О том, как будущий епископ Кирилл (Поспелов) привез голодающим 13 вагонов хлеба и угодил в лагерь

Рассказы протоиерея Владимира Тимакова

Протоиерей Владимир Тимаков – почетный настоятель храма преподобных Зосимы и Савватия в Гольянове (с 1990), кандидат богословия.

Епископ Кирилл (Поспелов) Епископ Кирилл (Поспелов)
– Я полагаю, что моя личная история начинается с 1944 года (год смерти Патриарха Сергия (Страгородского). Это был год, когда я, будучи отроком, выбивающимся в юноши, приехал вместе с матерью в Пензу на Пасху. В те годы прийти в храм на первый день Пасхи было невозможно (тем более что мы жили от Пензы за 87 км), делать там было абсолютно нечего: к храму просто не подойдешь! Поэтому поехали мы, скорее всего, на второй день Пасхи.

– А сколько вам было лет тогда?

– Я с 1929 года, так что мне было в 1944-м году 15 лет, в общем, уже юноша (до 14 лет мальчик еще отрок, а уже с 15 – выбивающийся в юноши).

Приехали мы с мамой в храм, а там – неожиданно, ведь советское время – служит архиерей! Это просто гром среди ясного неба!.. Ведь на всю епархию тогда было всего лишь два (от силы три) храма, а епархия, которую только начал окормлять епископ Кирилл (Поспелов), состояла из Пензенской области и Мордовии.

И вот, для меня эта поездка оказалась судьбоносной...

– Но расскажите, пожалуйста, по порядку, побольше о себе.

– Я начну со своих впечатлений. Я бывал и до этого в храмах – достаточно редко, но все-таки бывал. Но молился я там, по большей части, на иконостасы. Здесь же, увидев архиерея – в роскошнейшем саккосе, очень похожем на тот, в котором, по-видимому, служил тогда Патриарх Алексий I (Симанский) и другие архиереи (это был красный саккос с золотом), – я просто остолбенел. Потом оказалось, что саккос этот только один у архиерея и был, но для меня это была просто неподражаемая красота!

Я уже молился не на иконостас, а на архиерея

Сам архиерей был очень благообразный, так что я уже молился не на иконостас, а на архиерея. И это не ускользнуло от внимания моей матери, которая вообще-то свою юность провела в монастырях (в каком-то из монастырей была ее сестра, так что мама порой там все лето проводила). Она очень хорошо знала богослужение, песнопения церковные... Не имея никакого музыкального образования, разбиралась прекрасно в партесном пении: и Бортнянского, и Чеснокова могла спеть великолепно (хотя и утверждала постоянно, что ничего не знает и не умеет).

Так вот, мое внимание к архиерею не ускользнуло от нее. А архиерей имел обыкновение по окончании службы всех благословлять. И когда мы подошли к нему, он благословил и нас, а мама спросила: «Владыка, а вам не нужны мальчики?» Он говорит: «Мальчики-то мне нужны, но я не знаю еще, могу ли я их иметь. Подойдите ко мне попозже».

Патриарх Алексий I (Симанский) Патриарх Алексий I (Симанский)
Мы поехали домой, а вернулись в Пензу (как я предполагаю) только на праздник Преполовения Пятидесятницы.

Опять в соборе архиерейское богослужение, опять мы подошли к владыке, он нас узнал и говорит: «Где же вы были? Я так вас искал!» И прямо с этого момента (потому что он выяснил, что может содержать мальчика) взял меня, образно говоря, «от сохи», сделав первым иподиаконом и своим келейником.

– Но ведь, вероятно, не просто «от сохи»: если мама выросла при монастырях, то наверняка вы что-то уже знали о Церкви?

– О Церкви – относительно, но ведь храмы были только в Пензе. Поначалу еще они оставались и в округе, но потом – только в Пензе. Туда не очень удобно было ездить, но мы ездили. И если что-нибудь я о вере и знал, то оценил это только в теперешние свои годы (начиная с общения с владыкой). Но фактически всему причиной был исповеднический подвиг моей матери.

– А что-то о своей семье расскажите...

– Мы из деревни переехали в райцентр, и там завхозом стал мой отец. Он работал в железнодорожной школе. Нам в школе выделили комнату, и мать не нашла другого места для икон, кроме как стену прямо у входной двери. Другого места было трудно подыскать...

И как-то однажды отец понадобился директору школы (а телефонов тогда еще не было, они появились потом), и тот сам пошел его отыскивать. Не найдя его в школе, пошел к нам в дом.

Входит в комнату, говорит с отцом, потом поворачивается – в совершенном остолбенении: вся стена у двери в иконах, и, кроме того, нарисованный моей крестной большой крест. Нарисован он был, может быть, и примитивно, но это впечатляло.

Увидев все это, директор, а он был заслуженным директором даже по тому времени (на дворе был 1937-й год), за свои заслуги имел орден Ленина, – обернулся к отцу и так грозно говорит: «Что это?!» Отец, конечно, молчал.

«Сергей Иванович! Вы что, забыли? Это крест!»

Мама своим размеренным шагом прошла от стола к двери, подошла к директору: «Сергей Иванович! Вы что, забыли? Это крест!» И так она это сказала, что его буквально сдуло из комнаты.

Конечно, директору ничего не стоило после этого выбросить нас на улицу, но никаких последствий не было... А впоследствии, когда у него самого были разные тяжелые обстоятельства, мы его привечали в нашей семье.

Вот этот момент, когда она – с таким достоинством, хотя ведь была простой крестьянкой, в общем-то – так это сказала, что ничего не мог ей возразить и ничего не мог сказать на это директор, которого просто выбило из колеи, – я запомнил на всю жизнь.

– Но вот, вы попали к архиерею мальчиком. Что он вам о себе рассказывал?

– Попав к архиерею, я узнал от него самого, что он – из протоиереев, ранее был настоятелем Саратовского кафедрального собора. В то время, когда он там настоятельствовал, приключился голод в Поволжье. Будучи человеком деятельным, протоиерей Поспелов не мог пройти мимо этого факта равнодушно. Он сразу же подключился и стал собирать деньги. И когда он собранные деньги вручил властям, они ему сказали буквально так: «О, вы нам не здесь нужны, мы вас направляем в распоряжение Калинина! Такие люди нужны ему!» И направили его прямо к Калинину.

Приехав в Москву, протоиерей Поспелов прежде всего пошел на прием к Патриарху Тихону, но сделал это весьма своеобразно: он пришел к нему на богослужение (заранее узнав, в каком храме служит Патриарх), зашел в алтарь и отрекомендовался Святейшему.

Патриарх обрадовался: «Вы нам понадобитесь, потому что сборы в пользу голодающих делаем и мы, но контактов с правительством у нас ровным счетом никаких нет! Посему, может быть, вы сможете помочь нам наладить контакт с правительством и вручить ему собранные суммы...».

И, будучи позднее у Калинина на приеме, протоиерей Поспелов, конечно же, поведал и о своей беседе со Святейшим Тихоном.

В то время машин практически не было (или было очень мало), поэтому ему выделили подводу, на которой он приехал туда, куда ему сказал Патриарх. Нагрузили на эту подводу мешки собранных денег (мешки!), и отправился он в банк. В это время банк прекратил всякие другие операции и занялся лишь подсчетом этих денег.

Вот еще деталь – на встрече с протоиереем Поспеловым Калинин якобы сказал ему: «Деньги – это хорошо, но деньги есть не будешь. Я даю тебе мандат: поезжай на Украину и там делай сборы. Но не просто собирай деньги, а обращай их в хлеб!»

С Украины он привез 13 вагонов хлеба! Один, самостоятельно

Сейчас я уже не могу точно вспомнить, сколько средств собрал протоиерей Поспелов в пользу голодающих, но с Украины он привез 13 вагонов хлеба! Один, самостоятельно...

Поскольку у него был мандат от Калинина, он повсюду, где только можно, выступал перед народом: в театрах, на заводах, на фабриках, в учебных заведениях... Где только ни хотел – мандат открывал ему все возможности, все делал доступным, и повсюду он выступал в пользу голодающих.

Вот, например, публика собралась в театре, ждут начала оперы. Вдруг открывается занавес, а на сцене стоит священник в рясе с крестом на груди и обращается к залу с огненным словом...

– Как же эти факты примирить с тем, о чем сегодня свидетельствуют церковные историки: что якобы вообще все советские кампании (и сборы в пользу голодающих, в частности) были организованы властью именно с тем, чтобы дискредитировать Церковь и отобрать у нее все церковные ценности?

– Этим власти действительно воспользовались. И я ведь привожу факты о том, как это все было, но я не договорил...

Итак, он привез 13 вагонов хлеба. И тут как раз произошло то, о чем вы говорите: увидев такого энергичного священника, власть моментально поняла, что он им не нужен. И сфабриковали против него «дело», буквально из ничего.

Дело в том, что у нас, священников, всегда бывают так называемые «почитатели». У протоиерея Кирилла Поспелова тоже был подобный почитатель, который его повсюду сопровождал, даже в алтаре. А к этому времени матушка отца Кирилла скончалась, так что этот человек приходил к нему и на квартиру. И вот однажды он пришел к нему и говорит: «Отец протоиерей, я вам принес такую книгу, что вы просто зачитаетесь!» Положил ее на стол и вышел... Только он за дверь – входят с обыском сотрудники милиции. И ничего другого у него не находят, как только эту книгу, лежавшую на столе и завернутую в газету. Отец Кирилл ее даже в руках не успел подержать, не успел развернуть газету... Они нашли эту книгу, возбудили «дело» и осудили священника как «врага народа».

– А что это была за книга?

– Не знаю, но, видимо, какая-то одна из «запрещенных» тогда. Но тот искренне не знал даже сам, что это была за книга! Оправдываясь позже, он говорил так: «Какой же я ‟враг народа”? Я привез голодающим 13 вагонов хлеба!..» – «Да что ты! Троцкий и Бухарин намного больше для страны сделали, но они все равно враги народа!» И упрятали его в тюрьму на 10 лет...

Пока он находился в заключении и отбывал срок, началась война. И все его родственники потерялись (сам он был в лагере, переписка всякая прекратилась). И тут как раз заканчивался у него срок заключения: его вызвали и объявили, что он может считать себя свободным. А он им говорит: «Я отказываюсь выходить...».

Епископ Кирилл (Поспелов) Епископ Кирилл (Поспелов)
Дело в том, что в лагере ему очень помог один человек, который, видя священника практически умирающим, помог ему преодолеть апатию, запретил лежать и унывать, настоял, чтобы тот обязательно ходил, двигался, и сделал его впоследствии «ночным статистиком». Отец Кирилл согласился, а будучи статистиком, стал уже получать паек, имел отдельные нары. И по причине отсутствия родственников выходить на свободу, на самом деле, ему было просто некуда. Именно поэтому он и отказался от свободы.

Возвращается он в барак к сокамерникам: «Чего вызывали?» – «Сказали, что я могу быть свободным, могу выходить на волю...». – «Поздравляем, старик, тюрьма для тебя закончилась, поздравляем!» – «А я отказался выходить на волю...» – «Как, старик, ты с ума сошел от радости? Ты отказался? Да как ты мог?!» – «Да как я мог... У меня никого нет близких, куда мне выходить? Тут у меня хотя бы нары есть, какая-никакая баланда, но есть. А выходить на волю – это идти на верный голод!»

И нашелся тогда один человек среди заключенных, у которого срок заключения тоже скоро истекал (оставались еще какие-то месяцы), и он ему говорит: «А ты попроси начальство – может быть, мне немножко ‟скостят” срок, тогда я тебя с собой в Актюбинск возьму!»

Пошел протоиерей Поспелов к начальству и заявил об этом, а там обрадовались: ведь это целая проблема – извещать начальство о том, что заключенный отказывается выходить на волю! Раз отказывается выходить, тут и гадать нечего: значит, условия в лагере просто прекрасные! И придется вдвое-втрое урезать паек заключенным... Да и самому начальству это было бы поперек горла, а тут проблема вроде бы решается.

И вот, этому заключенному засчитали день за два, и выпустили Поспелова вместе с ним. И так он очутился в Актюбинске. А его товарища встретили дома просто как именинника – ведь ему на несколько месяцев срок «срезали»!..

Что в войну тогда ели? Самое лучшее – это была картошка, он и ей был чрезвычайно рад. Побыл с другом день-другой, а потом отправился в горсовет: попал на прием к заместителю председателя горсовета, некоей Денисовой.

Он пришел к ней и объяснил, что он – отбывший срок заключения священник, сейчас пришел просить работы. Она посмотрела на него и говорит: «Старик! Краше в гроб кладут, куда же я могу определить тебя рабочим?!» – «Да, так-то оно так, но кушать хочется. А тот, кто не трудится, да не ест! Поэтому мне нужно трудиться, найдите мне работу!»

Она смилостивилась и созвонилась с главным врачом больницы: «Определите человека, которого я к вам пошлю...». Тот подумал-подумал и говорит: «Пусть приходит».

Приходит батюшка к врачу: «Да что же я тебе дам?» – «Что-нибудь, да дайте!» И главный врач сделал его ночным конюхом. Были, конечно, и другие конюхи, которые работали как извозчики, а ему поручили лишь уход за лошадьми.

Пришел он на конюшню, а там уже двое или трое ему подобных определены конюхами. У них и лежаки уже сделаны, и все обустроено. «А как бы мне тут устроиться, лежак сделать?..» – «О, только что прибыл, и сразу ему меблированную квартиру подавай! Вот у нас на прошлой неделе лошадь сдохла. Мы с нее шкуру-то сняли – вон она лежит, в углу. Вот тебе и постель, а хвост – под голову...».

Так все и было, и он взял эту шкуру, расправил ее (а она хрустит!) и на ней спал.

Но все-таки каким-то образом просочился в народе слух о том, что репрессированный священник на свободе, устроился конюхом на конюшне. И нашлась какая-то монахиня (по-моему, Палладия, я могу ошибаться), которая пришла его навестить и принесла ему, что Бог послал, из еды: сухарики, картошечку... Он и этому был рад, потому что она его подкормила. Второй раз пришла – точно так же подкормила. Третий раз пришла – а тут приехали извозчики, с которыми он вместе жил: «Ах, старик! Краше в гроб кладут, а ты ‟мамуху” завел!..» Разумеется, там не было никакого конфуза, они только шутили, но монахине (да и ему самому) это было неприятно. Она и говорит ему: «Видите, какие охальники? Давайте условимся: через дорогу тут есть дом, у него крылечко с навесом. Там скамеечки: приходите туда в определенное время, я вам буду приносить еду...».

Вот он туда и приходил какое-то время.

И вот однажды, придя туда, он увидел валяющийся обрывок газеты. Поднял его и прочитал заголовок: «Избрание Патриарха Сергия». Для него, конечно, это было очень важно. Он посмотрел внимательно, нет ли знакомых имен, но вроде никого не обнаружил... И тут вдруг ему встретилось имя Андрея, архиепископа Днепропетровского. Дело в том, что когда батюшка был настоятелем, был у него некий протоиерей, который овдовел и принял потом монашество с именем Андрея. Только и всего он знал о нем, но на всякий случай именно ему и написал письмо...

Но я пропустил тут самое основное... Когда вроде бы он всех забыл, однажды, лежа на своей лошадиной шкуре, вдруг четко вспомнил один адрес. Ни одного другого не помнил – а этот вдруг вспомнил отчетливо: в Саратове была некая особа, которая когда-то у него взаимообразно взяла 25 рублей золотом. Вспомнил он ее адрес и ей написал: дескать, если чем можете помочь, помогите, сделайте одолжение, потому что я сейчас конюх и сплю на лошадиной шкуре...

Ведь могла бы, кажется, и не ответить? Мало ли куда исчез адресат... Но очень быстро пришло письмо, содержание которого привожу на память: «Старик, ты, должно быть, из ума выжил? Кто и когда занимал у тебя такие деньги?! Если ты сейчас подыхаешь, то подыхай, но не беспокой честных людей своими выдумками!»

Владыка потом мне рассказывал: «Не переживал я в жизни никогда вот такого удара в сердце!» Ведь он-то точно знал эту женщину, и получить от нее вдруг такую вот отповедь – конечно, это было ужасно! Такой был момент...

А тут он поднял газету, увидел имя Андрея и, памятуя предыдущий случай (уже обжегшись на молоке, дул на воду) вначале писать не решался, но потом все-таки написал. Письмо содержало в себе следующее: он представился и осторожно спросил, не тот ли это священник, который раньше служил протоиереем в Саратовском соборе? «Ваш собрат, настоятель протоиерей Поспелов, сейчас в Актюбинске конюхом, спит на лошадиной шкуре...». И – попал в цель!

Протоиерей Владимир Тимаков Протоиерей Владимир Тимаков

Через неделю ему денежный перевод – тысяча рублей! Еще через неделю – еще тысяча рублей! А еще через неделю – 800 рублей и письмо такого содержания: «Выезжайте ко мне на дачу, а я еду в Москву о вас докладывать Патриарху...».

И это было естественным: зная, каким энергичным был протоиерей Поспелов, этот епископ Андрей сразу же направился к новоизбранному Патриарху Сергию (Страгородскому) о нем рассказать.

Конечно, тут же нашлись и сомневающиеся: тот ли этот протоиерей, не самозванец ли, но факт остается фактом – нашелся протоиерей Поспелов, об этом рассказано Патриарху, и тут уж никуда не денешься.

Билет достать в столицу было непросто, но пока его искали – приходит «молния» из Москвы за подписью Патриарха Сергия: «Срочно выезжайте Москва Чистый 5».

Когда местные увидели подпись Патриарха, тут уже пришлось многим замолчать и задуматься, что за персона этот протоиерей Поспелов.

Но еще до того, еще будучи конюхом, он пошел к той же Денисовой, которая устроила его на работу, напомнил о себе и поблагодарил ее за помощь. При этом сказал: «Идет война, и я не могу быть равнодушным. Дайте мне возможность отслужить на кладбище панихиду по всем павшим и произвести сбор в пользу воинов». Ему разрешили.

И он отслужил панихиду… Плач в народе стоял невероятный, и сбор был потрясающий

И он отслужил панихиду... Конечно же, подключилось «сарафанное радио», которое оповестило весь город. Пришло на панихиду несметное количество народу (представляете, ведь в каждом доме был один или два убитых!). Он отслужил прекрасно, произнес в конце огненное слово. Плач в народе стоял невероятный, и сбор был потрясающий...

Но прежде чем ехать в Москву, нужно было собрать его пожитки: а представляете, какие там могли быть пожитки? Но все-таки его собрали, билет ему приобрели, посадили его в вагон. А поскольку все вагоны были переполнены, он нашел себе место только на третьей полке.

Долгое время жил с уголовниками, в напряжении, а тут уже почувствовал свободу и разделся... Да что там было раздеваться-то, кажется, но все-таки он разделся, положил сумку с верхней одеждой под голову и уснул богатырским сном. Проснулся – под головой ничего нет! Как был в нижнем белье, так и остался... Ох, ах... Стали собирать ему одежду прямо по поезду, что-то нашли и одели его...

Проснулся – под головой ничего нет! Как был в нижнем белье, так и остался...

Приехал в Москву: Святейшему Патриарху доложили, что его хочет видеть какой-то нищий, который называет себя протоиереем и действительно показывает «молнию» от Патриарха.

Святейший Сергий сам выходит ему навстречу: «Где тут протоиерей Поспелов?!» Подходит к нему нищий в обмотках: «Это я». – «А мы вас тут ждем и не можем дождаться! Нам очень нужны такие люди!» – «Вы, ваше Святейшество, наверное, ждете героя, а перед вами немощной старик!» – «Сила Божия в немощи совершается» (ср. 2 Кор. 12, 9)...

И в три дня буквально отец Поспелов и монашество принял, и наречение, и посвящение во епископа. Дали ему на выбор три кафедры: он выбрал Пензенскую и поехал в родную Пензу, где он когда-то учился. Приехал туда в канун Пасхи, отслужил Пасхальную службу, а на второй день Пасхи я уже был у него! Вот такие истории случаются в жизни...

Епископ Кирилл (Поспелов) и служащие Михаило-Архангельского собора г. Сердобска. 1947 г. Епископ Кирилл (Поспелов) и служащие Михаило-Архангельского собора г. Сердобска. 1947 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
«Церкви была объявлена война» «Церкви была объявлена война»
Андрей Кострюков
«Церкви была объявлена война» «Церкви была объявлена война»
Историк Андрей Кострюков об антицерковных декретах советской власти. Часть 1
Советская пропаганда прямо ставила духовенство в один ряд с классовыми врагами – буржуазией, дворянами, офицерами. А на местах рассуждали так: раз священник – классовый враг, то почему он еще жив?..
«Проводил подрывную деятельность, призывал, чтоб верили в Бога» «Проводил подрывную деятельность, призывал, чтоб верили в Бога»
Памяти новомуч. прот. Иоанна Русановича
«Проводил подрывную деятельность, призывал, чтоб верили в Бога» «Проводил подрывную деятельность, призывал, чтоб верили в Бога»
Памяти протоиерея Иоанна Русановича, замученного в застенках НКВД на Рождество Христово
Сергей Шумило, Мария Овдиенко
7 января 1939 года состоялся последний допрос отца Иоанна. Ходить он уже не мог, так как следователи искалечили ему ноги, и отцу Иоанну устроили очную ставку в камере, чтобы подтвердить факт преступления – крещение детей.
Письма епископа Вениамина (Милова) из ссылки Письма епископа Вениамина (Милова) из ссылки
Наталья Горенок
Письма епископа Вениамина (Милова) из ссылки «Господь да сохранит Вас для неба»
Епископ Вениамин (Милов) и его письма из ссылки семье протоиерея Тихона Пелиха
Наталья Горенок
Всем, кто познакомился с книгами владыки Вениамина, совершенно очевидно: перед нами – личность удивительного масштаба.
Комментарии
Людмила22 октября 2018, 22:15
очень хотелось бы знать,что было дальше.Так интересно!Спаси Господи!
lyudmila 19 октября 2018, 05:58
святый отче Кирилле помолись о нас грешных Моисее людмиле .
вся твоя жизнь это и есть умножение БОЖИЕЙ благодати--
бесконечная забота о народе православном,
ты на земле был как Ангел Божий
смотрела твою на фотографию как на икону
без слез не смогла прочесть
СЛАВА ТЕБЕ БОЖЕ за отцев Твоих святых
alexandra18 октября 2018, 11:30
слава Богу за таких людей которые своей жизнью показывают и нам слабым в вере как надо стоять за веру и не бояться ни клеветников ни тяжестей жизни потому что Царствие Божье силою берется
Кристина17 октября 2018, 17:45
Сила Божия в немощи совершается... Спаси Господи за рассказ!
Марина17 октября 2018, 16:26
Большое спасибо !
После рассказа о таком замечательном человеке хочется обрести хотя бы тень его крепости веры и духа !
Светлана17 октября 2018, 13:16
Благодарю за интересный и поучительный рассказ! Прочитала на одном дыхании.
Иоанна17 октября 2018, 12:33
Спасибо за интересный рассказ!
Елена Цыганова17 октября 2018, 10:51
Ужасно горько было читать про письмо той женщины. Что же это за люди такие...
р.Б. Сергий17 октября 2018, 08:40
Побольше бы таких впечатляющих "бытовых" воспоминаний от реальных свидетелей того непростого времени,говорящих о силе духа Божия.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×