Полевой эксперимент. Зачем я уехал из мегаполиса в деревню

    

Десять лет исполняется с той светлой минуты, когда после многих сомнений и переживаний мы с женой и детьми совершили дерзкий побег из Петербурга в деревню, на постоянное место жительства. Сегодня прошедшие годы выглядят как один день, а выбор кажется само собой разумеющимся. Даже не представить, что было бы с нами, останься мы в городе, — так много значил и изменил в нас порыв переустроить всё заново.

С улыбкой рассматриваем мы семейные фотографии тех лет и вспоминаем первые шаги и пробы на деревенской почве. Что ни говори, наш брат, горожанин, крепко «поставлен на тормоз»… Пригубливает парное молоко и морщится: коровий запах! Магазинное, из пакетов — это бело-мокрое и ничего больше. А в другой раз пойдет искупаться на речку, и — на тебе! — тина, водоросли, головастики по воде плавают. Фу-у… Срочно в Египет, к гостиничным бассейнам с кафельным дном и ласковой водичкой ярко-голубого цвета. Беда ли, что с химикатами, зато чисто и цивилизованно.

Любоваться прелестями пейзажа, известное дело, лучше, не выходя из салона автомобиля. Потому что чуть приоткроешь стекло — оводы роем. «Трава по пояс» тем более — сплошной триллер. Как подумаешь, что в ней, в этой траве может находиться…

И мы с нашими детками, конечно, на собственном опыте это прошли: майские жуки, мыши, крапива, собака соседская наглая, комариные укусы, коса не косит, до магазина далеко, печка дымит и не разжигается. Трудна и исполнена превратностей жизнь Робинзона на необитаемом острове…

Однако наша молодая семья активно прибавлялась, дети рождались один за другим, и ответственное родительское сознание требовало дать им всё самое лучшее, самое правильное и самое экологически чистое. Теплую половину года мы проводили у себя в деревенском доме, а на зиму возвращались в Петербург.

Прошло три года подобной кочевой жизни, и мы стали замечать, что отправки в деревню ждем, как соловей лета, тогда как осень и обратный переезд в город даются психологически тяжелее и тяжелее. Стесненные условия квартиры, слякотный климат, толчея в транспорте, постоянные детские болезни — не нужно много рассказывать о неудобствах, известных среднему обитателю мегаполиса, а в особенности обремененному семьей. «Низкие потолки и узкие стены душу и ум теснят», как писал Достоевский, тоже житель Петербурга.

    

Подобно мальчишке, который долго тянет перед тем, как в первый раз прыгнуть с высокого берега в воду, приседает, мотает руками и потом, закрыв глаза, летит стремглав вниз, — бултых! — так и мы с женой в один прекрасный день решили прогулять — была не была! — переезд и перезимовать в деревне. Оказалось, не так уж плохо. Первая наша зима выдалась суровее обычного, но в доме было тепло и уютно. Детки радовались снегу и катанию на санках, я на ту пору давно перешел на удаленную работу, — публицистика, редактирование и т. п. Супруга же, как молодой ученый, кандидат и доцент в перманентной беременности и отпуске по уходу, активно самообразовывалась посредством Интернета.
Карьера особо не привлекала, ибо за предыдущее время я кем только не был и чем только не занимался. Интересных вещей в мире множество, организоваться — вопрос самодисциплины, а исполнять обязанности белки в офисном колесе и при этом ощущать себя нужным и занятым, на мой личный взгляд и вкус тридцатипятилетнего не-юноши с опытом, было не обязательно.

Сложно было на первых порах? Ох, сложно. Священник, у которого мы просили благословения, с сомнением посмотрел на нас: «А выдержите? За лето в деревне рубаха на теле от рабочего пота сопреет». Но мы не взялись за распашку больших территорий и первую живность приобрели уже позже. Мы вообще не собирались перевоплощаться в крестьян, а продолжали жить вполне городскими интересами. Даже номер на машине долго не меняли, сохраняя, как знамя, гордое «78».

Проблемы были, скорее, другие: психологической совместимости, разницы ритмов столицы с глубинкой. Ну, и умений и навыков тоже не хватало, понятное дело. Тот, кто уехал из деревни в города в первом поколении, тоскует по своим местам. Навещая малую родину, он переживает прилив сил и чувство свободы, не надышится воздухом полей, сладостно вслушивается в говор местных жителей, с радостью принимаются за знакомую с детства работу. Мы же росли на асфальте, дышали бензиновыми выхлопами и, как водится, в руках молотка не держали. Деревня подобным гуманоидам не матушка, а настоящая баба-яга.
Особенно тяжело давалась монотонная работа: колка дров, прополка, вскапывание. Твое внутреннее «я» возмущается и требует креативности. Стоя на картофельнике, то и дело поглядываешь вперед и назад: а сколько же там у нас осталось и сколько сделано? Сделанное, как правило, прибавляется ме-е-дленно, остаток же упрямится и никак не хочет убывать… Но, пообвыкшись, ручной труд на земле начинаешь любить и, наоборот, к городским занятиям возвращаешься с неохотой.
Местные жители, в основном пожилые люди, встретили настороженно. Местному жителю — ему что нужно? Перво-наперво ему нужно понять, кто ты такой и что здесь делаешь, причем разложить это на привычные для себя категории. Переезд из столицы в глубинку, прямо скажем, — не самый частый случай в наше время. Ежели бы отсюда в столицу, то было бы понятно… А так, городской, рожа хитрая, говорит не по-здешнему… Просто дурак или, не дай Бог, лихой человек?

Взаимопонимание наладилось, когда «городские» начали ходить помогать в церковь: читать, петь на клиросе. Тут уже всё встало на свои места: «псаломшшик приехал», «псаломшшикова жена», — коротко и ясно. Данная, прямо скажем, относительная социальная роль в глубинке довольна весома, ибо в прошлом при церквях всегда были помощники — псаломщики, просфорни, черницы, — живущие особенной жизнью, по-своему включенные в жизнь округи и играющие в этой жизни необходимую роль.

У супруги затруднения, по большей части, были общечеловеческие, не переселенческие. Жизнь женщины по-другому, резче отграничивается рубежом «до детей» и «после рождения детей». Тем более когда младенцев на руках несколько, и конца-краю не видно пеленкам, горшкам и кормлениям. Сами собой в голову пролезают диверсантские мысли, что это — до гробовой доски, мозги засохнут, интересы и увлечения кончатся, и ничего в жизни больше просто уже не будет. Но дети растут и взрослеют, поэтому, как говорится, «первые десять лет тяжело, а потом отпускает». На смену приходят воспитательные проблемы старшего возраста, и тем не менее рутина ухода за малышами не бесконечна. В сумме же мы убедились, что заниматься детьми в деревне удобней и легче, чем в городе.
Что самое скверное для детей в городе? Умножение сущностей! «Без нужды не умножай сущности», — гласит философская мудрость. Но сущностям философская мудрость, как говорится, «до лампочки». В большом городе сущности толкутся друг у друга на голове и одни другими погоняют. Вы не можете сделать «стоп-кадра», зафиксировать какой-нибудь отдельный момент из потока впечатления. Поэтому дети, совсем как взрослые, страдают гиперактивностью и дефицитом внимания. Гиперактивность и дефицит внимания — две вещи, которые делают современные воспитание и обучение кошмаром. Любой одаренный ребенок на конкурсе «Щелкунчик» или в передаче «Умники и умницы» отличается двумя вещами: фундаментальным спокойствием и вниманием.
В деревне поток впечатлений невелик, а лишним сущностям неоткуда браться, разве только из телевизора и из глубины грешной души папы или мамы. Поэтому если вы без нужды не умножаете сущности, то дети в деревне: а) никогда не скучают (просто не догадываются о разнице между обычной жизнью и развлечениями), б) любят природу, в) много читают, г) слушают аудиокниги, д) не переносят эстрады, шансона и рэпа, е) играют в дочки-матери, эстафеты, снежные крепости и в остальные человеческие игры, ж) клеят, вырезают, рисуют и строят, з) поют военные песни и знают героев Великой Отечественной лучше, чем их родители, и) ставят театральные постановки и снимают их на видео, к) занимаются музыкой, л) говорят правильным русским языком, м) охотно участвуют в богослужениях, н) хорошо и самостоятельно учатся экстерном. Благо в эпоху Интернета и DVD деревня перестала быть местом, отделенным от культуры и знаний.
Можете задать вопрос: «А как же общение, досуг?» — и будете правы. Общения и разнообразия развлечений нашей семье не хватало и не хватает. Их не хватало в Петербурге, где дружеские молодежные кампании как-то подрастерялись, угодив в полосу бытовых и личных проблем; недостает общения и в деревне. Разобщение — бич нашего мира и я, честно говоря, не знаю, что против этого сделать.
При этом посудите сами, какие увеселения, когда на руках у тебя погодки, мал мала меньше? Жизнь поневоле сама собой перестроилась и потекла по принципу «мой дом — моя крепость». И это правильно, это замечательно! Семьи в жизни современного человека должно быть больше, а не меньше. Людям несамостоятельным полезно начать полагаться лишь на себя. Людям, зависимым от стороннего мнения, полезно пожить без постороннего вмешательства и оценок. Молодым семьям легче состояться на какой-нибудь нестандартной почве, вне зрения свекровей и тёщ. Как говорил захаровский Мюнхгаузен: «Каждый здравомыслящий человек просто обязан время от времени вытаскивать себя за волосы из болота».

Так называемые проблемы семейных отношений — от скуки, они легко разрешаются там, где увлечены общим делом. Поэтому семейный радикализм — это здорово! Домашние начинания forever! Хочешь быть счастливым — будь им. Устрой любые, какие хочешь, удовольствия в домашнем кругу, и ни в чем себе не отказывай. О-ле-оле-оле!..

Так понемногу социализированные горожанские мысли наши стали настраиваться на неформальную альтернативную «волну». Вот вы, читатель, куда придумаете направить переизбыток творческой энергии и домохозяйственной фантазии? Наверняка, купите новую обстановку в детскую, смените окна на пластиковые, ну в крайнем случае, запланируете переезд на новый адрес. В любом случае, это будет: 1) дорого, 2) не своими руками и 3) в рамках строгой «табели о рангах» городского благоустройства. В деревне, в своем личном хозяйстве ты можешь: 1) копать пруд, 2) резать наличники, 3) строить летний душ, 4) складывать красивые горки из камней, 5) ставить флагшток и каждое утро поднимать флаг твоего семейства, 6) пробовать разводить самые необычные растения, 7) устраивать собственный детский городок, 8) проводить воду в дом, 9) стрелять по мишеням, 10) делать ветряк, 11) осваивать использование таких гениальных вещей, как мотобур, бетономешалка и снегоуборщик. И при этом никто и никогда не скажет про ваш пруд: «отстой», наличники и при отсутствии большого мастерства будут смотреться прекрасно, выловленные четыре карася примут на ура, не хуже норвежской семги, а нарисованный детворой флаг будет представлять собой предмет общей гордости и handmade в единственном экземпляре.

Деревенская усадьба — большой конструктор, а ты в ней сам себе мастер, начальник и пользователь. На первых порах страшно подумать о том, чтобы сделаться печником. Ан нет, в конце отопительного сезона в голове уже шевелятся и не дают покоя разные идеи: что и где в кладке печи стоит усовершенствовать и развить. Не хватает жилой площади — не беда, ставь пристройку к дому. Расшириться на пятнадцать квадратных метров не слишком сложно: время, желание и семьдесят тысяч рублей в придачу (иными словами, до пяти тысяч за «квадрат»). Для сравнения, в городе прибавка в одну лишнюю комнату потребует: а) головной боли, б) гипертонического криза, в) дюжины скандалов с родственниками и, наконец, г) долгожданного, в трудной борьбе завоеванного долгового ярма на многие годы.
В деревне ваш, с позволения сказать, «менталитет», наконец, меняется настолько, что жена в день рождения вместо какой-нибудь изящной вещи или домашней экипировки просит садовую тележку, а дети больше всего на свете мечтают кормить курочек с кроликами. «Отпуск» с поездкой куда-нибудь под пальмы выглядит вещью абсурдной: «Ну, куда мы поедем, да и зачем? А как же наши родные-дорогие хозяйство и клумбы?»

Наступает черед сельскохозяйственных тематических сообществ и восторга, почти детского, от разных хитрых копалок, сажалок, пололок, кормилок, поилок и косилок. У вас появляется живность, ходить за картошкой в магазин представляется грустным, огурцами признаются лишь те, которые с грядки. Вы начинаете чувствовать, что город вас отпустил, он где-то далеко-далеко. Вы и ваши домашние становитесь людьми земли. Будут ли вам предлагать карьеру, встанет ли с остротой тема образования, медицины и прочих удобных «опций» цивилизации — все возникающие вопросы будут решаться «в процессе», в порядке поступления. Главное — понимаешь, что эксперимент удался. В деревне ты рожден заново, здесь твое место, и отсюда исходит пуповина, прикрепляющая тебя ко вселенной.

Андрей Рогозянский

Источник: Фома.Ru

22 апреля 2015 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Возвращение комбайнеров Возвращение комбайнеров
Игорь Манылов
Возвращение комбайнеров Возвращение комбайнеров
Игорь Манылов
Какие проблемы создают стране высокие заборы? Что профессиональный юрист может сказать о заповеди «подставь другую щеку»? Почему чиновник высокого ранга отправляет сына в армию? Обо всем этом и, конечно, о земельном вопросе в современной России мы говорим с первым заместителем министра сельского хозяйства Игорем Евгеньевичем Маныловым.
Деревня «Караул!»
Нигде такого разорения и запустения, как в русских селениях, нет
Деревня «Караул!»
Нигде такого разорения и запустения, как в русских селениях, нет

Александр Калинин
За прошедшие с развала СССР 20 лет в стране не стало 23 тысячи населенных пунктов, из них 20 тысяч – сёл и деревень. Еще 20 тысяч – на грани вымирания, в них осталось по 5-7 стариков. Я бывал в этих деревнях и видел этих стариков. На зиму, когда уедут последние дачники, а землю скует морозом, они обычно сбиваются в одну избу. И не только для того, чтобы таким образом сэкономить дрова и электричество. Вместе не так страшно. А главное, чтобы не помереть в одиночестве.
25 лет на сельском приходе. Ч.1. Спас-Водога 25 лет на сельском приходе. Ч.1. Спас-Водога
Прот. Анатолий Денисов
25 лет на сельском приходе. Ч.1. Спас-Водога 25 лет на сельском приходе
Часть 1. Спас-Водога
Протоиерей Анатолий Денисов
И пошло дело. Гробы колотим, на день рождения подарок – гроб. А что? Грибы-ягоды заготавливаем. А грибы-ягоды – это не игрушки.
Комментарии
Владимир 9 июля 2019, 02:40
Родился я в селе. Мечтаю как поменять место жительства с города на сельскую местность. Уехать подальше от города. Читая вот такие статьи про переезды и как там люди устраивают свою жизнь - очень рад, что у них всё получается. Живут и радуются жизни... детки подрастают, работы не початый край, развлечений больше чем в городе да и полезней. Всё делается с радостью и удовольствием для семьи. В городе люди не хотят знать друг друга. Относятся не уважительно или вообще не замечают твоего существования. В основном вижу люди в городе заняты содержанием собачек у себя в квартирах. До тебя им дела просто нет. Мечты покинуть город не покидают меня - думаю этот вопрос в скорости решится и непременно.
Александр16 марта 2018, 09:19
Всего пять комментариев, а последний аж полтора года тому назад. Хочется видеть не слепок, не отпечаток, может быть, моментных ощущений – ведь через несколько дней, в другом настроении, и этот рассказ прозвучал бы иначе: более оптимистично или более пессимистично. Думается, сама тема привлекла бы большее внимание, если бы семьи, подобно этой, не пропадали, а могли размещать новости о себе хотя бы раз в 4 года: весна, лето, осень, зима. Описывая что произошло. Вот еще пример:
http://pravoslavie.ru/111291.html
Хочется знать, что случилось дальше, их находки, как крепнет вера, а в том числе и вера правильности выбора. С искренним уважением и восхищением!
Олег 3 августа 2016, 16:41
Автор не испытывает материальных проблем и не может понять действительной трудности деревни.У него: а вот общение, а вот облака,а вот трава.... крестьянин не видит этих облаков, для него либо сухо, либо мокро и погода интересует,как она повлияет на урожай. Мы с женой тоже из Москвы уехали в деревню,жить было трудновато и я вдруг решил, что в деревне несмотря на тяжелую крестьянскую работу будет легче, свои продукты свежий воздух... Продал братьям свою долю жилья,купил дом и уехал.Денег они мне дали на дом,а оставшуюся часть обещали отдавать равными долями,но так не получилось,говорят пока денег нет.И мы остались без средств существования,работы оплачиваемой никакой и жена беременная.Надеясь, что нам будут выплачивать нашу долю мы рьяно взялись за крестьянскую жизнь. Завели живность,птицу, огород и пр.Работаю от зари до заката,крестьяне говорят, что сделаешь летом то будешь есть зимой и я это понимаю,так как других источников дохода у нас нет. Остается только уповать на Бога.В местной церкви нет иконостаса я иконописец передложил написать практически задаром,денег нет на материалы и пр. Что то я расписался,видно настроение было не очень после дифирамбов автора деревне,а в целом я с ним согласен.И все в руках Божьих. С уважением
тамара 7 июня 2016, 16:06
Какие вы молодцы,что решились на такое.а какая польза вашим деткам!!!!Божией ,Андрей,Вам и Вашей семье помощи.Ваши все статьи очень интересные ,добрые,а есть и очень серьёзные . ...Спаси Бог Вас за Ваши труды.....
Елена Мармышева12 октября 2015, 02:41
Андрей Брониславович, спасибо Вам. Очень добрый пример! Люблю читать Ваши публикации. Столько в них пользы уже почерпнули. А эта -особенно важна для меня. Много сталкивалась с отрицательным опытом горожан, а так нужны положительные прецеденты. Давно думаю об этом.Спасибо!
Алексей 7 мая 2015, 20:13
Интересно Автор пишет что ему было 35 лет когда он решился а потом пишет что прошло уже 10 лет.
те ему сейчас сколько лет ?

Очень поучительная статья.
Серега?23 апреля 2015, 09:57
Во даююююют! Клааааассссссс!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×