Иерей Сергий Капитан: «Вера без дел мертва»

Беседы о Православной Церкви на постсоветском пространстве

Он родился в Донбассе, но вырос на родине отца – в Белоруссии. Отучившись на моряка в Сибири, ходил в море за Полярный круг. Служил в Военно-воздушных силах на Дальнем Востоке. Затем работал в нефтяной компании, но решил стать священником. Окончив семинарию в Джорданвилле, он десять лет служил на разных приходах в США. Однако в конце концов вернулся в Белоруссию, где развил бурную деятельность. Все это об отце Сергии Капитане, беседа с которым состоялась еще в феврале 2022 года.

«Я искал, где вера настоящая, христианская»

Иерей Сергий Капитан Иерей Сергий Капитан – Отец Сергий, расскажите немного о себе и своем пути в храм.

– Родился я 3 октября 1969 года в городе Дебальцево Донецкой области. Мой папа сам из города Мозыря в Белоруссии. Через некоторое время мы переехали на родину отца, поэтому детский садик и школу я заканчивал в Белоруссии.

Затем по воле Божией получилось так, что мой папа переехал в Россию, в город Когалым. Там он был замначальника станции. С 1985 года я учился в Тобольске, в поселке Сумкино. Получил образование штурмана – помощника механика. Ходил в море за Полярный круг на судне под названием «Омск-24». Учился три года, практику проходили в море. Потом я попал в армию. Полгода был в учебке, в Днепродзержинске, и полтора года в Военно-воздушных силах в Чугуевке на Дальнем Востоке. После возвращения из армии я пришел в храм Божий в Мозыре и понял, что стану священником.

В мореходном училище. Сергей Капитан во втором ряду второй справа. В мореходном училище. Сергей Капитан во втором ряду второй справа.

– Какая у вас подходящая для мореплавания фамилия!

– Моя фамилия – от запорожских казаков, которые переехали сюда, в Белоруссию, пятьсот лет назад. Они остановились в деревне Большие Авдюки. Из этой деревни все мои родственники. В ней много людей с фамилией Капитан.

В армии В армии – Долго ли вы ходили в храм как простой прихожанин? Как поступили в семинарию?

– После окончания мореходки и армии я искал, где вера настоящая, христианская. Ну и ходил везде по храмам. Смотрел, присматривался, молился. Был и у пятидесятников, и у иеговистов[1]. По другим местам ходил. Наконец я пришел в кафедральный собор Мозыря.

Я решал, какой путь избрать в жизни. Отправили меня в семинарию, чтобы я сдавал экзамены. Но в связи с тем, что я был еще недостаточно воцерковленным молодым человеком, экзамены не сдал. Надо было сдавать историю, церковнославянский язык, пение и многое другое.

После провала экзаменов в Минской духовной семинарии я вернулся в Когалым, где работал в компании «Лукойл» на должности шофера, затем был оператором по добыче нефти. Из Когалыма компания отправила меня на обучение в Америку. Там я поступил сразу на второй курс в семинарию в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, недалеко от Нью-Йорка.

Пришлось мне учиться всего четыре года. Со мной учились студенты из Австралии, Бразилии, Франции. На курсе нас было пять-десять человек. Закончили мы семинарию в 1999 году и получили дипломы бакалавров богословия.

В семинарии В семинарии

– Вы поддерживаете связь с теми, с кем учились, с преподавателями?

– Один из моих однокурсников – отец Всеволод (Филипьев), писатель, он сейчас на Афоне. Его имя в иноческом постриге – Селафиил.

Ну и конечно, поддерживаю контакты и с Австралией, и с Францией, и с Америкой. С преподавателями часто переписываюсь. Так что общение продолжается.

«Основной упор делаю на детей»

– После окончания семинарии вы, как я полагаю, стали священником. Как и где вас рукополагали? Где вы затем служили?

– Рукополагали меня 7 июля 2001 года на Рождество Иоанна Предтечи в диаконы, а на следующий день, на Петра и Февронию, меня рукоположил во священники преосвященнейший архиепископ Лавр (Шкурла) в Джорданвилле, где я проходил сорокоуст.

С владыкой Лавром (Шкурла) С владыкой Лавром (Шкурла) Потом я был направлен во Флориду в город Пальм-Кост в церковь святителя Николая Чудотворца. Ну и конечно, я служил во многих храмах: в Нью-Джерси; в семинарии (в Джоданвилле. – Прим. автора); в Калифорнии, в Сан-Франциско, у святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского; в Неваде в городе Рино, в храме в честь святых новомучеников и исповедников Российских и Царских страстотерпцев. А также служил в церкви святого князя Владимира в Хьюстоне, в Техасе, где я в основном и проводил время. Так что побывал во многих храмах, послужил и вернулся в Белоруссию в 2011 году.

– Вы поехали в Америку на обучение от компании «Лукойл», но одновременно учились в семинарии. Будучи священником, вы работали еще где-то?

– Я должен был откуда-то ехать в Америку, так как в 1995 году должно было быть какое-то направление на обучение в семинарию. Я учился в семинарии, от компании же у меня была только материальная помощь.

После окончания семинарии я работал во многих компаниях: и автомехаником, и в нефтяной компании по сборке нефтяного оборудования. Священнослужители в Америке, в Европе в основном зарабатывают деньги на обычной работе. В церковь они приходят служить практически как волонтеры, которые помогают людям. Так оно и происходило в Америке. Я помогал прихожанам. И до сих пор с этими прихожанами общаюсь. Некоторые из них переехали в Россию, другие остались там. Но тем не менее часто с ними общаюсь.

– Где вы служили после возвращения в Белоруссию?

У меня в храме много детей. Они приходят, прислуживают, поют на клиросе

– Четыре года я служил в кафедральном соборе Мозыря. После этого меня направили в Петрицкий район, в деревню Куритичи, в церковь иконы Богородицы «Нечаянная Радость». Также я служу в другой деревне – Бобуничи. Там была построена церковь в честь Святой Троицы. Сейчас еще езжу в новообразовавшуюся общину в честь Покрова Божьей Матери в деревне Сметаничи.

С понедельника по пятницу я продолжаю приходить в кафедральный собор, иногда там служу. В субботний день я совершаю службы, помогаю священнику в Свято-Никольской церкви Мозыря. Вот так продолжаю служить во многих церквях.

– Расскажите немного о приходах.

Храм в честь иконы Богородицы «Нечаянная Радость» в д. Куритичи Храм в честь иконы Богородицы «Нечаянная Радость» в д. Куритичи – В деревне Куритичи была церковь в честь иконы «Нечаянная Радость». Когда я приехал туда, церковь нуждалась в ремонте. Надо было поставить окна, внутри все сделать красиво. Была приобретена печка. И, конечно, надо было работать с детьми, так как я основной упор делаю на детей. Много детей у меня в храме. Они приходят, прислуживают, поют на клиросе. На Рождество, Пасху и другие праздники я для детей устраиваю мероприятия: приглашаю или футболистов, или каратистов, или танцоров. Мероприятия устраиваем, чтобы детки поиграли, получили подарки.

В деревне Бабуничи не был построен храм. Пришлось его достроить. Церковь получилась красивая. Также много детей приходит в храм. И здесь устраиваем разные праздники, мероприятия для детей, как и в деревне Куритичи.

В деревне Сметаничи нашел старый домик. В нем поставили аналои, иконы, подсвечники. Понемножку люди приходят. Для них устраиваем те же праздники. Всегда дети после богослужения получают подарки: конфеты, печенье. Дети воцерковляются, приходят в храм Божий. Люди, изголодавшиеся по духовной жизни, участвуют в богослужениях, молятся, получают общение со священнослужителем.

«Священник и паства – это одно целое»

– Как обстоит дело в белорусских деревнях, в которых вы регулярно служите?

С моей стороны предпринимается все, чтобы удержать людей в деревне

– Конечно, люди стремятся к благополучию. Дети стремятся получить какое-то образование. Отучившись в деревенской школе, они уезжают в города получать образование. К большой радости, некоторые дети возвращаются в свои деревни, преподают, работают.

От меня же зависит общение детей и прихожан с Богом. Со своей стороны я все делаю для того, чтобы удержать людей в Церкви, в деревне, чтобы они получили исповедь, причастие и другие таинства. Моя миссия заключается в воцерковлении людей. А с материальной точки зрения люди ищут другую жизнь, переезжая в города, в другие страны. С моей же стороны предпринимается все, чтобы удержать людей в деревне.

У нас в деревнях для тех семей, которые имеют много детей, строятся новые домики. И семьи получают новое жилище. В этих домиках все есть: и вода горячая, и обогреватели, и печи. Государство тоже заинтересовывает семьи, чтобы они оставались в деревнях.

– На каком языке вы служите и произносите проповеди?

– Конечно же, на русском языке! Все говорят только на русском. В школе нас учили белорусскому языку. Я понимаю его, но постоянно говорить на нем я не смогу. Так везде. Все документы всегда пишутся на двух языках, на русском и белорусском. Но общение всегда проходит на русском. Соответственно, богослужения – на церковнославянском языке, проповеди – на русском.

– Ваши прихожане вовлечены в приходскую жизнь? Какова степень их ответственности за храм, за содержание духовенства? Участвуют ли они в принятии каких-либо важных решений?

– Да, конечно, у нас есть староста церкви, люди, которые занимаются уборкой храма, территории. Проходят собрания. Люди активно участвуют в церковной жизни. Помогают священнослужителю. Без них я никто. Потому что священник и паства – это одно целое. Мы все делаем вместе.

– Какая внебогослужебная работа ведется на приходе?

– Я сам бывший футболист – соответственно, обучаю детей футболу. Занимался в свое время каратэ и борьбой, поэтому показываю детям всякие приемы. Мы бегаем на лыжах. Летом организуем детские палаточные лагеря. Устраиваем крестные ходы на байдарках от епархии, на которые приглашаем приходских детей. Ну и конечно, совершаем паломнические поездки по другим храмам, к святыням.

Я сам бывший футболист – соответственно, обучаю детей футболу

Бывает, я сажаю детей в машину, и мы едем на другой приход: в Сметаничи, Куритичи. Бывает, беру детей из других деревень. То есть показываю, как живут дети в других деревнях, как они ходят в школу, какие школы есть. Получается такое общение между детьми. Потом они дружат. Мы встречаемся, играем вместе в футбол между деревнями. Ну и много другой работы ведется.

– Как складываются отношения с государством?

Пожив в Америке и попутешествовав по Европе, я просто удивляюсь, какие здесь, у нас, дружба, единство, понимание

– Если честно сказать, то пожив в Америке и попутешествовав по Европе и другим странам, я просто удивляюсь, какие здесь дружба, единство, понимание. Я это от души говорю. Мы проводим мероприятия. Я бываю во многих школах, провожу очень много-много собеседований с военнослужащими, посещаю семьи. На этом уровне все прекрасно.

– Какие вы видите перспективы и цели для Православной Церкви в Белоруссии на сегодняшний день?

– Первое прошение, которое совершается на Божественной литургии: «Миром Господу помолимся». Это самое главное слово для всех нас. Мир, спокойствие и тишина. Пока по воле Божией у нас в Белоруссии мир, спокойствие и тишина. Симфония с государством. Дружба, взаимопонимание. Самое главное, чтобы это все продолжалось до бесконечности. И мы тогда все будем под Богом. Есть важная цель: что мы на этой земле свяжем, то будет на Небесах, то есть нужен мир на этой земле.

Отец Сергий сотрудничает с реконструкторским движением Отец Сергий сотрудничает с реконструкторским движением

– Отец Сергий, что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

– Вера без дел мертва. А дела – это наша любовь к Богу, к ближнему, как к самому себе. Старайтесь любить всех людей, прощать, не держать ни на кого зла, ибо Господь всех нас простил. Господь о нас заботиться как о своих духовных чадах. Так и вы заботитесь друг о друге. И этим обрящете Царство Небесное. Любите Бога и ближних, как самого себя.

С иереем Сергием Капитаном
беседовал Иван Астахов

10 мая 2022 г.

[1] «Свидетели Иеговы» – запрещенная в России экстремистская организация.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Мы не вмешиваемся в дела государства, а государство не вмешивается в церковные дела» «Мы не вмешиваемся в дела государства, а государство не вмешивается в церковные дела»
Митрополит Минский Павел
«Мы не вмешиваемся в дела государства, а государство не вмешивается в церковные дела» Митрополит Минский Павел: «Мы не вмешиваемся в дела государства, а государство не вмешивается в церковные дела»
Церковь сильна тогда, когда она гонима, потому что в этих гонениях вместе с ней пребывает её основатель Иисус Христос.
Белая вежа и Каменецкая икона Божией Матери Белая вежа и Каменецкая икона Божией Матери
Святыни Белоруссии
Белая вежа и Каменецкая икона Божией Матери Белая вежа и Каменецкая икона Божией Матери
Святыни Белой Руси
Иван Стрельцов
Встав перед императором на колени, отец Лев поднял над головой икону Каменецкой Божией Матери и испросил помощи в восстановлении башни и храма.
Жировичи – православная жемчужина Белой Руси Жировичи – православная жемчужина Белой Руси
Святыни Белой Руси
Жировичи – православная жемчужина Белой Руси Жировичи – православная жемчужина Белой Руси
Святыни Белой Руси
Иван Стрельцов
Жировичский монастырь, основанный там, где пастухам явился образ Божией Матери, вот уже более пяти веков хранит эту святыню, вопреки всем историческим коллизиям, выпавшим на его долю. Светоч Православия, он долгое время был в униатском плену, выстоял в годы хрущевских гонений – и сегодня в обители вновь возносятся православные молитвы.
Комментарии
Natalie 10 мая 2022, 20:04
Спаси Господи! Очень благодарна за интересное интервью. Какой богатый опыт у батюшки! Божией помощи, заступничества Пресвятой Богородицы и всех святых отцу Сергию, его родным, близким и всей Беларуси! Беларусь-моя Родина! Дай Бог мира всем!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×