«Я пришел тебя оперировать»

О силе Животворящего Креста и чуде святителя Луки Крымского. Часть 1

Это большое чудо совершилось с Панайотисом, человеком, узнавшим, что у него рак, который он не смог бы преодолеть, если бы не чудесное вмешательство святителя Луки Крымского. Как близко оказываются святые, как сильно могут помочь Те, Кто на Небесах, если будем, как говорит святой Паисий Афонский, «на волне Святого Духа». Только бы мы просили помощи от всего сердца, со слезами покаяния и обетами Господу. Верите ли вы, что святые могут заступиться за нас и испросить у Господа исцеление?

(В.Г.)

«Святитель Лука». Художник: Горностаевая И.А. «Святитель Лука». Художник: Горностаевая И.А.

Хочу рассказать всем историю, которая изменила полностью не только мою жизнь, но и меня самого как человека.

Мне 35 лет, и зовут меня Панайотис. Я родился и вырос в Агия Магнисия (рядом с Волосом). Моя история начинается в 2009-м году, когда меня начали мучить боли в спине, начали мучить кошмары. В тот период мне приснилось, что у меня рак, и я решил пройти медицинское обследование.

Медицинские анализы не показывали ничего, о чём стоило бы беспокоиться: рентген и вообще всё говорило о том, что дело только в усталости. Но приснившийся мне сон настолько меня обеспокоил, что я готов был заплатить доктору, лишь бы он дополнительно выписал направление еще на МРТ. Именно это я и сделал.

Первое же обследование показало, что у меня рак с метастазами. Врачи сказали, что мне осталось жить 3 месяца. Я прошел данное обследование еще трижды, в трех разных больницах. Однако в итоге врачи пришли к выводу, что мой первоначальный диагноз ошибочен, что у меня гемангиома, и мне не о чем беспокоиться.

После того как мне был поставлен данный диагноз, я на протяжении одного года делал КТ и МРТ каждые 2 месяца. Результаты были неизменными.

Прошел год, а я никак не мог выкинуть из головы мой сон. Так не могло дольше продолжаться. В тот период у меня умерла бабушка. Когда я мысленно прощался с ней на похоронах, то шепотом попросил ее, чтобы она умолила Господа просветить меня, чтобы закончилась эта история.

Тем летом я собирался пройти обследование в Общей больнице в Ираклионе (Крит). Вечером перед отъездом в Ираклион я решил зайти к одному знакомому священнику и подождать около его дома. Когда он пришел, я сказал, что не хочу сильно отвлекать его, и попросил помолиться, чтобы результаты обследования, к которому я готовился, были хорошими. Я верил, что свершится воля Божья! Батюшка взял меня под епитрахиль, прочёл молитву и потом сказал: «Подожди, Панайотис, я получил сегодня кое-что и хотел бы с тобой поделиться, это огромное благословение». Он позвал матушку и попросил комочек ваты, на который налил немного масла. Он дал его мне, сказав, чтобы я приложил его к спине вдоль всего позвоночника там, где появились раны. Сказал, что если я так сделаю, то на второй день они исчезнут, и я вернусь домой радостным.

Когда мы прощались, батюшка дал мне иконку святителя Луки Крымского, хирурга

Я находился в нелёгком положении, потому что мама, которая была верующей, уехала в Афины, а отец не верил в Бога, и я сомневался, что он поможет мне помазать спину. Батюшка поддержал меня, сказав, что я смогу убедить отца помочь мне, а если он не захочет, надо помазаться самому, как смогу.

Когда мы прощались, батюшка дал мне иконку святителя Луки Крымского, хирурга. Новый святой нашей Церкви, как он сказал.

Честно говоря, я не обратил особого внимания на эту иконку, я бегло взглянул на неё и положил в карман, так как было очень поздно, а я должен был ещё приготовить багаж на следующий день.

Дома меня встретил отец, и я попросил его помочь мне помазать спину маслом, полученным от батюшки. Даже если он крещёный и, возможно, по-своему верит, отец не ходит в церковь даже на Пасху. На похоронах своего брата он присутствовал лишь несколько минут. Он даже не пришёл на свадьбу своей дочери и на Крещение своего племянника, который очень похож на него. Он человек грубый, с каменным сердцем, но он мой отец.

«Я пришел тебя оперировать»

Помазав меня, он сказал: «Веришь и ты в эти сказки. Ложись, нет у тебя ничего, всё в твоей голове». Как я и говорил ранее, я не обратил особого внимания на иконку святителя Луки и забыл её в кармане брюк. Кстати, до этого момента я не слышал об этом святом. Я лёг спать около часа ночи. Обычно, во сколько бы я ни ложился, я засыпаю после трёх, но в ту ночь я заснул сразу. Как я потом подумал, в тот момент святой уже начал готовить меня к операции, как это делает каждый доктор со своим пациентом.

В 3 часа ночи, когда я спал, лёжа на спине (с самого младенчества я сплю только на боку), мне явился старичок, одетый в рясу, с белой бородой и закатанными рукавами. Он наклонился надо мной и сказал: «Я пришел тебя оперировать, открой рот шире, чтобы я ввел этот инструмент». Это был металлический объект в форме пинцета, или, точнее, длинная металлическая трубка, через которую, казалось, проходит что-то похожее на зонд для эндоскопии.

Я чувствовал материал, из которого была изготовлена трубка, у себя во рту и в горле, и он был достаточно холодным. Я пытался дышать, но мне было трудно, так как я не переношу, когда что-то находится у меня в горле, даже шпатель, который используют доктора. Эту слабость я приобрёл в 15 лет, когда мне удалили гланды.

Эта моя слабость препятствовала процессу, и старичок жаловался и повторял: «Лежи спокойно, не даёшь мне работать. Полегче, не напрягайся, не двигайся». В какой-то момент он сказал: «Вот, если я уже здесь, внутри, то поставлю на место твоё сердце, исцелю его». И верно, проблема с моим сердцем подтвердилась через два месяца после того, как я был прооперирован от синдрома Вольфа-Паркинсона-Уайта, но это уже другая прекрасная история. Чтобы не уходить от темы, скажу сразу, что предложение старичка удивило меня. Я не выдержал и опрокинулся на спину, вынудив его вытащить инструмент из горла. Тогда он мне ясно сказал: «Я не закончил, ты не дал мне закончить!» И исчез. Тогда я начал просыпаться. Я чувствовал боль в груди, был весь потный и усталый, как будто только что из операционной.

Он мне ясно сказал: «Я не закончил, ты не дал мне закончить!» И исчез

Рот был ледяной, ещё чувствовался металлический привкус трубки на языке и в горле, дыхание частое, как будто только, что пробежал несколько километров. Я вскочил, крича, и отец, который был на кухне, вбежал в мою комнату, не зная, что произошло. Я рассказал ему все, что произошло, что мне явился старичок, который оперировал меня, и что у меня сильно болит в груди. Отец поспешил сказать, что мне всё это приснилось, так как я был взволнован из-за поездки.

Я поднялся, весь в поту, снял майку и очень удивился, так как она была мокрая только спереди, а сзади лишь по ширине позвоночника (любой скептически настроенный человек скажет, что это из-за масла, которым я помазался). Посередине спины был ещё один мокрый след, который вместе с тем, по вертикали, сформировал крест. Я снял майку и показал её отцу. Он сказал мне сдержанно: «Оставь эти сказки, это всего лишь совпадение». В тот момент я понял, что на самом деле что-то произошло, и это не было сном. Я собрал вещи, хотя было ещё рано, взял машину и поехал в аэропорт. По дороге мне было очень весело. Я пел, чувствовал себя отдохнувшим и возрождённым. Мне хотелось побыстрее приехать в больницу в Ираклион, сделать КТ и МРТ и узнать, что произошло.

Я понял, кто меня оперировал

Когда я приехал в аэропорт, то решил купить себе хоть бутылку воды, так как есть перед обследованием было нельзя, и залез в карман за деньгами. Но что я увидел? Иконку, и на ней был изображён старичок, который меня оперировал. Да это был святитель Лука Хирург. Его лицо мне уже было знакомо, так как мы провели уже достаточно времени вместе. Когда я узнал, кто меня оперировал, меня охватила радость, которая наполнила меня энергией и оптимизмом в отношении предстоящего обследования.

Я полетел и вскоре уже находился в зале ожидания в Общей больнице в Ираклионе. Время летело незаметно, и из всех больных я был единственным, который шутил, пытаясь развеселить других. Заходя, я поздоровался с доктором, рассказал ему о сне и показал ему святителя Луку на иконе. Он ответил, улыбаясь: «Становись на томографию, и мы ещё посмотрим...».

Когда они закончили, посадили меня на стул, чтобы я пришел в себя. Пока извлекали катетер, пришел мой доктор, у которого был если не пораженный, то точно очень удивленный вид.

Подходя ко мне, он сказал: «Панайотис, я не знаю, кто явился тебе во сне и что он сделал, но пойди и зажги ему свечу! Следы, которые видны были по длине позвоночника, исчезли на 70%. На позвоночнике остались лишь формирования в двух или трёх местах. Нам нужно сделать биопсию, сейчас уже ясно, что это не гемангиома. Я думаю, что речь идёт о тревожном диагнозе, однако мы постараемся справиться».

Сказано – сделано. Я вернулся домой и после того, как посоветовался с семьёй, решил сделать биопсию. Я опоздал на 9 месяцев, так как ранее доктора убеждали меня этого не делать. А ещё мы боялись, что будут задеты нервы около позвоночника во время биопсии. Это было огромной ошибкой. Святой сделал операцию, и, раз я не дал ему закончить, нужно было сделать биопсию.

Я сделал биопсию, но результаты были испорченными, так как не хватило некоторых реактивов, и так я опоздал ещё на несколько месяцев.

«Возможно ли, чтобы совершилось другое чудо?»

Некоторое время спустя, когда я готовился к новой работе за границей, я проснулся рано утром из-за тревожного сна. Я оделся и, не сказав никому ничего, поехал в больницу, где изучали мою биопсию. По дороге мне позвонила мама. Она говорила, что я преувеличиваю и что не о чём беспокоиться, ведь всё было прекрасно, и что нельзя верить снам, и так далее. Но на своем опыте я уже научился другому.

Когда я пришел в офис, где обычно получал результаты, секретарь объяснила мне, что она может выдать результаты только доктору, который запросил биопсию. И добавила, что они уже отправили результаты по факсу моему врачу неделю назад. Мне пришлось сказать, что доктор не получил их, потому что сменил кабинет, и послал меня взять результаты (объяснение было частично правдивым, потому что он и вправду поменял адрес, и, наверное, это её убедило). Она согласилась отдать их, при условии, что я не открою конверт и отнесу его доктору. В тот момент я уже был уверен насчёт результатов. Однако вспомнил слова мамы и хотел надеяться, что есть хоть один шанс на миллион, что я был неправ.

Я взял конверт, поблагодарил девушку и в спешке вышел в коридор, где я порвал его с нетерпением... Начинаю читать... Рак в последней стадии... У меня были метастазы в 82% костного мозга. Рак атаковал иммунитет и ударил со всей силой по лейкоцитам, но ещё больше по эритроцитам, которые несут кислород к органам. Значит, это была причина, по которой мне было плохо на Крещении, причина, по которой у меня совсем не было аппетита. Позже выяснилось, что рак также поразил и желудок.

В тот момент я не колебался. Я не говорил себе: «Почему это происходит со мной?» Я не потерял веру. Кстати, я просил у Господа, если я болен, то пусть это будет болезнь, которую можно как-то лечить, а не множественная миелома, как предполагали врачи вначале. То же самое я попросил у отца Ефрема Филофейского из Аризоны. Я попросил помолиться, чтобы у меня была болезнь, с которой я смог бы бороться, потому что в случае множественной миеломы всё прекращается быстро и болезненно, не существует терапии, костный мозг разрушается, и нельзя даже сделать пересадку. Получил то, что просил.

Единственное, о чем я мог думать тогда, это о боли, которую я бы причинил родителям, если бы скончался так рано

Но я не ожидал, что рак будет в последней стадии, как это было написано. Единственное, о чем я мог думать тогда, это о боли, которую я бы причинил родителям, если бы скончался так рано. Первый человек, которому я позвонил, была моя сестра. Не могу вам передать, что было потом. Я начал плакать, когда услышал её плач и рыдание. Я попросил её не отчаиваться, сказал, что пойду и снова поговорю с врачами, может быть, всё-таки не последняя стадия.

Я не терял ни минуты, даже не отнёс результаты врачу из другой больницы, сразу отправился в Онкологическую секцию.

Тем временем зазвонил телефон. Это была наша подруга, которой позвонила мама, когда началась паника, – госпожа Рена. Она сказала, что знала о результате биопсии, и что в больнице не знали, как мне сообщить об этом по телефону, и даже не могли найти соответствующий предлог, чтобы вызвать меня и не встревожить. Она попробовала меня поддержать, сказав, что я сильный человек. Но я уже не слышал ничего из того, что она мне говорила.

В отделении онкологии мне объяснили все детали, но весть была такой тяжёлой, что я не мог себе представить столь мрачный сценарий. Мне дали три месяца жизни или максимум год – с лечением. В обоих случаях конец один и тот же: лечение может только поддержать органы, пока они не перестанут работать один за другим. Святой Лука очистил меня один раз, и тогда я не дал ему закончить его дело, а сейчас? Сейчас, когда со мной разговаривал доктор, я думал: «Возможно ли, чтобы свершилось другое чудо?..»

(Окончание следует.)

Панайотис Филиппу
Перевод с греческого
Источник: Журнал «Православная Семья»,
№ 120 (январь 2019 г.), С.57–61; № 121 (февраль 2019 г.), С. 50–55.

6 апреля 2021 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Светлана29 сентября 2021, 07:53
Ждём окончание
Natalie 7 апреля 2021, 11:58
Слава святителю Луке!!!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×