Больные дети, здоровые взрослые и инвалидность души

Художник: Ксения Сухордина Художник: Ксения Сухордина

Недавно к нам на подворье пришла незнакомая женщина с очень больной дочерью. Я даже «толерантные» слова не буду подбирать. Даже самому непосвящённому человеку сразу было видно: ребёнок, правда, очень болен. Да и не ребенок это был. Взрослая девушка.

Это была очень страшная улыбка. Слабая, беспомощная

Она вела себя шумно, время от времени размахивала руками, громко издавала какие-то бессмысленные звуки. Именно – звуки. И именно – бессмысленные. Для нас – сторонних наблюдателей. А мама, казалось, что-то понимала, отвечала ей, старалась как-то успокоить. У неё даже получалось. Но на глазах у женщины были слёзы. И сквозь них она пыталась улыбаться – дочке, нам, куда-то в пустоту.

Это была очень страшная улыбка. Слабая, беспомощная. Улыбка, которой она как будто пыталась просить прощения и оправдаться. За то, что всем мешают, за то, что пришли, а не спрятались где-то. Просто за то, что они есть. Такие вот – больные, шумные и неудобные.

«Тише, Оленька! Ну, пожалуйста!»

На подворье было многолюдно – воскресенье. Пришли и «свои», и случайные «захожане».

Ещё до того, как я заметила маму с дочкой, обратила внимание на трёх женщин. Они сидели на лавочке прямо перед входом в храм и разговаривали. Очень громко, поэтому не услышать было невозможно. Обсуждали дачи, погоду, урожай огурцов, их консервацию, стерву-соседку, чью-то плохую невестку, которая напропалую хамит и не уважает свекровь... Священника, который приехал на иномарке и «не боится Бога»...

Одна из них была с мальчиком, по-видимому, с внуком. Он бегал по церковному двору, шалил, как все дети, шумно и весело играл с нашей приходской детворой.

Дамы перестали обсуждать свои овощи и разных «плохих» людей и начали громко восхищаться Коленькой. Я из их разговора узнала, что он – Коленька.

И вдруг втроём синхронно замерли, заметив женщину с ее больной девочкой. Последняя как раз что-то в очередной раз выкрикнула, и мама гладила ее по плечам, прикладывала палец к губам и все повторяла:

– Тише, Оленька… Ну, пожалуйста...

И улыбалась этой своей страшной улыбкой. Улыбкой отчаяния. Улыбкой-криком.

В глазах дам явно читались удивление, недоумение, страх... А потом они начали возмущаться:

– Что ж она так кричит?!? Она же всех здесь распугает! Коленька… Коленька…

– Зачем это показывать?

– Мать что, не понимает, что они мешают?! Это же храм! Здесь люди молятся!

– Бесноватая, наверное…

«Чтобы не заметили»

Не знаю, слышала ли это мама той девочки. Надеюсь, что нет. Но это услышала я. И мне стало больно. До слез! Мне! К которой это все не имело никакого отношения. Или имело?

У нас пять дочерей. У младшей, Маши, синдром Дауна. Она чудесная девочка, ее все очень любят. Давно ещё, когда прошла первая боль, мы поняли, что она – настоящий подарок Божий. Сколько радости и счастья подарил нам этот маленький человечек! Сколько новых людей, прекрасных и удивительных, привела она в нашу жизнь! Сколько поддержки и любви мы получили благодаря ее появлению на свет! И я не забуду это никогда.

Никогда не было в нашу сторону ни косых взглядов, ни разговоров о грехах, за которые мы наказаны, ни каких-то злых слов. А если и были, то все это настолько неважно и незначительно, что память давно все стёрла.

Но в тот день я слушала этих трёх женщин, и мне хотелось кричать от боли.

Потому что они, эти женщины, могут громко разговаривать у храма о своих огурцах и не думать, что кому-то мешают.

Эти женщины могут громко разговаривать у храма о своих огурцах и не думать, что кому-то мешают

Потому что, когда Коленька бегает и кричит, заглушая службу, – это прекрасно, это достойно восхищения. Понятно, что это нормально. Он – ребёнок. Он должен бегать и смеяться. Все время молчит только мёртвый ребёнок.

Но если он имеет на это право (именно – имеет право), то та девочка – нет! Потому что Коленька здоров. Потому что они все здоровы! А девочка – больна.

И смеётся Коленька, потому что ему можно. Смеются другие дети. Им тоже можно. Это прекрасно, правда, когда дети смеются... Что-то громко обсуждают люди. Светит солнце, поют птицы… А та мама гладит свою дочь по плечам и шепчет:

– Тише, милая, тише…

Чтобы не заметили, чтобы не испугались, чтобы не осудили... Чтобы не помешать кому-то своим горем... Чтобы не прогнали… И даже не заходит с ней в храм.

Они пришли сюда со своей болью, хватаясь за соломинку. Потому что пойти им больше некуда. Только к Богу. А вслед им шипят: «Зачем?»

И мама улыбается… улыбается… И этой улыбкой пытается защитить своего ребёнка. А сердце у неё обливается кровью. И мне тоже хочется выть. На их месте я представляю себя и мою любимую Машу, которая тоже «не такая», другая, больная… И кто-то, как те женщины, может думать, что этот мир, это солнце, эти птицы, счастье, радость и эта жизнь – не для неё...

Очень страшные слова

У нас на подворье есть пряничный домик. Там продаются разные интересные сласти. Все дети их очень любят.

Мне захотелось как-то поддержать ту маму, познакомиться с ней и ее дочерью. Я купила один пряник и подошла:

– Можно, я угощу вашу девочку?

Женщина настороженно и недоверчиво на меня посмотрела...

– У меня младшая дочь с синдромом Дауна. Мы хотим с вами подружиться, – поспешила объяснить я.

Маша – это мой «пропуск» в «особый» мир. Люди видят, что мы – «свои», мы не обидим, поймём. И оттаивают.

– Да, конечно… Спасибо вам…

Подошли ещё две мои дочери. Дуня с Тоней.

– А как тебя зовут? – спросили они ту девушку.

– Оля… Но она почти не разговаривает, – ответила за неё мама.

– А можно мы пойдём с ней и с нашей Машей на детскую площадку?

После рождения «солнечной» сестры мои дети очень спокойно стали относиться к «не таким», к «другим», к «особенным» людям. Инвалидность для них – это что-то уже привычное.

И мы пошли...

Дочки мои играли с Машей, катались с горки, что-то рисовали мелками на асфальте. Оля ела пряник и просто на них смотрела. Время от времени девчонки к ней подбегали, протягивали какие-то игрушки. Она их рассматривала, что-то выкрикивала на своём языке. Они смеялись и убегали.

Я провернулась к Олиной маме, хотела поговорить – и увидела, что она плачет.

– Что-то случилось?

Вика вдруг обняла меня. И долго плакал на моем плече человек, которого просто не прогнали

– Нет… Ничего… Просто с Оленькой так давно не играли дети. Ее боятся, хотя она никому ничего плохого не делает. Спасибо вам большое… И... Можно мы ещё придём?

Это были очень страшные слова.

Люди, которые не сделали никому ничего плохого, которые не виноваты в своём горе, просят моего разрешения, чтобы просто прийти на детскую площадку. Разрешения просто побыть рядом с другими людьми.

Представляете, сколько раз их отовсюду прогоняли, что они не считают это своим правом, как мы все?

Это, правда, очень страшно…

– Конечно, приходите. Мы будем вам очень рады!

Вика (так зовут женщину) вдруг обняла меня. И долго плакал на моем плече человек, которого просто не прогнали. А рядом играли наши дети. Разные… Здоровые, больные… Но все они просто дети.

Невидимые

В нашей воскресной школе я налила нам чай. Мы сели на площадке на лавочке, пили его и разговаривали. Подошли другие наши прихожане. Две многодетные семьи, какой-то дедуля с внучкой. Ещё дети... Мои девчонки всех перезнакомили. Было очень тепло и радостно.

Вдруг Оля начала шуметь. Она что-то громко выкрикивала, толкала маму, которая пыталась ее успокоить, плакала.

Я заволновалась, что кто-то из детей ее обидел.

– Нет, нет, не переживай, – говорила мне Вика.

И обнимала дочь, которая кричала и вырывалась...

– Сейчас, сейчас… Она скоро успокоится...

– А что случилось?

– Что? Она просто очень скучает. Она видит, что у всех дедушки, бабушки, братья, сестры, отцы... А мы – вдвоём. И она кричит, чтобы вернулся ее отец, приехал брат Вовка. Чтобы бабушка пришла… Я же ее понимаю...

А бабушка не может прийти. Она умерла год назад. Несколько месяцев девушка не отходила от двери, стучала в неё и звала:

– Ба! Ба!

Но за дверью тишина. Не придёт больше бабушка, которая больше жизни любила такую свою внучку. Пекла ей пироги, пела песни, плакала ночами и молилась... А у Вики нет сил сказать дочери, что ее больше нет…

Не приедет брат Вовка. И ещё несколько лет не приедет. Он в тюрьме. Подставили парня. И только иногда может сказать по телефону:

– Оля, привет.

А Оля слышит в трубке его голос, бежит к той двери, стучит и кричит:

– Вока! Вока!

Как будто откроется она сейчас, а за ней будет стоять ее любимый старший брат. Обнимет, согреет…

Не вернётся отец. Ушёл ещё 10 лет назад, сказав, что ему нужны здоровые дети

Не вернётся отец. Ушёл ещё 10 лет назад, сказав, что больше так не может. Что ему нужны здоровые дети. Женился... Как и хотел, родилась у них здоровая дочь. И забыл он свою Олю. Да и Вовку забыл. И Вовка его тоже. Вычеркнул из жизни, ластиком стёр. Не смог простить.

Оленька подходила к той страшной двери, за которой пустота. Скреблась в неё и звала:

– Па... Па…

А потом ложилась на коврик и плакала.

Годы прошли. Но до сих пор она скребется в неё, плачет и зовёт:

– Па...

Помнит. Но нет ее отца за той дверью. У него другая, счастливая жизнь…

Ждёт их всех Оля. Видит счастливые семьи – и плачет, зовёт своих. А Вика уже ничего не ждёт. Доживает – ради дочери. Из последних сил, стиснув зубы...

Слушала я это и не знала, что сказать. Пролетала перед глазами, как перемотка кино, трагедия. Такая страшная и такая обычная. Сколько таких детей, таких одиноких матерей , такой боли… И прячутся они от этой жизни, от людей, от света. Потому что кто-то когда-то сказал:

– А зачем вы здесь? Вы нас пугаете. Будьте невидимыми.

Невидимые...

Нет! Видимые!

Закончилась служба, зазвонили колокола. Маша моя засмеялась, начала пританцовывать в такт. Рядом с ней запрыгал какой-то малыш… Радостно… И перестала вдруг плакать и кричать Оля. Стала смотреть куда-то вверх, пытаясь понять – откуда эти звуки. Вика взяла ее руку и перекрестила дочь. Преобразилась девушка, посветлело лицо. На какие-то минуты. И все же…

Осмысленными стали глаза, смотрящие вверх и ищущие Бога. И улыбалась Оля… А оттуда улыбался ей Бог. Для Которого она видимая! Забыли ее люди, но не забыл Господь. И сердце ее это чувствует. В тот миг она была с Ним.

Перестали звонить. Забегали и зашумели дети. Опять закричала и заплакала девушка. Но за секунды до этого я видела чудо!

Душа, которая все понимает

Что ещё говорили те женщины на лавочке?

– Зачем мать ее привела? Она же все равно ничего не понимает!..

Нет, милые дамы. Это вы не понимаете, что страшнее инвалидности физической – инвалидность души. Когда очерствело сердце, когда не чувствует человек чужую боль. Когда крест ставят в вину.

Как же любят у нас повторять:

– Господь не даёт креста не по силам!

Вот и несите его сами, одни. Где-то там, далеко, в темноте, за закрытой дверью. Чтобы мы не видели. Потому что у нас своя, счастливая жизнь, в которой вам нет места.

Ещё как даёт Господь крест не по силам! Он Сам упал под тяжестью Своего креста

Ещё как даёт Господь крест не по силам! Он Сам упал под тяжестью Своего креста. Где уж нам, простым смертным. Но поднял его Симон и помог донести.

Он даёт этот непосильный крест кому-то, чтобы мы, которые рядом, подбежали и подхватили. Все вместе. Чтобы стал он легче. И тогда это будет христианство. И только так возможно будет не только поднять и донести, но принять и благодарить.

...Ничего не понимают отцы, бросающие своих больных детей. И бегущие прочь в новую, «здоровую» жизнь. От Кого вы бежите? От Христа?

...Ничего не понимают родители, которые оставляют таких детей в роддомах... Хотя нет, понимают. Есть в Интернете сайт мам-отказниц. Как правило, это те, у кого родились больные дети. Знаете, какой самый частый вопрос, который там задают?

«Смогу ли я когда-нибудь себя простить?»

Я читала, и мне становилось страшно. Это были те самые муки вечные, тот самый ад. Уже здесь, на земле. Когда и растить ребёнка-инвалида не хочешь, и забыть его не можешь, и, правда, никогда себя не простишь. И ищут они какие-то оправдания, объяснения, аргументы, гонят мысли. Но никогда больше не смогут спать спокойно...

...А Оленька… Оленька все понимает. Если не разумом, то душой. Потому что душа – чистая и светлая. Здоровая душа. Которая видит счастливые семьи, где все вместе, и чувствует, что так должно быть.

Душа, которая ищет любви – самого важного, что есть на земле.

Душа, которая чувствует Бога. И замирает под звук колоколов. И яснеет взгляд…

Как же хочется обнять ее, пожалеть, защитить. От злых взглядов, от обидных слов, от предательства

И как же хочется обнять ее, пожалеть, защитить. От злых взглядов, от обидных слов, от предательства. Защитить ее несчастную маму. Чтобы вздохнула она и улыбнулась радостно, а не той своей страшной улыбкой… Если бы я только могла! Но я не могу! Но может Бог! Который всегда рядом! Господи, не оставь их!..

...Уходя, Оленька подняла с земли какой-то упавший с дерева листок и протянула моей Маше. Та взяла его и отдала девушке свою лопатку, которую держала в руке. Они улыбались, смотрели друг на друга и что-то «лопотали». Два «больных» ребёнка, которые понимают гораздо больше, что «здоровые» взрослые.

– Приходите ещё, дорогие! Мы очень вас будем ждать!

И тут к ним подбежал Коленька.

– Малыш, не надо, иди сюда! – кричала ему бабушка.

А он стоял рядом с нами и улыбался. Чистый, светлый ребёнок с живой детской душой.

– И ты приходи! И бабушку приводи! Господь обязательно коснётся ее сердца! Ведь в каждом из нас образ Божий. Даже если мы этого пока не знаем.

Елена Кучеренко

1 сентября 2021 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Катерина 8 сентября 2021, 23:21
Алла, в СССР всё-таки царило безбожие. А сейчас многие врачи верующие. Ну и как они, зная, что могут спасти ребенка, дадут ему умереть? Они тогда сами убийцы. Вы знаете, как у нас в христианстве с этим строго. Христианский врач будет бороться за наши с вами жизни до последнего.
Алла 8 сентября 2021, 18:12
Катерина, но я же не спорю, что помогать больным надо. Речь о конкретном сценарии, в котором лучше бороться с причиной, а не следствием. Не душить роддома статистикой по умершим при родах детям, чтобы они не пытались их затащить на этот свет любой ценой. Моя бабушка была врачом при Союзе. Рассказывала, что они никогда не откачивали тех детей, про которых было очевидно, что если они выживут, то только в качестве глубоких инвалидов.
Катерина 7 сентября 2021, 22:35
Алла 7 сентября 2021, 00:28 -- но ведь никто из нас от такого поворота жизни не застрахован, а болезнь или инвалидность близкого человека, врожденная она или приобретенная, переносится намного легче, если созданные условия отличаются от тех минималистких, которые наблюдаются в России. Это Вам по молодости и при избытке сил кажется, что удобства не влияют на состояние человека, прикованного к больному родственнику. Ну вот хотя бы ребенок с ДЦП - тащить его на руках по лестнице в доме послевоенной постройки или подниматься на удобном с широком проходом лифте? Ходить к зубному, оставляя ребенка в дневном центре со спокойной душой или искать за большие (последние) деньги опытного соцработника?
Алла 7 сентября 2021, 00:28
Катерина, ну я говорю про случаи, где именно во время родов что-то случилось. Тяжелейшие ДЦП. Особенно мне в душу запали две истории, одна в России, одна в Израиле, где матерям вернули детей с того света, и их жизнь превратилась в ад. Дети страдают без надежды на улучшение, матери страдают. А мужья обеих бросили... И тут никакие комфортные условия не восстановят сломанную жизнь. Израильтянке помогает государство, но толку? В глазах безнадёга полная. Ну распорядился так Господь, что эти дети не должны были выжить. Зачем это всё...
Елена О. 6 сентября 2021, 17:21
Сергей 1 сентября 2021, 09:59 Для описания таких случаев должны столкнуться интересы двух матерей особенных детей. Поэтому спецгруппы и спецклассы для особенных не пользуются популярностью.
ИН для Аллы и И. 6 сентября 2021, 12:05
Ну-ну, посмотрел бы я на вас, если бы вам пришлось принять решение: спасать недоношенного ребенка или дать ему умереть...
Катерина 6 сентября 2021, 08:20
Продолжение для Аллы....И если не спасли. Поскольку они традиционно "против врачей". К этому обвинению спасли-не спасли добавляется - "младенец был всем замечателен, но косорукие врачи в нем при родах все испортили, и теперь ребенок больной". Хотя на самом деле болезнь младенца генетическая, врожденная, передаваемая через родителей. Но признать это таким женщинам трудно. К нежеланию смириться с собственным несовершенством добавляется нежелание смириться с обстоятельствами, которые действительно в Руках Божьих. Что не оправдывает тяжелейших бытовых условий, созданных для себя и других, особенно слабых и беззащитных, целой нацией.
Катерина 6 сентября 2021, 08:08
Алла 4 сентября 2021, 23:59 -- есть определенный тип женщины, которая будет обвинять врачей в обоих случаях - если спасли долгожданного младенца
И. 5 сентября 2021, 21:36
ИН для И. 4.09.2021,19:50 В Японии, например, пытались выхаживать 20-недельных детей, пришли к выводу, что их мозг не отличается от мозга животных. Если называть вещи своими именами, то это эксперимент на пути к "полумерам". Не "ужасает"? Чтобы подготовиться к чему-то, не надо это задвигать на задворки памяти, делать вид, что явления не существует, как со смертью поступают последние десятилетия. Преждевременные роды не на пустом месте возникают, это уже предупреждение, чаще всего от более тяжких последстствий, защитная реакция, так скажем. Странная у Вас позиция, страдания можно выбирать для себя, обрекать на них невинных, чтобы "успеть подготовиться и смириться" этоизм, мягко говоря.
Серг 5 сентября 2021, 20:50
Сильный рассказ. Это мы инвалиды, не они. Рассказ об очень важном. У нас много людей с проблемами, но отношение точно передано в рассказе. Критикуют те, кто являются инвалидами, причём души. А это ужаснее, верующие отлично это понимают. Хочется всем нам пожелать всем излечиться от этой главной болезни, омертвелости души.
Алла 4 сентября 2021, 23:59
ИН, думать надо не только о себе. Ребёнку зачем такая жизнь в мучениях? Паисий Святогорец говорил, что не нужно насильно удерживать на этом свете смертельно больных детей. И я много раз читала жалобы матерей, которым детей после неудачных родов откачали, отдав на руки глубоких инвалидов.
ИН для И. 4 сентября 2021, 19:50
Такие "полумеры" дают людям время, чтобы смириться. Когда ребенок рождается и попадает на грань жизни и смерти, то родители кричат: "спасите! спасите хоть как и хоть какого!" - и их можно понять. А потом, пока дитя болеет, у них есть время, чтобы как-то по христиански, без отчаяния принять мысль о смерти. Горе всё равно велико, но человек к нему успевает приготовится - где сознательно, а где подсознательно.
Елена О. 4 сентября 2021, 09:58
Алла 3 сентября 2021, 18:15 Было время(недолго) в школах организовывали специальные коррекционные классы. Но потом всё сошло на нет, так как скорректировали нормы учащихся в классе. Ну, а спецшколы были признаны негуманными. Конечно, не элитные спецшколы я имею ввиду). Всё, как всегда, упирается в финансирование.
И. 4 сентября 2021, 01:48
ИН для И. 3.09.2021, 20:05 Имею в виду только то, что методы несовершенны и если уж их внедряют, то пожизненное сопровождение следует обеспечить в случае осложнений, а не оставлять родителей один на один с проблемой. Тем более в случаях когда лечение с большой вероятностью будет эффективно и инвалидности можно будет избежать, обеспечить его. И не везде же их применяют, допустим, просто нет систем жизнеобеспечения таких новорожденных деток, они не выживают, Вас это почему-то не смущает. Современная медицина породила много этических проблем, в т.ч. своими полумерами. Спасать во что бы то ни стало или дать человеку уйти - одна из них, и ставит перед выбором там, где его раньше не было.
Галина 3 сентября 2021, 23:53
Ростовчане еще помнят Зеленую школу. В ней учились детки с проблемами здоровья. Среда в школе была адаптирована, пед.коллектив подобран. В Новочеркасске был техникум. В нем давали профессию, вводили во взрослую жизнь самостоятельную. Туда ехали со всего Союза. Школу и техникум ликвидировали. Детей больных отправляют в обычные школы. Наблюдаю, как мальчик с опорно-двигательными проблемами пытается угнаться за здоровыми одноклассниками. Ребята его не обижают, только энергии у них больше. А если проблемы не с ногами, с головой? Надо иметь смелость называть вещи своими именами. Простите, если кого обидела.
ИН для И. 3 сентября 2021, 20:05
В силу своей профессиональной деятельности знаю очень много семей с детьми-инвалидами. Тех, кто родился недоношенным, среди них, конечно, больше среднего, но не намного. А вообще инвалидов сейчас намного больше, чем было в моем детстве. В 70-х могу вспомнить лишь одну умственно-отсталую девушку на весь наш квартал, и ни одного ребенка с какой-либо другой инвалидностью. Что же касается склонения к абортам, то уж как раньше это делали, так сейчас нигде и никому не приснится. И вы извините, но от фразы: "спасают при рождении, без учета последствий" потянуло жутковатым. Вы ведь не имели ввиду, что детей, которым потом надо собирать на лечение, и спасать не надо, нет?
Алла 3 сентября 2021, 18:15
Андрей, люди с депрессией опасны только для себя, а не для окружающих. А те, кто опасны для общества, должны быть изолированы. Очень много жалоб на "инклюзивных" детей в обычных школах. В лучшем случае они лишь тянут успеваемость класса вниз, мешая полноценно обучать детей с нормальным интеллектом. В худшем же, они угрожают здоровью и жизни одноклассников.
И. 3 сентября 2021, 14:01
ИН для Галины 1 сентября 2021, 11:12 2 сентября 2021, 22:06 Сейчас давят в женских консультациях, склоняя к абортам, на этом сайте затрагивали эту тему. Посмотрите истории детей, которым собирают деньги на лечение, там очень часто звучит, что дети родились сильно недоношенными. Сколько их, утверждать не берусь, но связь просматривается. Спасают при рождении без учета последствий? Чтобы делать такие громкие заявления, как Вы, надо бы исследования провести. А у нас в стране сейчас этим никто не занимается, может какие-нибудь энтузиасты только, но гос-ву это не интересно. И за здравоохранение не понятно кто отвечает, функции распылены по разным конторам, у семи нянек дитя без глаза.
Андрей гость - ответ Галине 3 сентября 2021, 12:21
Абсолютно согласен с тем, что государства обязано обеспечить достойные условия обитателям ПНИ и закрытых стационаров. Но держать людей взаперти это тоже не по христиански и не гуманно. Не нужно заниматься стигматизацией и делить живых людей на тех, кто соответствует или не соответствует норме. На свободе гуляют намного более социально опасные люди, чем за решетками психиатрических заведений. У нас до 20% населения страдает депрессией. Что теперь, закрывать их всех? Спаси Боже добрых людей.
Галина - Андрею -гостю 3 сентября 2021, 07:20
На самом деле, вместо того, чтобы обеспечить нормальные условия в пнд, происходит снятие диагнозов с больных людей. Больной попадает в среду, для него опасную, травмирующую, усугубляющую его и без того незавидное положение. Это жестоко. И по отношению к больному, и по отношению к здоровым. Потом начинаются сказки про "особенных", "солнечных". Потом адоптируется школьная программа не под обычных детей, а под "особенных" и т.д. и т.п. Выводы неутешительные.
Наталья 3 сентября 2021, 01:30
"Ещё как даёт Господь крест не по силам! Он Сам упал под тяжестью Своего креста. Где уж нам, простым смертным. Но поднял его Симон и помог донести. Он даёт этот непосильный крест кому-то, чтобы мы, которые рядом, подбежали и подхватили. Все вместе. Чтобы стал он легче. И тогда это будет христианство. И только так возможно будет не только поднять и донести, но принять и благодарить." Наконец-то правильное понимание этих слов: Господь не даёт креста не по силам. Не по силам он может быть одному человеку, а окружающие ближние должны помочь его донести. Все верно. Но в жизни это часто не так, поэтому и бывают суициды и другие страшные вещи, когда человек не в силах вынести испытание.
ИН для Галины 1 сентября 2021, 11:12 2 сентября 2021, 22:06
Почему становится всё больше детей инвалидов? По двум причинам. Во-первых теперь на людей не давят так сильно, как в СССР, когда от инвалидов почти всегда отказывались уже в роддоме. Поэтому, мы видим их теперь почти столько. сколько их есть на самом деле. Во-вторых у нас с середины XX века было произведено очень много открытых ядерных взрывов, а последствия радиоактивного заражения с каждым годом лишь увеличиваются. Сперва приводят к мутациям, потом одни мутации приводят к другим мутациям... как снежный ком.
НП 2 сентября 2021, 21:07
Зачем кого-то уговаривать любить? Тем более просить остаться отцов? Как "невольник-не богомольник", так и тут. Поддержка нужна в первое время , как наступила инвалидность ребенка, очень нужна, выть хочется как нужна. Причем поддержка всех. А потом что там говорят эти бабки про свои огурцы твоего ребенка-совсем неважно, как косятся неважно, как осуждают неважно. Я еще и радуюсь, когда ругают, значит на вид как нормальный))
Светлана 2 сентября 2021, 20:52
Елена, дорогая, спасибо Вам! Теперь ловлю Ваши рассказы и очень радуюсь, что не оскудевает нива женской православной прозы. Не сказочки про белого бычка, притянутые за уши,а живые, настоящие, пронзительные истории. Ещё раз спасибо Вам.
Елена О. 2 сентября 2021, 18:25
И. 2 сентября 2021, 14:15 Действительно. Благо здоровых нет, есть недообследованные... Я тоже всегда слезами заливаюсь, когда рассказы Елены читаю. Правда есть и побочный эффект: иногда озираюсь по сторонам - смотрю нет ли рядом с храмом кого-то особенно душевно неразвитого, кто, возможно, укусить собирается. Пока не попадались... Но должны же быть.
Андрей гость 2 сентября 2021, 16:17
Рассказ хороший, затрагивает важную проблему, но это только видимая часть проблем несчастных инвалидов. Огромное количество одиноких обездоленных людей с психическими проблемами годами сидят фактически в тюремных условиях ПНИ и закрытых стационаров, питаются впроголодь и не имеют ни малейших шансов оттуда выйти. Трудно даже вообразить, с какими нечеловеческими пытками многие из них сталкиваются. Спаси Боже добрых людей.
Елена О. 2 сентября 2021, 15:44
Может я плохо смотрю вокруг, но я такой типаж женщин в церквях не наблюдаю. А раньше именно так себе и представляла православных прихожанок (либо как на картинке, либо из-за своего горя глаз не поднимающих на окружающих). В нашем храме все худенькие, а матери детей-инвалидов - так просто красавицы.
НН 2 сентября 2021, 15:26
Сергей:/в классе моего сына есть особенный ребенок/. ГАЛИНА:/муж мой является инвалидом детства многое перечувствовано,пережито/. Сергей,Галина,хорошо понимаю вас,проблема мне близка.Сергей наз особенным больного ребёнка; автор ребенка с синдромом Дауна солнечным.А это больные дети,инвалиды,"убогие".Раньше к ним и относились,как к больным-с жалостью(жалость=любовь).Правда,и люди были добрее.Иногда мне кажется,что скоро наше общество заставят забыть об остальных детях,все силы положат,чтоб нездоровые начали управлять здоровыми;школьные программы напишут"под них",и остальные,здоровые,будут получать дефективные знания,чтоб не обижать нездоровых.Спасибо,рассказ хороший,но с эл-тами манипуляции
Людмила 2 сентября 2021, 15:00
Елена, пожалуйста, пишите-пишите! Ваши рассказы проникают в самую душу. Дома читала ваши книжки и не могла удержаться от слез. Прочитала этот ваш рассказ на работе и еле-еле сдержалась... Помоги, Господи, всем мамам особенных детей и тем, кто не решился взвалить на себя такую ношу.. Как-то можно помочь конкретно этой женщине, Вике?
И. 2 сентября 2021, 14:15
У одних нет терпения к физической немощи, у других - к душевной немощи. Так и живем, ставя другу диагнозы.
Ирина 2 сентября 2021, 11:25
Спасибо!!до слез ...Как же сжимается сердце за эту женщину...Как больно за нее и ее дочурку...Слава Богу что у нас не так!Если увидят больного ребенка,стараются помочь,вперёд пропустить, лишний раз не смотреть,травмируя близких! Спасибо Вам,Елена,что пишите об этом! Об этом нужно говорить! Обязательно!
Елена 2 сентября 2021, 10:24
Спасибо, Елена, за рассказ! Раньше таких деток называли "Божьими людьми", их не боялись, помогали, как могли. Помоги,Господи, чадам Твоим болящим! А нас спаси и сохрани от жестокосердия. Всем всех благ и Покрова Царицы Небесной!
Игорь 2 сентября 2021, 08:52
Очень сильный рассказ. До слез. Огромная благодарность автору.
Надежда 2 сентября 2021, 06:37
Спасибо. Елена. какие замечательные слова Вы нашли, чтобы пробудить наше сердце.
Елизавета 2 сентября 2021, 00:45
Низкий поклон автору! Такое статьи нужны по многим причинам. Для меня лично - лишний раз вырваться из мысленной суеты и поблагодарить Бога за свою жизнь. Сергею, у котрого обидели сына. Ваш гнев понятен, но причем здесь эта история? Мама Оли ни на секунду её без присмотра не оставила. А у Вас негатив и здесь. Но то, о чём Вы пишите - это проблема российского "инклюзивного" образования. Почему кавычки поставила, надеюсь понятно. Дорогая автор, пишите ещё! И не слушайте никогда тех, кто считает - сколько же раз Вы употребили то или иное слово. ТАК написать, как это сделали Вы - талант.
Василий 1 сентября 2021, 21:34
Спасибо за светлый и чистый рассказ!
Катерина 1 сентября 2021, 17:17
У матерей-одиночек, ухаживающих бессменно за инвалидами 24(!!) часа в сутки, накапливается безумная усталось. Дневных центров, куда можно было отвезти ребенка под присмотр опытных социальных работников и хотя бы немного заняться своим собственным здоровьем в России просто нет. Дома отдыха иппотерапии были бы очень нужны, как мне кажется, На детей и их родителей общение с обученной лошадью оказывает невероятно успокаивающее, пусть даже и временно, воздействие, но увы. Отсюда эта безумная усталость в глазах у этой женщины. Если бы ее нервная система не была бы так мега-перегружена непосильным трудом, то она и внимания бы не обрaтила на болтовню пока еще неразвитых духовно сестер во Христе :(
галина 1 сентября 2021, 12:55
Елена, спасибо огромное за рассказ. Все правильно! И слова все правильные. Иначе до нашего сердца не достучишься. А ведь так хочется порой закричать: Люди! Мы же все хотим. чтобы к нам относились по доброму, с пониманием! Оглянитесь вокруг.Вы идете по улице, а в глазах нет доброты. Про улыбку даже не буду говорить! Ведь вокруг такие же люди. И если мы сами первые улыбнемся и скажем доброе слово другому человеку, то МИР вокруг станет добрее! И легче будет дышать и жить! Дай Бог Вам. Елена. и всему Вашему семейству здравия на многая и благая лета!Да хранит вас Господь за доброе сердце!
Елена 1 сентября 2021, 12:03
Страшная ситуация, но написано замечательно. Сразу улетучиваются из сердца каки-то следы или зачатки негатива к таким детям и их родителям. Спаси Бог вас, дорогая Елена.
Ирина 1 сентября 2021, 11:55
Это действительно страшно. Когда просто смотришь на такого ребенка, у которого опыт отвержения неподъем ный - просто смотришь как на ребенка, улыбаешься , а они не верят. Ребенок сияет, оглядывается на маму, он в восторге - просто потому что не увидел этого фонового отвержения на лице встречного, - а мама как ёжик. И на лице её превентивное "да, он такой и мы будем тут сидеть, нравится вам это или нет"... Понимаешь объемы этого фонового отвержения и хочется выть надсадно...
Галина 1 сентября 2021, 11:12
Не нужно убеждать, что родить больного ребенка это какое-то особое счастье. Это горе. С ним надо научиться жить и научиться видеть светлые стороны жизни, принимать и радоваться маленькими чудесами. Обществу же стоит задуматься: почему с каждым годом рождается все больше больных детей? В 1962 на всю станицу была одна девочка,никого не удивляла и никто ее не обижал, а сейчас сплошь и рядом больные дети. То, что люди боятся болезней - это естественно, противоестественно выдавать за норму болезнь и горе. Предвижу обвинения во всех возможных грехах, отклоняю заранее: т.к. муж мой является инвалидом детства многое перечувствовано,пережито...
Сергей 1 сентября 2021, 09:59
Хорошая статья. Но есть и другая сторона медали - в классе моего сына есть особенный ребенок, который на 30 см. выше моего и в 2 раза тяжелее. У этого особенного часто бывают вспышки агрессии, терроризирует весь класс: бьет самых маленьких, ругается матом, лапает девочек, забегает в женские туалеты. Однажды подкрался со спины, схватил сына за затылок и ударил головой об дверь! А особенная яжемать сразу на упреждение помчалась писать заявление в полицию переворачивая все наоборот. Благо есть камеры в коридорах, свидетели и т.д. Да и габариты детей просто несопоставимы, мой до головы особенного не дотянется даже в прыжке. О таких случаях нет желания написать?
Екатерина 1 сентября 2021, 09:53
Люблю статьи Елены, она их пишет действительно с кровоточащим сердцем. Но вот когда начинается перебор с эмоциями, это несомненно вредит. Тема настолько острая и животрепещущая, что не требует постоянного нагнетания... Улыбка страшная, слова страшные, женщины шипят.... И без этого картина нарисована мастерски, не надо усугублять и повторять по нескольку раз то, что нужно сказать лишь однажды. Если кто-то не понял, что ситуация страшная, словами его не убедишь.
р.Б.Сергий 1 сентября 2021, 09:48
Очень сильный и нужный,для очищения и оживления душ наших,рассказ.Огромная благодарность автору.
Людмила 1 сентября 2021, 08:15
До слез... Да,такие мамы с больными детьми стараются быть не заметными,виновато улыбаются,но в чем они виноваты?Ведь это очень тяжело воспитывать такого ребенка и пытаться, как то защитить его от косых взглядов и злых слов. Помоги ,Господь!
ИН 1 сентября 2021, 07:55
Какая мощь! Давно у меня таких слез не было...
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×