Секретная миссия сыщика Кошко

Новый взгляд на давнее дело о похищении Казанской иконы

Сенсационная находка сделана в архиве Санкт-Петербурга: историк Никита Крылов обнаружил протоколы следствия, которое вёл в 1909 году сыщик Аркадий Кошко. Речь шла о похищении великой святыни - первообраза Казанской иконы Божией Матери — из Казанского монастыря за пять лет до этого, в 1904 году.

Был ли заказ на преступление?

Тогда местная полиция быстро поймала главных винов­ников — крестьянина Варфоломея Стояна и его сообщника Анания Комова. Улики были налицо: жемчуг, изумруды и золото из ризы чудотворного образа. Но саму икону не нашли. Стоян заявил, что разрубил её на части и сжёг в печи. Зачем? Якобы ради «эксперимента». Он был воинствующим атеистом и хотел убедиться, что за уничтожение святыни Бог его не накажет. О том, что он сжигал в печи какие-то «щепки», сказала и его девятилетняя падчерица. Правда, ранее она утверждала, что икону куда-то выбросили: то ли утопили, то ли закопали. И всё же следствие согласилось с версией сожжения.

Уже тогда среди верующих пошли разговоры о том, что похищение могло быть хитроумно спланировано. Якобы преступнику достались драгоценности, а святыню у него выкупили старообрядцы. Для чего им это понадобилось? Многие верили, что обладание чудотворным образом принесёт особую благодать и изменит жизнь к лучшему.

И действительно, уже в следующем, 1905 году царь принял манифест, уравнявший старообрядцев в правах с официальной Православной церковью. Такой свободы у них ещё никогда не было. В представлении многих верующих это было связано с заступничеством Божией Матери, чей образ тайно хранился в Казани.

До революции многие люди пытались частным образом продолжить расследование и найти икону. С этой же целью в Казань прибыл начальник Московской сыскной полиции Аркадий Кошко, имевший славу «русского Шерлока Холмса». Что же ему удалось выяснить?

Загадочный образ купчихи Шамовой

Из допроса казначея Казанского монастыря монахини Варвары (Клесовой) следовало, что у Варфоломея Стояна имелся «заказчик» — местная купчиха, миллионерша Аграфена Шамова. По словам монахини, купчиха не пожалела денег и вошла в сговор с двумя влиятельными лицами — с городским полицмейстером и с игуменьей монастыря Маргаритой. Именно по­этому икону удалось так легко украсть, а следствие так быстро согласилось с тем, что её сожгли.

На самом деле святыню передали старообрядческой общине. Более того, московский сыщик Николаев втёрся в доверие к членам этой общины, выдавая себя за приверженца старой веры. И ему открыли секрет: святой образ цел и хранится в молельне у Шамовой. Сыщик уговаривал позволить ему приложиться к святыне. Но его раскрыли, и операция сорвалась.

Похожая ситуация случилась и с Аркадием Кошко. В Казань он прибыл неофициально, к местным властям не обращался, полагая, что они не заинтересованы в установлении истины. С участниками загадочной истории беседовал в номере гостиницы. Но сарафанное радио работало быстро: через несколько дней весть о «русском Холмсе» облетела город. Дальше действовать не имело смысла: образ наверняка надёжно перепрятали, а всех, кто мог сказать правду, предупредили.

И всё же Кошко удалось узнать важную деталь. Оказалось, что Варфоломей Стоян был знаком с Шамовой. А до похищения этот одиозный персонаж, уже замеченный в воровстве, приходил в Казанский монастырь, и его принимала игуменья Маргарита.

Куда ушла подозреваемая

Любопытна судьба тех, кто причастен к альтернативной версии похищения. Историк Никита Крылов отмечает, что игуменью Маргариту, которую подозревали в сговоре, вскоре отстранили от руководства обителью и отправили на покой. Но в церковных документах почему-то не сказано, куда именно. Обычно бывшие игуменьи доживают последние годы в стенах монастыря. Однако матушка жила в каком-то другом месте. В каком? Не исключено, что комфортные условия для пожилой женщины обеспечила купчиха Шамова или её единоверцы.

Ещё одна странность: новой игуменьей Казанского монастыря назначили монахиню Варвару — главного обвинителя игуменьи Маргариты и миллионерши Шамовой. Возникает впечатление, что церковное начальство не разделяло официальную версию о краже иконы.

Впрочем, к Шамовой претензий не предъявляли. Даже если икона хранилась у неё, оснований для нового следствия, допросов и обысков не нашли. Москва не захотела вмешиваться в сложившиеся связи через голову местных властей. Шамова продолжала успешно вести свой бизнес, активно занималась благотворительностью, ей даже присвоили звание почётного гражданина Казани.

Ценные сведения в бумагах «русского Холмса»

Значит ли это, что святой образ уцелел? Однозначно ответить нельзя, но факт остаётся фактом: убедительных доказательств того, что икону уничтожили, нет. Свидетельства противоречивы, а главное — Стоян не имел никаких причин её сжигать. Он был опытный вор и знал, что дорого за это поплатится.

— Ранее он уже несколько раз крал иконы, — рассказывает казанский историк Дмитрий Хафизов. — Но никогда их не уничтожал, ведь это считалось святотатством и за такое выносили суровый приговор. А за кражу украшений с образа — всего три года каторги. Поэтому воры обычно снимали драгоценности и отправляли в полицию анонимную записку: икона находится в таком-то месте. Почему же Стоян действовал иначе?

Найденные в петербургском архиве протоколы заставляют ещё раз вернуться к этой истории. Большинство специалистов не спешат с окончательными выводами, говорят, что нужны новые исследования. Историк Никита Крылов отмечает, что в протоколах есть ценная информация — точное описание подлинника Казанского образа. Следователь Аркадий Кошко заставил монахиню Варвару, ежедневно молившуюся перед иконой, припомнить мельчайшие подробности: отбитый левый угол, царапины на шее и на лбу изображения Богородицы, буквы на обороте… И теперь, если первообраз найдётся, определить его подлинность не составит труда.

Михаил Устюгов

Источник: "Крестовский Мост"

26 апреля 2018 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Наталья23 июня 2018, 01:18
Об игумении Маргарите (Мария Михайловна Максорова) написано в статье А. М. Елдашева «Казанско-Богородицкий женский монастырь: Вехи истории»)
Она б. казначеей Казанского Богород. монастыря, потом игуменьей Козьмодемьянского Свято-Троицкого Черемисского монастыря (1894-1898), потом была на покое в Казанском монастыре. 16.01.1904 ее избрали в игумении. Игуменствовала она до 1910 г. Думаю, что потом она так и осталась в Казанском Богородицком монастыре на покое. А то, что в 1910 г. выбрали монахиню Варвару в игумении - это дань давней традиции в этом монастыре. Там выбирали в игумении только казначей монастыря, а монахиня Варвара была казначеей.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×