года и затем в Введенскую Островскую пустынь 10 декабря того же года.

В Сретенский монастырь определен 12 июля 1878 года[122] в возрасте 38 лет. Умер 14 мая 1879 года в московской Мариинской больнице[123].

31. Иеромонах Иннокентий (Кислых), 1879–1880.

Из крестьян Елецкого уезда. В миру именовался Иван Кислых[124], холост. Определен в число послушников Задонского Богородицкого монастыря Воронежской епархии 12 мая 1866 года. Облачен в рясофор 29 июня того же года. Пострижен в монашество 28 февраля 1870 года. Рукоположен в иеродиакона 19 августа того же года. Рукоположен в иеромонаха 31 мая 1878 года.

В Сретенский монастырь переведен 6 сентября 1879 года в возрасте 41 года. Исправлял священнослужение и клиросное послушание.

32. Иеромонах Тихон (Троицкий), 1880~1890. Послушник Константин Троицкий.

Из духовного звания, сын диакона. Холост. По увольнении из высшего отделения Заиконоспасского духовного училища поступил в Московскую Сенатскую типографию батырщиком 11 января 1858 года. За упразднением типографии оставлен за штатом 1 мая 1869 года.

По прошению определен в число братии Сретенского монастыря, вследствие указа из консистории от 31 декабря 1879 года, в возрасте 53 лет. Проходил должность просфорника. В монашество пострижен 13 августа 1885 года, рукоположен в иеродиакона 26 сентября 1886 года. Рукоположен в иеромонаха 1 февраля 1887 года. Исправлял священнослужение и должность свечника.

Кончина архимандрита Виктора (июль 1889 г.[125])

К 1880 году отец Виктор по расстроенному здоровью был уволен на покой и поселился в Донском монастыре, в пользу которого в разное время пожертвовал более 30 тысяч рублей[126].

Будучи на покое, в 1882 году пожертвовал митру и 500 руб. в Лужецкий монастырь на вечное поминовение[127].

Архимандрит Виктор скончался на 91-м году жизни. Отпевание и погребение его было совершено в Донском монастыре 17 июля 1889 года[128].

Заупокойную литургию и отпевание почившего совершал в главном монастырском соборе специально прибывший для этого из Петербурга член Святейшего Синода, управляющий Донским ставропигиальным монастырем, преосвященный епископ Герман с настоятелем Златоустова монастыря архимандритом Афанасием, местным наместником, архимандритом Ипполитом и несколькими иеромонахами, при пении хора синодальных певчих. Похоронен архимандрит Виктор у северо-западного угла левого Феодоровского придела теплой монастырской церкви[129].

За два срока своего пребывания в Сретенском монастыре сперва строителем, потом в должности настоятеля – в общей сложности около 15 лет – архимандрит Виктор произвел в монастыре огромное количество переделок, починок, построек и перестроек. Он вновь отделал и украсил монастырские церкви, возвел на монастырской земле громадный дом, приносящий обители значительный доход[130]. Вновь, вместо старого, построил каменный двухэтажный корпус для помещения в нем 16 келий[131] и многое-многое другое.

Помимо всего прочего, в свою бытность в Сретенском монастыре отец Виктор жертвовал в различные комитеты и на различные нужды много средств. Вот лишь некоторые из них:

– 175 руб. из своей собственности на починку ризы соборной церкви на местной Владимирской иконе Божией Матери в декабре 1853 года[132];

– в Совет Православного Миссионерского общества 2 января 1875 года – 82 руб. 40 коп. кружечного сбора за 1874 год на распространение Православия между язычниками[133];

– 300 руб. в правление московского Заиконоспасского духовного училища в разные годы[134];

– 100 руб. в Совет братства святой равноапостольной Марии 8 мая 1875 года[135];

– 50 руб. в пользу черногорцев в московский кафедральный Чудов монастырь 4 ноября 1876 года[136];

– в пользу раненых больных воинов – 300 руб. сер. 15 декабря 1877 года[137];

– 11 января 1879 года – 1000 руб. в Православное Миссионерское общество[138].

Алла Осипова

30 января 2014 г.

[1] См.: Дионисий (Виноградов), архимандрит. Список настоятелей Можайского Лужецкого второклассного монастыря с 1408 по 1892 год. М., 1892. С. 167. По другим источникам – Андреев (см., например, ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 270).

[2] Год рождения вычислен исходя из года смерти (см.: Московский листок. 1889. № 198. 18 июля. С. 2).

[3] Московский листок. 1889. № 198. 18 июля. С. 2.

[4] Там же.

[5] Летопись Вифанского монастыря // http://vifansky-monastir.ru/node/358.

[6] Центральный исторический архив г. Москвы (далее – ЦИАМ). Ф. 1184. Оп. 1. Д. 270. Л. 208–211.

[7] Там же.

[8] http://blagoslovenie.su/index.php?option=com_content&task=view&id=66.

[9] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 9. Л. 279.

[10] Там же. Л. 280.

[11] Там же. Л. 298, 305, 309.

[12] Там же.

[13] Там же. Л. 327.

[14] Там же. Л. 356.

[15] Там же. Л. 430.

[16] Там же. Л. 612.

[17] Там же. Л. 710.

[18] Там же. Л. 713, 739–740.

[19] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 71.

[20] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 9. Л. 844.

[21] Там же. Л. 853.

[22] Там же. Л. 856–892.

[23] Там же. Л. 943.

[24] Там же. Л. 1011.

[25] По этой описи настоятели принимали монастырь до 1890 года.

[26] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 310. Л. 20; Ф. 203. Оп. 746. Д. 2459. Л. 2.

[27] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 310. Л. 20–22.

[28] Там же. Л. 23–23 об.

[29] Там же. Л. 26–27 об.

[30] Там же. Л. 29.

[31] Там же. Л. 33–33 об.

[32] Там же. Л. 35–41 об.

[33] Там же. Л. 43–45.

[34] Там же. Л. 89 об.

[35] Там же. Л. 149–151.

[36] Дионисий (Виноградов), архимандрит. Список настоятелей Можайского Лужецкого второклассного монастыря с 1408 по 1892 год. С. 167–170.

[37] Там же.

[38] Московский листок. 1889. № 198. 18 июля. С. 2.

[39] http://luzh-mon.ru/history/monastir.php.

[40] Там же.

[41] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 53.

[42] Там же. Л. 68.

[43] Русские ведомости. 1876. № 2. 3 января.

[44] Русские ведомости. 1876. № 3. 4 января.

[45] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 72.

[46] Там же. Л. 94.

[47] Московские церковные ведомости. Официальный отдел. 1880. № 13. 11 мая. С. 1.

[48] Ин. 13: 35.

[49] Московские епархиальные ведомости. 1879. № 31. 26 июня.

[50] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 220–221.

[51] Там же. Д. 310. Л. 140: Указ из МДК от 21 августа 1881 года за № 4947 о том, что «с настоящего года праздновать и крестный ход совершать в день Сретения иконы Божией Матери, именуемой Владимирской, 26 августа, но не 27 августа, как совершалось прежде».

[52] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 239.

[53] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 14. Л. 46–55.

[54] См.: ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 270, 271: Ведомости о монашествующих за 1848–1889 гг.

[55] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 9. Л. 1047, 1075.

[56] Там же. Л. 1081.

[57] Там же. Л. 156.

[58] Там же. Л. 478.

[59] Там же. Л. 480.

[60] Там же. Л. 834.

[61] Там же. Л. 920, 921.

[62] Там же. Л. 818.

[63] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 9. Л. 227.

[64] Там же. Л. 980.

[65] Там же. Л. 1031, 1032.

[66] Там же. Л. 211.

[67] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 310. Л. 178.

[68] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 9. Л. 361.

[69] Там же. Л. 431.

[70] Там же. Л. 307.

[71] Там же. Л. 325.

[72] Там же. Л. 928.

[73] Там же. Л. 761.

[74] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 9. Л. 794.

[75] Там же. Л. 308.

[76] Там же. Л. 269.

[77] Там же. Л. 251.

[78] Там же. Л. 404.

[79] Там же. Л. 483.

[80] Там же. Л. 650.

[81] Там же. Л. 1048.

[82] Там же. Л. 1094.

[83] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 9. Л. 490.

[84] Там же. Л. 1046.

[85] Там же. Л. 1089.

[86] Там же. Л. 708.

[87] Там же. Л. 796, 799.

[88] Там же. Л. 1101.

[89] Там же. Л. 1080.

[90] Там же. Л. 929.

[91] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 59.

[92] Там же. Л. 105, 119.

[93] Там же. Л. 111.

[94] Там же. Л. 161, 184

[95] Там же. Л. 6.

[96] Там же. Л. 45.

[97] Там же. Л. 69, 77.

[98] Там же. Л. 22.

[99] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 14. Л. 64–65.

[100] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 33.

[101] Там же. Л. 185.

[102] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 14. Л. 39.

[103] Там же. Л. 182.

[104] Там же. Л. 183.

[105] Там же. Л. 182.

[106] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 24, 34.

[107] Там же. Л. 57, 62.

[108] Там же. Л. 113.

[109] Там же. Л. 185.

[110] Там же. Л. 241.

[111] Там же. Л. 134.

[112] Там же. Л. 137.

[113] Там же. Л. 67.

[114] Там же. Л. 104.

[115] Там же. Л. 187, 191.

[116] Там же. Л. 122.

[117] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 150, 165, 235.

[118] Там же. Л. 199.

[119] Там же. Л. 243.

[120] Там же. Л. 148.

[121] Там же. Л. 212, 222, 226.

[122] Там же. Л. 166.

[123] Там же. Л. 204.

[124] Там же. Л. 237.

[125] Точная дата смерти не известна.

[126] Московский листок. 1889. № 198. 18 июля. С. 2.

[127] Дионисий (Виноградов), архимандрит. Список настоятелей Можайского Лужецкого второклассного монастыря с 1408 по 1892 год. С. 169.

[128] Московский листок. 1889. № 198. 18 июля. С. 2.

[129] Там же.

[130] Там же.

[131] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 239. Л. 7–56.

[132] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 9. Л. 317.

[133] ЦИАМ. Ф. 1184. Оп. 1. Д. 15. Л. 4.

[134] Там же. Л. 12, 32, 66, 114.

[135] Там же. Л. 23.

[136] Там же. Л. 86.

[137] Там же. Л. 133.

[138] Там же. Л. 195.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Донесите Наполеону, что под рукою палача буду молиться об Александре» «Донесите Наполеону, что под рукою палача буду молиться об Александре»
Сретенский монастырь в войне 1812 года
Иеромонах Иоанн (Лудищев)
Священник Сретенского монастыря, верный своему Государю и правилам совести, во всех молитвах возносил имя Александра. Бонапарт, узнав о сем, послал к нему грозный приказ исключить сие имя из церковных молитв и впредь упоминать в них Наполеона.
Московский Сретенский монастырь в период настоятельства архимандрита Димитрия (Ключарева): 1891–1904 гг. Московский Сретенский монастырь в период настоятельства архимандрита Димитрия (Ключарева): 1891–1904 гг.
А.И. Осипова
В работе представлен материал о деятельности настоятеля Сретенского монастыря на рубеже XIX–XX веков и облике обители того времени. Публикуются послужные списки братии монастыря. Сообщаются подробности подготовки и проведения главных церковных торжеств обители. Обобщение опубликованных источников и литературы по данной теме дополнено изложением обнаруженных архивных сведений, вводимых в научный оборот.
Иеромонах Феофилакт – строитель Сретенского монастыря (1806–1815) и Отечественная война 1812 года Иеромонах Феофилакт – строитель Сретенского монастыря (1806–1815) и Отечественная война 1812 года
Иеромонах Иоанн (Лудищев)
Иеромонах Феофилакт происходил из московских мещан. Он был пострижен в монашество в Николаевском Пешношском монастыре 21 апреля 1801 года. В том же году рукоположен во иеродиакона, а 21 апреля 1802 года – в иеромонаха. В январе 1806 года определен в Сретенский монастырь строителем. На годы управления строителя Феофилакта Сретенским монастырем пришлось тяжелое время Отечественной войны.
Комментарии
Светлана 1 февраля 2014, 11:35
Спасибо автору за столь подробное интересное исследование жизни Сретенского монастыря второй половины 19 века, его настоятеля и насельников.
Ксения Мерещенкова30 января 2014, 16:33
Слава Тебе Господи Слава Тебе!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×