Если бы не отец Алипий, не было бы ни нашего монастыря, ни старчества

Памяти архимандрита Алипия (Воронова; 28.07.1914–†12.03.1975)

В этот день родился и спустя 45 лет в этот же день стал наместником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов) – Великий наместник. У него в жизни много таких дат-совпадений: например, день, когда он решится, оставив мир, поступить в монастырь, спустя 25 лет станет днем его призыва Господом в обители вечные.

Архимандрита Алипия вспоминают наместник и гости Псково-Печерского монастыря.

Архимандрит Алипий (Воронов) Архимандрит Алипий (Воронов)

Единственный, кто смог противостоять этому страшному напору
со стороны безбожных властей

Митрополит Псковский и Порховский Тихон:

– Специально к нам в обитель приехали люди, обладающие бесценным сокровищем памяти о человеке, без которого не было бы сейчас нашего монастыря, – мы все это прекрасно осознаем. Этот человек – архимандрит Алипий (Воронов). В прошлом году мы отмечали 60-летие со дня начала его игуменства, длилось оно чуть более 15 с половиной лет. Но что это были за годы и что они значили для обители и Русской Православной Церкви?

В конце 1950-х, начале 1960-х годов по стране шла повальная ликвидация монастырей и храмов

В конце 1950-х, начале 1960-х годов по стране шла повальная ликвидация монастырей и храмов. Подписывали эти решение о закрытии святынь сами же епископы и наместники – такова была сила давления на них. Я вспоминаю историю жизни архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого). Он провел 11 лет в лагерях. Принципиальнейший человек! И тот был вынужден подписывать указы о закрытии храмов в Крыму…

А отец Алипий весь этот натиск выдержал! Это был, наверное, единственный из архиереев и священников Русской Православной Церкви тех лет, кто смог противостоять тогда этому страшному напору со стороны безбожных властей.

Если бы в 1961-м году он подписал этот указ, не было бы нашего монастыря. Подписал бы его, как все… Тут же устроили бы в монастыре склады, производственные базы. В Михайловском соборе очень удобно было бы разместить авторемонтную мастерскую, как это было во множестве храмов такого объема. В пещерах – прекрасное место для овощехранилища. Все эти мощи, останки – «как всё это негигиенично!» Их следовало бы вынести оттуда. Издали бы распоряжение о вывозе и последующей санации пещер, после санитарной обработки которых их можно было бы уже использовать в «нормальных сельскохозяйственных» или каких-то иных правильных советских целях.

Митрополит Псковский и Порховский Тихон Митрополит Псковский и Порховский Тихон

Не было бы никакого старчества. Ни отца Иоанна (Крестьянкина), ни отца Серафима (Розенберга), ни отца Адриана (Кирсанова), ни многих других. Монастырь бы был упразднен, и нас бы всех не было здесь сейчас.

Отец Алипий восстанавливал обитель тогда, когда она, как вся в то время Русская Православная Церковь, не имела даже статуса юридического лица. Как это вообще можно было всё закупать для всеобъемлющей реставрации, когда частному лицу в таких объемах ничего в принципе не продавалось? Больше того, у самого отца Алипия даже не было регистрации, только и исключительно при наличии которой священник при советской власти имел право служить. А он служил! Восстанавливал обитель. Братию, вопреки всем лимитам, собирал. Проповедовал. С людьми общался…

Ради благодарности к этому великому, без всякого преувеличения, человеку мы все в этой спасенной им обители собрались, чтобы почтить его память, прежде всего, молитвой. И получаем эту драгоценную возможность – услышать из первых уст (а читателям Православие.Ru впервые прочитать) эти воспоминания о Великом наместнике.

«Не увидит смерти вовек» (Ин. 8, 51):
странные случай и предсказание на войне

Митрополит Новгородский и Старорусский Лев:

– В первый раз я приехал в обитель в 1961-м году. Мне было 15 лет. Отец – священник. Накал антирелигиозной компании был тогда таков, что его просто сделали инвалидом, – папу разбил инсульт, а врачу запрещали к нему прийти. Так он и лежал дома, в таком беспомощном состоянии…

Одна из его прихожанок (потом она приняла постриг с именем Мария) тут же к моей маме обратилась:

– Матушка, хорошо бы, чтобы Коля (мое имя до пострига) съездил в Печоры. Помолился. Поди, и батюшке стало бы лучше.

Сама эта прихожанка часто бывала в Псково-Печерском монастыре. А я с ней впервые тогда сюда и приехал. Остановился где-то в городе. Никто не знал, что я сын священника, такое тогда старались не афишировать.

Утром следующего дня мы пришли в обитель. Помолись, приложились к святыням. Опять ушли в город. Вдруг матушка Мария ни с того ни с сего спохватывается:

– Пойдем обратно в монастырь!

Митрополит Новгородский и Старорусский Лев Митрополит Новгородский и Старорусский Лев

Я не знаю, что произошло (она никогда мне не рассказывала, а я и не посмел поинтересоваться), но как только мы быстрым шагом спустились по Кровавой дорожке, у колодца увидели архимандрита Алипия… Он ее знал.

– А это кто такой? – кивает на меня. А он иногда был резким.

– Это сын батюшки, – отвечает, – У них горе в семье… – и рассказала.

– Нечего ему тут делать, в городе, – распоряжается, – поселяем его в монастырь.

Так я, приехав на один день, остался на всё лето. И потом уже все свои каникулы проводил здесь. Тут еще тогда были валаамские старцы – иеросхимонах Михаил (Питкевич), но он был в затворе; схимонах Николай (Монахов), он тоже уже был лежачим, ослепшим; схиигумен Лука (Земсков); был уже в монастыре тогда и схиигумен Савва (Остапенко).

Паломники целый день толпились у калиточки небольшого домика, где жили валаамские старцы, чтобы хоть как-то увидеть их, пообщаться. Отец Лука (я его застал) еще выходил.

Стоило отцу Савве или кому-то еще из отцов в клобуке и мантии появиться, тут же со всех сторон налетали: «Батюшка, благословите!», «Благословите!», «Ой, благословите, батюшка!»

Разместив в монастыре, меня вскоре определили на послушания. Они были разные. По большей части по линии отца Иринея (Пономарёва): на скотный двор, сено убирать, на огороде возиться, коров пасти, на кухне помогать, в просфорне и т.д.

В будни отца Алипия я не видел. А на всенощной под воскресенье и на самой воскресной литургии он служил. Это незабываемые богослужения.

А то гуляю как-то на Святой горке. Смотрю, на нее люди так весело, гуськом друг за другом пробираются, намеренно выдерживая расстояние, чтобы как бы по одному, выходило, просто так прогуливаются… «Что это, – думаю, – они?» Подхожу, а они в такую кучку собрались и явно ждут чего-то…

И тут – появляется отец Алипий!

Он сюда попозже выходил помолиться. Народ прознал и стал пользоваться этим. Тогда же никакой проповеди толком сказать нельзя было. Только начни что-нибудь доходчивое и по делу говорить, сразу же всё это пресекалось. Вот люди и изыскивали способы пообщаться с духовенством.

Вопросов отцу Алипию практически не задавали, он сам на всё отвечал. «Вот об этом я долго думала…», – только и приходилось слышать потом, когда, изумленные и насыщенные его речью, все расходились. Возможно, он и сам не знал, как это у него получается. Почему его слова так ловко развязывают узлы чьих-то недоумений и противоречий. Это при том, что это были самые что ни на есть простые беседы о том о сем. Иногда в более узком кругу он рассказывал истории из своей военной жизни.

Я специально сверился с тем, что уже опубликовано, и вот этих слышанных мною от него эпизодов я нигде не нашел.

Возможно, он и сам не знал, почему его слова развязывают узлы чьих-то недоумений и противоречий

Шли они с другом по полям-дорогам войны, а перед тем, как разминуться, договорились: если что с кем случится, другому сообщить.

Отца Алипия до пострига Иван звали. Забирается он уже поздно вечером в палатку (бойцы в палатках зимовали). Упал от усталости у натяжной стенки. Вдруг голос…

– Я умер.

Через четыре дня и по почте известие о смерти друга пришло...

Или как-то стоял их полк расквартированным. А Ивану хозяйка довольно строгих правил досталась, как-то само собой разумелось: никаких тебе посиделок с сослуживцами. А тут сама ему возьми да и предложи:

– Хочешь, позови ребят. Я вам пирогов испеку.

Посидели они, а как расходиться, вдруг спрашивает их эта женщина:

– Хотите, я вам каждому скажу, что кого ждет?

– Давай, – соглашаются, разомлевшие после застолья.

«Ты умрешь на коленях возлюбленной, – сказала одному. – Ты застрелишься, – другому. – Ты войну переживешь…» – сказала будущему отцу Алипию – и замолчала...

– А Ивану-то чего?

Странно как-то: их-то каждого до конца довела, о смерти сказала, а ему?..

Она так посмотрела-посмотрела:

– А тебя ждет Невеста Неневестная.

Потом один был ранен в голову. Врач нашлась, которая за ним очень внимательно ухаживала, он и умер у нее на коленях.

Второй, попав в окружение, застрелился. Смог как-то передать документы, чтобы они немцам в руки не попали, так и стало известно о его кончине.

Он сохранил этот источник «воды живой» (Ин. 4, 10), возводящий смертных к жизни вечной

Война выиграна. Открылась Троице-Сергиева лавра. Иван Воронов стал работать там реставратором.

– Прошло много времени, – рассказывал он нам, – я уже забыл о том случае. Созрел для монашества. И когда запели слова кондака: «Радуйся, Невеста Неневестная…» – вспомнил! Вот про что мне говорили!

Отец Алипий – это человек, который прошел путь от неверия к Богу и дошел до этого великого монастыря, где совершил свое эпохальное служение. Он сохранил этот источник «воды живой» (Ин. 4, 10), возводящий смертных к жизни вечной.

Если наместник сказал, все стремились исполнить

Митрополит Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн:

– Посетив однажды Псково-Печерскую обитель и вкусив ту сладость, которая здесь пребывает, ты уже всем сердцем и всею душою ощущаешь: дальше жить не сможешь без этого монастыря.

Архимандрит Алипий в этом мире розни и непрочных связей собрал ту братию, которая стала единой семьей здесь, на земле, и, как святые отцы учат, – в вечности. Как же та любовь, что явлена тут старцами, посреди братии да между наместником и теми, кого Господь сподобил сюда приезжать, нас всегда поражала!

Сейчас, взирая на братию, посещая обитель, я, к сожалению, из года в год замечаю, как теряется то братолюбие, которое сюда так влекло паломников и просто тех, кто, может быть, еще только искал Христа. И находил Его, хотя бы раз побывав здесь на монашеском постриге! Архимандрит Алипий совершал его в Успенском соборе. Когда он, отец Дамаскин (Сахнюк), иеродиакон Сергий (Шаловский) пели «Обьятия Отча», весь народ плакал. После пострига отец Алипий всегда обращался со словом к братии. Помню, после пострига одного схимника он сказал:

Митрополит Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн Митрополит Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн

– Милый брат! Ты умер для мира и родился для вечности. Ты приблизился к Пречистой, и будь Ее верным чадом. Своей жизнью в послушании Ей в лице игумена покажи, что ты тот, кто сегодня уже вступил в жизнь будущего века, под Ее Божественный Покров.

Мы тогда еще были мальчиками, нам было по 8–9 лет. Многие наверняка слышали в записях или читали проповеди отца Алипия. Слог его всегда был прост и легок, так что даже мы, дети, внимали и понимали всё.

Если наместник сказал, все стремились исполнить.

Сретение Господне. 1960-е годы. В Сретенском храме отец Алипий нам сообщил:

– Сегодня каждый из вас встретился со Христом. Вы пришли в обитель, откройте свое сердце для Богомладенца. Пускай Он Сам управит ваши жизни. Жизнь ваша вам не принадлежит, она принадлежит Тому, Кто о вас печется, Кто извлек вас из суеты греховного мира. Берегите Христа в сердце вашем! Не изгоняйте Его непослушанием. Он – источник Жизни и бессмертия.

Или вот однажды зимою, когда все собрались в трапезной, отец Алипий, по традиции, после трапезы обратился к братии (это было где-то в 1970-е годы, я уже был насельником монастыря):

– Братия, миленькие, мы сейчас каждый должны не только свою душу погреть, но и свое тело. Сегодня привозят дрова, прошу вас всех выйти на двор.

Сейчас мы все, без исключения, теряем то, что нас соединяет со Христом, – братолюбие

Представляете: и схимнички, и иеромонахи, и послушники – все, как один, собрались. Кто дрова колет, другие их передают, третьи складывают. Старчики, кто послабее, хотя бы по одному поленцу берут и несут в свои келлии. (Тогда в каждой келлии печка была).

Но как же это всё могло сплотить всех! Как же тогда братия общались между собою! Мы-то, молодые, всё знать хотим, понимать, – а они как детки! Старики общались так, что со стороны посмотришь: будто в детском садике!

Только теперь мы осознаем, ЧТО они имели. Любовь ко Христу – и являли ее в общении между собой.

Сейчас мы все, без исключения, теряем то, что нас соединяет со Христом, – братолюбие. Мне хочется всем, и прежде всего себе, пожелать, чтобы то, что собирали по крупицам наши старчики во главе с архимандритом Алипием и в нас с вами вкладывали, научая, наставляя, оставляя нам в своих словах, которые и сейчас можно услышать в записях или прочесть в издаваемых обителью книгах, – чтобы все это приносило в нашей жизни хотя бы маленькие плоды любви.

Будем учиться у него смелости, юмору, открытости и любви

Протоиерей Николай Соколов, настоятель храма Святителя Николая в Толмачах при Третьяковской галерее:

– Я впервые оказался в Псково-Печерском монастыре тогда, когда здесь уже поселился отец Иоанн (Крестьянкин). Мой отец, протоиерей Владимир, одно время служил вместе с батюшкой в подмосковном Гребнево. Когда папа с мамой узнали, что отец Иоанн тут, сердце у них загорелось, мы засобирались. По домашним разговорам я тогда во время сборов, кстати, понял, что отец знал и архимандрита Алипия еще по войне. Родители экипировали нашу машину «Победа», взяли с собой меня, подростка, и совсем еще крохотного Федюшу, и так мы все отправились в Печоры.

Впервые Великого наместника я увидел на том самом балкончике, на который он выходил поговорить с народом. Это всё происходило уже более полувека назад. Сам-то я и не думал, что мне придется что-нибудь рассказывать про него, иначе я бы все записал тогда еще, по горячим следам.

Протоиерей Николай Соколов Протоиерей Николай Соколов

Мои приезды в монастырь все-таки были более-менее редки: при отце Алипии я здесь был 10–15 раз, иногда жил по месяцу, порою по 2–3 дня.

После общения с отцом Алипием у меня в сердце остался образ: это воин Христов, боец на фронте, в том числе миссионерского служения, к которому призван в той или иной мере каждый христианин. У него ни перед кем не было страха, боялся одного Бога. И не столько боялся, сколько уже любил. Поэтому всё, что ни делал, – во всю силу. Что ни говорил, желая донести до всех, – то от всего своего горячего христианского сердца.

Сказанное слово, кстати, всегда исполнял.

У него ни перед кем не было страха, боялся одного Бога. И не столько боялся, сколько любил

Я вот смотрю на современную братию: идет монах по монастырю, глаза в землю, чтобы никого не видеть, сам в себе. «Келлия – гроб, дверью хлоп, сижу спасаюсь, ни с кем не знаюсь», – как шутил один батюшка. Бывает такое у монахов. Но наш христианский долг – еще и открывать себя людям. Разве не для того идут в монастыри, чтобы, создавая монашеские семьи-общины, прославлять Бога так, чтобы люди, увидев, сами славили Христа и шли в обители?

Отец Алипий каждого замечал. Это надо еще уметь – увидеть человека так, чтобы не отвергнуть его, какой бы он ни был. Помню, мы беседуем с отцом Алипием, стоящим на балкончике, а он заприметил, что солдаты идут.

– Ребята пришли! – обрадовался он. – Ну, что, пришли-то в храм? Не бойтесь меня. Я тут ничего не отрежу вам. Всё хорошо будет у вас.

Они смеются. А он этот юмор пускал в ход, чтобы снять барьер, а потом превращал эти легонькие прибаутки в такие нравоучения, что невозможно уже было не ощутить за ними великой силы Божией благодати.

Сегодня мы должны учиться этой смелости, юмору, открытости, любви – он и сам всё это имел и прививал всем, кто с ним общался.

Были случаи, когда и мы его осуждали. Окружение у него было сложное. Но за всеми нападками потом тут же появлялась милая улыбка отца Алипия. Приходит, кладет скуфью:

– Ничего, всё хорошо.

Он по натуре был художник – возможно, это сложно было кому-то из монастырских завсегдатаев понять. Вот, например, рассказывал:

– Был я на развалах в Таллине. Приобрел там два антикварных стола. А потом смотрю: в углу на куче хлама ваза лежит, расколотая такая. Присмотрелся: настоящий янтарь! Спрашиваю о ней, а мне так нехотя: «Да мы хотели эту вазу перепилить, сделать из нее массу поделок. У нас есть еще вторая, тоже не очень хорошая». Показывают вторую… И я понимаю, что это шедевры янтарной работы!

Каким-то образом он сторговался, привез эти вазы в обитель. Это было году в 1963–1964-м. Сегодня они украшают кабинет владыки Тихона.

Вообще он был собиратель. Но не только как антиквар. Он умел собирать урожай духовной жизни. Вот это и нам надо уметь! Жить не для себя, а для других. Не себя спасать. Господь Сам знает, кто на что уготован. Помню, отец Алипий мне сказал:

– Вот, если хоть одну слезу в жизни утрешь, Господь тебя за это наградит.

Если хоть одну слезу в жизни утрешь, Господь тебя за это наградит

Как-то мы приехали в обитель. Мне уже было лет 15–16. Так как отец Алипий хорошо знал нашу семью, он иногда нам уделял час-полтора времени. Сидим, помню, у него за столом, он нам даже по рюмочке налил.

– Ребята, – неожиданно оживляется он, – оставайтесь здесь сегодня ночевать. Я сам вас положу сейчас: кого где.

Меня определил в гостиной, на диванчике:

– Вот, ложись сюда. Ты будешь, смотри, где – под Айвазовским лежать! Ты знаешь, это какой художник? С тобой будет…

Я тогда, разумеется, и не догадывался, что буду служить в Третьяковской галерее…

А брата, тогда еще Серафима, отсылает:

– А ты иди в келлию, там будешь спать.

Он потом стал монахом Сергием, после епископом. Уже преставился – Царствие Небесное!

Наутро я просыпаюсь, смотрю: рядом со мной предусмотрительно бутылочка «Боржоми» поставлена и крест лежит, золотой, на цепочке. «Кто-то оставил, что ли?..» – пытаюсь сообразить. Как вдруг входит отец Алипий и точно отвечает на мои мысли:

– Коля, этот крест – тебе!

– Отец Алипий, как? – держу его на вытянутой ладони.

– Нет, возьми, ты еще приедешь сюда и будешь меня вспоминать…

(Когда отец Николай делился с братией обители воспоминаниями, он всем показал этот крест, с которым с тех пор не расстается).

Имейте, главное, любовь между собою

Архимандрит Иосиф (Пальчиков), духовник Свято-Димитриевского Троекуровского Иларионовского женского монастыря, Елецкая епархия:

– В Псково-Печерскую обитель я пришел в 1966-м году. Власти тогда установили строгий лимит: не более 40 человек братии. Тем более запрещался прием молодежи. Но мудрый отец наместник, несмотря на все козни властей, принимал нас и принимал… Мне вообще было 15 лет. Даже паспорта не было. Он меня в трудники определил.

– Я, – говорит, – сейчас еще подумаю.

Это, мол, искус у тебя будет. Длился он до тех пор, пока через год он меня паспорт получать не отправил. Тогда уже рабочим оформил. Правда, прописываться нам, молодым, все равно надо было где-то в городе. В монастыре я числился сторожем. Но выполнял и монастырские послушания: иподиаконствовал у заштатных владык Андрея (Сухенко) и Феодора (Текучёва), потом был посошником и у отца наместника.

Часто после трапезы отец Алипий обращался с нравоучениями ко всей братии. Поверх всех лимитов, нас было уже 100 человек… И все мы были разные!

– Не забывайте, главное, – наставлял он, – имейте любовь между собою.

Архимандрит Иосиф (Пальчиков) Архимандрит Иосиф (Пальчиков)

Все, естественно, оступались, особенно молодые. Но он всегда имел снисхождение, особенно к нам, молодым.

Я жил два года под его покоями, рядом с тремя схимниками, иеромонахом, иеродиаконом, послушниками. Каждый вечер он к нам спускался.

Отец Николай Соколов только что рассказывал, как наместник их прозорливо расположил на ночлег, – так вот, меня он сразу рядом с каким-то шкафом уложил. «Это что еще за гроб?!» – помню, отреагировал я. Хранилась там только пара сапог, которые отцу наместнику настолько были тесны, что он их в итоге мне и подарил.

В основном наши вечерние разговоры велись о духовности, о том, что такое монастырь, как в нем жить. Нам, молодым, эти наставления были очень нужны. В миру тогда никакой духовной литературы не было, внутри монастыря ты сразу же попадал в основном на хозяйственные послушания. Владыка Иоанн Йошкар-Олинский и Марийский подтвердит, мне на хоздворе тогда больше всех подзатыльников доставалось. Я, хоть и бурчал, но, как мог, терпел. Отец наместник во время этих наших вечерних посиделок так ненавязчиво, говоря вроде как со всеми, каждого умел вразумить: это испытание, необходимо послушание, и всё такое прочее.

Братия, помните: вы пришли не ради своего блага, а ради Бога

Ныне живущая здесь братия, помните: вы пришли не ради своего блага, а ради Бога. Для нас монастырь был дом родной. Идешь, полено какое-то валяется – надо его убрать. Если что где не так – подправить. Не будьте безразличны к монастырю. Это данный нам, насколько можем воспринять, образ обителей вечных – того, что нам за гробом предстоит.

Никаких почестей мы себе тут не искали. Рады были здесь и простыми послушниками быть. Меня лишь 2 года спустя отец Алипий в рясофор постриг. Хотя благочинный отец Александр (Васильев), схиархимандрит, считал меня иноком, но я тогда не был иноком, я был просто рясофорным послушником.

В 1971-м году меня первого рукоположили в иеродиакона, потом отца Давида, после – отца Иакова. Почему нас троих тогда сразу, таких молодых, безбородых, посвятили? Да просто в то время налаживали отношения с Японской и Американской Церквями, и нас на случай возможных доказательств того, что никаких гонений в СССР на Церковь нет, наверное, и запасали...

Потом уже я узнал, скольких трудов и мудрости требовалось от отца наместника в общении с уполномоченным по делам религии, в том числе и по нашему вопросу. Хотя здесь тогда работал такой Сергей Павлович Филиппов – в общем-то, хороший, добрый человек. Не такой уж верующий, но наместник как-то с ним сумел установить контакт.

Просто надо было набраться терпения и действовать с рассуждением, чтобы и братию собрать, и всё здесь, в этой, во многом тогда запущенной, обители восстановить.

Власти противоборствовали, а мы, знай, свое дело делали. При мне тут полуразрушенные уже стены надстраивались, башня у нижних ворот, – я там камни таскал.

Власти противоборствовали, а мы, знай, свое дело делали

Михайловский собор реставрировать надо, а разрешения не дают! Какие-то чиновники из министерства понаехали, споры бесконечные ведут. Отец Алипий так блестяще обходил все их речевые маневры, что они даже рты раскрывали от неожиданности. Каждый раз ему удавалось доказать, что реставрация, без всяких на то возражений, необходима. Когда они не соглашались, он просто-напросто говорил нам, рабочим:

– Полезайте и начинайте делать. Как Бог даст.

И мы всё делали как нужно, и всё заканчивали в срок.

Особенно нас третировали при воссоздании Никольского собора. Мы только за дело – заместитель Фурцевой (в те годы министр культуры – Ред.) заявилась. Покоя нам здесь всем не давала. Мы держались. Одному Богу известно как, но изо дня в день продолжали и продолжали свой труд. Всё – под неусыпным руководством отца наместника. Мы не роптали, всё терпели.

Примерчик. Вознесение, а нам на лесопилку срочно надо. Ехать далеко. Наместник нам говорит:

– Вот на раннюю сходите, а на поздней отправляйтесь.

Нас засобиралось шестеро человек, и кто бы что заикнулся: «Как это, мол, в праздник? Двунадесятый? Не поеду никуда». Нет! Мы только «Благословите» и сказали.

Поехали. Всё слава Богу. К вечеру там со всем управились, к утру уже в монастыре доски разгрузили. Наместник нам был благодарен. А мы еще раз убедились, что послушание выше и праздника, и поста, и молитвы.

Современной братии желаю: если вам отец наместник или кто из старшей братии чего скажет, лучше молчите и исполняйте! Дай Бог вам крепости и сил духовных – быть полезными и для стекающихся сюда, как было сказано, в поисках Христа.

(Продолжение следует.)

Подготовила Ольга Орлова

28 июля 2020 г.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Архимандрит Алипий. Великий наместник» «Архимандрит Алипий. Великий наместник»
Анастасия Горюнова
«Архимандрит Алипий. Великий наместник» «Архимандрит Алипий. Великий наместник»
Анастасия Горюнова
На страницах этой книги читатель встретит не идеальный образ, а живого человека, который умел пошутить, любил не только церковное, но и светское искусство, мог резко высказаться против лжи, противостоять врагам и бороться.
Великий наместник. 1959-1975 (+ВИДЕО) Великий наместник. 1959-1975 (+ВИДЕО)
Фоторепортаж с вернисажа
Великий наместник. 1959-1975 (+ВИДЕО) Великий наместник. 1959-1975 (+ВИДЕО)
Фоторепортаж с вернисажа
Сам Псково-Печерский монастырь является воплощенной памятью своего Великого наместника архимандрита Алипия (Воронова). Выставка, посвященная 60-летию со дня начала его игуменства, открыта в Печорах.
«Миром правит только Промысл Божий» «Миром правит только Промысл Божий»
Изречения псково-печерских старцев
«Миром правит только Промысл Божий» «Миром правит только Промысл Божий»
Изречения псково-печерских старцев Иоанна (Крестьянкина), Нафанаила (Поспелова) и Алипия (Воронова)
Поучения старцев Псково-Печерской обители – золотой фонд русской духовности. Они видели современного человека насквозь, знали его болевые точки и слабые места, и потому их наставления так важны и значимы для нас.
Комментарии
Наталья Богоявленская30 июля 2020, 23:43
На портрет только взгляните. Настоящий воин. Христов!!!
Прасковья Рябенко29 июля 2020, 10:20
Какое чудо-эти рассказы о великом человеке. Они пронизаны любовью!
Любовь28 июля 2020, 17:01
СПАСИ ГОСПОДИ!!на одном дыхании прочитала. Жду продолжение. БОЖЬЕЙ ПОМОЩИ В ТРУДАХ
Елена28 июля 2020, 16:28
Спасибо за рассказ об архимандрите Алипии, очень люблю его. Удивиительный человек!
Елена28 июля 2020, 15:46
Спасибо большое! Радость! Упокой, Господи, душу архимандрита Алипия, прости ему вся согрешения его вольная и невольная и даруй ему Царствие Небесное!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×