«Слава монаха—великодушие с любовью»

Памяти архимандрита Серафима (Лаврика)

Юлия Воинова-Жунич

Источник: Столетие.Ru

    

«Слава монаха—терпение в скорбях.
Слава монаха—великодушие с любовью.
Слава монаха—ничего не иметь из вещей мира сего.
Слава монаха—бдение и плачь в молитвах.
Слава монаха—кротость сердца и молчание уст.
Слава монаху, когда он Бога возлюбил от всего сердца,
а ближнего своего, как самого себя…»
(Прп. Макарий Александрийский).

Послание преподобного Макария к монашествующим, вместе со многими другими важными для духовной жизни молитвами и изречениями некогда прикрепил с внутренней стороны дверей своей келии наш современник, монах Серафим. Судилось свыше этому человеку стать первым наместником возрождающейся обители древнего монастыря Свято-Успенской Святогорской Лавры, расположенной на правом берегу Северского Донца (Донецкой области). Для многих из нас, его духовных детей, он был одним из главных в жизни людей. Архимандрит Серафим был заботливым отцом.

Батюшка часто цитировал Соборные послания святых Апостолов. Судя по всему, он прописал их в сердце своем: «...Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит, любовь никогда не перестаёт...»

Отличительной чертой Отца Серафима была Любовь. Увидевшись с ним лишь однажды, ты уже попадаешь в объятия Божественной Любви, которая изливается через него, окутывает тебя словно серафимовским крылом.

Всемилостивый Господь щедро одарил монаха по его трудам и молитве – его личной и всего его рода.

4 марта 1953 года в семействе Лаврик знаменательный день – у Ивана Петровича и его супруги Анны Владимировны родился их первенец, которого нарекли в честь святого Николая Чудотворца. В эти мартовские дни советский период истории нашего большого Отечества четко разделился на две эпохи – сталинскую и послесталинскую. Новорожденный Николай прожил в сталинской эпохе всего лишь один день.

Вспоминает протоиерей Александр Лаврик (родной брат архимандрита Серафима): «Веру в Господа мы впитали с молоком матери. Мама рассказывала нам о Боге, о его любви к человеческому роду, о смертных грехах… Мы молились с самого раннего возраста, наизусть знали «Отче наш», «Живый в помощи...» (90 псалом), без молитвы и благодарения Господу спать не ложились. Мама пела псалмы, обливаясь при этом слезами…».

…Крестище. Деревянный сруб, мазанка. Дом прабабушки и прадедушки. В красном углу перед Владимирской чудотворной иконой теплится лампадка. Пред Владычицей, стоя на коленях, молится немолодая красивая женщина. Она похожа на горящую свечку. В определенные моменты моления, трепетно и смиренно опускает голову, покрытую черным платочком, ниц, склоняясь в земном поклоне.

За прабабушкой Александрой наблюдают четыре детских глаза – младенец из люльки и его старший братишка. Вверху неизменно нависший низкий потолок с вмонтированным чугунным кольцом. В колечко это втянута тугая веревка, а на ней крепится подвесная детская кроватка – люлька. Маленький человек в колыбели – это будущий священнослужитель Александр, ему меньше годика, он познает мир… Самые острые и радостные ощущения, наверное, он испытывает, когда братик Николай сильно-сильно раскачает колыбель, головокружительное ощущение полета… А самый загадочный, жизнеутверждающий и сладостный звук для него – это молитва. Перед сном мамочка слезно поет псалмы, прабабушка разговаривает с Боженькой, а трехлетний Коленька (осознанно это делает или через его безгрешную ангельскую душу Дух Святой?), уже в ту пору неистово ревностный в вере, когда поклоны завершаются, подходит к прабабушке и своими ручонками наклоняет ее головою вниз, понуждая вновь упасть в земном поклоне.

    

Промыслительно, пророчески соседские детишки прозвали будущего инока, тогда просто малыша Колю Лаврика – святым Лаврентием. Этимология фамилии «Лаврик» действительно берет свое начало от церковного имени – Лавр, весьма распространенного в древней Руси.

Вот уж действительно устами младенца глаголет истина. В день святого Лаврентия происходили позже самые судьбоносные моменты в жизни отца Серафима. 22 августа 1990 года в день Святого апостола Матфия, Николай Иванович Лаврик был рукоположен во диаконы. А на следующий день - память Священномученика Лаврентия архидиакона, пострадавшего в 258 году при императоре Валериане и Блаженного Лаврентия Калужского Христа ради юродивого 23 (10 ст.стиль) августа в сан священника. Самый первый монашеский постриг отца Серафима произошел в этот же самый августовский день 1992 года. Священнослужитель Николай был пострижен в монашество с именем Серафим, в честь преподобного Серафима Саровского.

В ангельской иерархии Серафимы — чин ангелов, которые поклоняются Богу и служат нуждам людей, их служение также состоит в том, чтобы воплощать святые цели Бога.

Родословие героя нашего повествования говорит о том, что корни его, и по линии отца, и по линии матери, весьма благочестивы. В роду много молитвенных людей, были и есть монашествующие, священнослужители.

Судя по всему, дедушка по маме Владимир Солод и его родные сестры, ставшие впоследствии монахинями, были близки, дружили со святителем Иоанном Шанхайским, вместе молились и «играли в монастырь». Монахиня Ангелина (Лаврик): «Соприкасаясь с именем Владыки Иоанна Шанхайского, его святым образом или житием, я всегда чувствовала необыкновенное тепло, любовь, изливающуюся от святого. И уже позже узнала, что имеется духовная историческая цепочка, связывающая два наших рода».

В родительском доме отца Серафима сохранилось письмо от известного старца архимандрита Иоанна Крестьянкина, адресованное его маме, не желавшей отпускать сына в монастырь: «Досточтимая Анна Владимировна, смиренно прошу Вас отпустить Вашего сына Николая в монастырь, если Вы хотите чтобы он был счастлив. Вижу, что по призванию это монах…».

    

Благословение на священство Николай Лаврик получил и от блаженного иерея Николая Трубина, вспоминает протоиерей Александр Лаврик: «Мы познакомились в отцом Николаем в монастыре в Псковских Печорах, он как-то расположился к нам, мы подружились. Как-то встретил его в Харькове на день памяти святителя Афанасия, Патриарха Константинопольского, Лубенского чудотворца. Старец просил передать брату, чтобы тот не отказывался от священства.

1 июня 1992 года, тогда еще иерей Свято-Николаевского храма поселка Ямполь (Краснолиманского района), получил благословение управляющего Донецко-Славянской епархии Владыки Алипия (Погребняка) исполнять обязанности наместника. Трудами и молитвами Литургическая жизнь обители была восстановлена. Огромные трещины на меловой горе перестали расти. Со временем монастырь расцвел, приобрел статус Лавры.

В помяннике архимандрита появились десятки тысяч имен, о которых он с любовью молился Господу. Напротив имени нередко батюшка делал пометки, о том, где и когда произошла встреча с этим человеком, чтобы при молитве их связывала невидимая ниточка. Удивительно, батюшка даже после одной встречи помнил имена родственников, вверенных ему духовных чад.

    

Отца Серафима нельзя было не любить. Встретившись с ним однажды, уже невозможно выпустить его из своего сердца.

Ке́лья – жилище монаха. Место это потаенное, сокрытое от посторонних глаз, в котором происходит таинство встречи с Богом.

Святой IV века, преподобный Моисей Эфиопский говорил: «Оставайся в келье своей – и келья всему тебя научит». Именно там монах претерпевает борение со сном, усталостью, с опустошением сердца, смятением помыслов…

Движимые жаждой Богообщения, иноки издревле уединялись, селились в пещерах, в старых гробницах, руинах языческих храмов. Не являлся исключением и отец Серафим. Монах пламенной веры и молитвы любил келейное уединение. Не желая покидать келию надолго, выезжал из монастыря только в случае крайней надобности, например, на лечение (батюшка был болезненным, более двадцати лет страдал сахарным диабетом). И после того, как ему пришлось, находясь на лечении пожить в отдалении от монастыря, сказал своему брату: «Из келии я вышел один, а вернулся другой. Мне требуется восстановиться».

К своему келейному правилу архимандрит Серафим, как и все монахи относился словно к «частной Божественной Литургии». Иногда в его душе возникали смятения, когда он не успевал выполнять все молитвенные правила, когда уединению мешало его главное послушание – духовничество. Некоторые священники говорили тогда – «Отец Серафим, а ведь ЛЮБОВЬ превыше всего…».

    

Начиная с января 1995 года архимандрит Серафим нес послушание духовника паломников монастыря – быть путеводителем, примирять человека с Богом с помощью совершения Таинств.

Когда архимандриту Серафиму указывали на его прозорливость, благодарили за какие-то Божьи чудеса, сотворенные по его горячей молитве, он быстренько переводил разговор на шутку. Мы приходили к нему за советом, он нас утешал, имел дар утешения.

Духовные дарования отца Серафима – настолько редкое в наши дни явление, а мы при его земной жизни привыкли к нему так, что просто недооценивали сам факт существования его среди нас и возможности нашего уникального общения и дружбы, принимая его как нечто само собой разумеющееся.

Полон отеческой любви, он проповедовал Господа своей жертвенной жизнью. Батюшка Серафим носил в себе Царство Небесное и незаметно безмолвно переносил Свет Этого Царства, Его тепло на других, всех кто находился рядом с ним. Со смирением, кротостью и великим страхом Божием он пытался уберечь нас от уныния, отчаяния гордыни и зла.

Архимандрит Серафим самоотверженно и с великой любовью нес свое служение. Принимал страждущих, ищущих, заблудших, никого не отвергая, не осуждая. Днем принимал народ, а с ночи до утра вынимал за них частицы в алтаре. На отдых оставалось 2 – 3 часа.

В обитель на Донетчину съезжались люди из разных государств. Монаха Серафима почитали за старца. Отец молится, вымаливал. Народ получал исцеления от различных недугов (духовных и телесных). Для кого-то он был последней надеждой.      

Однажды отцу Серафиму самому сильно нездоровилось, едва стоял на ногах. День был не приемный, однако народ в коридорчике вопиял ко Господу. Отец Серафим добрел до кровати, прилег. Во сне увидел рыбу, что погибает без воды в луже и песке. Всемилостивый Отец восполнил силы, и пастырь вновь вышел к народу на служение…

Архимандрит Серафим (Лаврик): «А мы живем действительно, чтобы умереть. И сам уже должен готовиться, но не готовлюсь. Не готовлюсь. Все суета, суета, суета и люди под окном, ребенок плачет в приемной, люди приходят. Тяжело быть «святым» в кавычках, конечно, но так, а если поговоришь, а если посочувствуешь – уже чудо это и есть "Носите тяготы друг друга – исполните закон Христов…"».

    

Когда-то, из его уст прозвучало пророчески: «Я умру, когда начнется ремонт». Десятки лет в келии ничего не ремонтировалось, не было даже душевой кабины, мыться приходилось при помощи таза, кувшина и поддона. Накануне его отшествия ремонт был начат. В последний раз, уходя в больницу, отец Серафим сказал плотнику Ивану: «Ну ничего, кто-нибудь другой попользуется». Чадам, указывая пальцем в небо, говорил: «Звоните в небесную канцелярию…».

С уходом отца Серафима мы все осиротели, но по-прежнему чувствуем его любовь, которая обнимает нас, словно крыльями, дает благодатные силы жить. Отец Серафим заботится о нас и молится. Слышу каждый раз о новых случаях его благодатной помощи, умиляется сердце. Живой батюшка, живой!

…Архимандрит Серафим (Лаврик) отошел ко Господу в день памяти своего Небесного покровителя Преподобного Серафима Саровского 1 августа 2020 года, приобщившись Святых Христовых Таин. Так, Всемилостивый и Любящий Господь увенчал отца Серафима лаврами славы, исполнив его заветную мечту.

P.S. Созданный в 2017 году по благословению духовника паломников Свято-Успенской Святогорской Лавры, первого наместника возрожденной обители архимандрита Серафима (Лаврика) , благотворительный фонд имени Апостола Иоанна Богослова, объявляет сбор средств, необходимых для создания документального фильма, а так же написания книги о подвижнике благочестия нашего времени, сделавшему великий вклад в возрождении Православной веры нашего края, в восстановлении Литургической жизни древней обители, всю свою жизнь отдавшему служению Господу и Его народу.

Юлия Воинова-Жунич

Источник: Столетие.Ru

10 сентября 2020 г.

Юлия Воинова-Жунич - руководитель интернациональной студии документальных фильмов, организатор, сопредседатель СЕРБСКО-РУССКОГО центра культурно-исторического просвещения и творчества в Республике Сербской «Сим победиши +»

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×