О проблемах написания икон новопрославленных святых воинов

В связи с канонизацией новых святых появились и проблемы, связанные с их изображением; особые трудности возникли при живописании святых воинов. Остановимся на тех проблемах, которые, на наш взгляд, являются самыми существенными и актуальными.

Икона мученика Евгения Родионова в Успенском соборе г. Астрахани
Икона мученика Евгения Родионова в Успенском соборе г. Астрахани
Многократно в церковной литературе подвергались критике иконы Евгения Родионова[1] И, надо сказать, не без оснований, ибо пока нам не известен ни один его образ, который соответствовал бы иконописным канонам. Хотя, по данным одной из передач НТВ, в России существует уже более полутора сотен икон этого мученика. Недавно официальный сайт Казанской епархии «Православие в Татарстане» сообщил о прославлении воина Евгения Астраханско-Енотаевской епархией в лике мучеников[2]. Отныне Евгений Родионов якобы внесен в списки местночтимых святых, а в пригороде Грозного, Ханкале, во имя новомученика заложен каменный храм. Однако секретарь синодальной комиссии РПЦ по канонизации святых протоиерей Максим Максимов в интервью газете «Комсомольская правда» опроверг эту информацию[3]. По его словам, свидетели подвига Родионова «убиты, время упущено», канонизация невозможна. Тем не менее, в Успенском соборе Астрахани находится моленная икона Евгения[4]..

По поводу почитания новомученика в православной печати идет оживленная полемика, прозвучали доводы, опровергающие слова протоиерея Максима Максимова. Однако здесь не место вступать в дискуссию по данному поводу. У нас другая задача. Не канонизирован Родионов – пройдет время, канонизируют другого воина, нашего современника, жизнь отдавшего за православную веру. И острота проблемы его иконографии станет той же, что возникает и в связи с изображениями Евгения Родионова. Не исключено появление в будущем основательных причин для комиссии РПЦ по канонизации, и мученик Евгений будет все-таки прославлен. Пути Господни неисповедимы. Поэтому весьма полезно уже сейчас проанализировать причины неудач современных изографов, пишущих иконы воинов нашего времени. Ведь если авторы всех известных образов Родионова не попадают в цель, то дело, наверное, не в способностях иконописцев, среди которых встречаются и несомненные таланты.

Икона святого праведного Феодора Ушакова. Иконописная мастерская «Александрия»
Икона святого праведного Феодора Ушакова. Иконописная мастерская «Александрия»
Сходные проблемы возникают и в связи с иконой святого праведного Феодора Ушакова. Так, мастера иконописной мастерской «Александрия» при создании образа за основу взяли репрезентативный «Портрет адмирала Ф.Ф. Ушакова», написанный Петром Бажановым в начале ХХ века. Здесь возобладал поверхностный, узко прагматичный, а не богословский подход.

Бажанов Петр. Портрет адмирала Ф.Ф. Ушакова. 1903 г.
Бажанов Петр. Портрет адмирала Ф.Ф. Ушакова. 1903 г.
Руководствуйся иконописцы богословием, они непременно бы понимали, что в иконе нет ничего преходящего, в ней установлена тесная связь философских категорий здесь-теперь и вне-здесь-теперь; в моленном образе все непреложно и должно быть онтологической правдой; икона призвана создавать молитвенный настрой, а не вызывать некий патриотический пафос, как вызывает парадный портрет из галереи национальных героев. А на иконе праведного Феодора мы видим «бутафорию» – святого в парике (даже звучит жутковато). В руке адмирал, подобно святителю, держит свиток, на котором написано патриотическое высказывание флотоводца: «Не отчаивайтесь! Сии грозные бури обратятся к славе России». Замечательные слова! Но к чему они имеют отношение: к учению Христа или к политике? Не по чину присвоен и свиток. Грудь Ушакова украшена муаровой лентой и увешена роскошным набором царских орденов – подобные промахи изографов приводят в смущение. Апостол Павел говорил о получении человеком настоящих наград от Царя Небесного, но не земного (см.: 1 Кор. 3: 12–15). Святой Феодор канонизирован не потому, что заслужил много наград, а потому, что выстроил православный духовный континуум, преодолевая сложный жизненный путь. В иконе же, предложенной после канонизации, мы видим существенный разрыв между здесь-теперь и вне-здесь-теперь, ибо связь между настоящим, прошлым и будущим веком осуществляется всей жизнью этого святого, а не одним из ее эпизодов, пусть даже героическим. Ношение наград и парика Ушаковым не есть вся его жизнь, и тем более названные аксессуары не являются экзистенциальной целью жизни праведника, не могут быть исключительным Божественным планом в отношении личности святого.

Икона праведного Феодора Ушакова. Письмо сестер Ново-Тихвинского монастыря г. Екатеринбурга
Икона праведного Феодора Ушакова. Письмо сестер Ново-Тихвинского монастыря г. Екатеринбурга
Некоторым изографам казалось: примени в данной иконографии византийский стиль – и можно было бы добиться большей удачи. Через несколько лет после прославления защитника Отечества за дело взялись действительно признанные мастера – сестры Ново-Тихвинского монастыря из Екатеринбурга. Они написали образ в рафинированном палеологовском стиле, причем основываясь не на портрете Петра Бажанова, а на бюсте работы скульптора-анатома Михаила Герасимова. Инокини написали естественные седые волосы, но, соблюдая версию Герасимова, оставили адмиралу награды и муаровую ленту. К мастерству изографов трудно предъявить претензии. А результат не намного превышает прежний. Почему?

На наш взгляд, причина неудач при иконописании и мученика Евгения, и праведного Феодора заключена отнюдь не в стилистических тонкостях или в умении/неумении ими пользоваться, а в отсутствии иконности вида военных костюмов как Нового, так и Новейшего времени. Это почувствовали те мастера, которые покрыли гиматием плечи Родионова, одетого в камуфляжную форму. Данный подход имеет якобы основание в фактах посмертного явления мученика людям. Из той же передачи НТВ можно было узнать, что Евгений «являлся солдатам, воинам, являлся заключенным в тюрьме… что являлся он так, как воин, – в красном плаще. То есть не в плащ-палатке, не в зеленом плаще, а именно в красном, как воин-мученик». Но что это дает?

Икона мученика Евгения Родионова
Икона мученика Евгения Родионова
Основа иконописи зиждется не на видениях, тем более ненадежных свидетелей, а на каноне. Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Правило! Какое точное название, заимствованное из самого действия, производимого на человека молитвами, называемыми правилом! Молитвенное правило направляет правильно и свято душу, научает ее поклоняться Богу духом и истиною (см.: Ин. 4: 23), между тем как душа, будучи предоставлена самой себе, не могла бы идти правильно путем молитвы»[5]. Здесь имеются все основания выстроить логичную параллель: канон же и переводится как «правило»; он направляет иконописца, ибо без канона иконописец оказывается предоставленным самому себе и уже не идет путем молитвы при создании образа. Что мы и видим на примере светского искусства. Канон обеспечивает условие простому смертному без прелести писать прославленных святых; канон ведь – священный язык иконы, а шире – и язык литургии. Иконописцам, по всей видимости, казалось, что при помощи гиматия можно выйти из сложившегося затруднения: древний плащ определенно придаст современному военному одеянию иконность изображения[6]. Достигнуто было желаемое или нет – трудно сказать, но эклектика получилась налицо: облачение раннесредневекового воина искусственно соединилось с камуфляжной формой российского солдата.

Где же выход?

Понятно, что данный вопрос не является частным, узким вопросом иконологии; он вырастает в существенную проблему современного иконописания. Сколько бы ни говорилось о возрождении Православия в России, но до сих пор так и не преодолен духовный разрыв между тем, как писались иконы в прошлом и как они пишутся в настоящем. И эта болезнь довольно застарелая. До XVI века появление образа с новой иконографией – обычное дело. Никто не упрекал Дионисия за ряд оригинальных композиций в Ферапонтовских росписях, а, скорее, наоборот, все хвалили, отмечая его талант. Никто из современников не критиковал новгородских изографов XV века, создавших такие необычные иконы, как «Молящиеся новгородцы» и «Чудо от иконы “Знамение”» (искусствоведы чаще ее называют «Битва новгородцев с суздальцами»). Но с XVI века новизна начинает восприниматься болезненно. Достаточно упомянуть споры дьяка Ивана Висковатого с митрополитом Макарием, критику икон Святой Софии иноками Евфимием Чудовским и Зиновием Отенским. Произошли сбои в передаче традиции, ибо раньше именно следование в основном ее русле позволяло иконописцу искать и нечто новое, принимаемое как большинством паствы, так и ученым меньшинством. Теперь же переосмысливалась роль церковных преданий, одним из которых являлась иконопись. А дальше – больше. Дискуссионным становится вопрос о самих преданиях. Неоднозначно начинает пониматься их содержание. Предания путаются с Преданием. Канон воспринимается не как язык иконы и гарантия трезвения в творчестве, а как помеха для создания новых сюжетов. Неумолимо обмирщается дух времени, проникающий и в церковную ограду. Это не могло пройти бесследно для иконописи.

Икона мученика Евгения Родионова
Икона мученика Евгения Родионова
Вот и сегодня нет единства в понимании значения иконы и ее места в богослужении, фактически утеряно даже осознание того, что икона все же не артефакт, вставленный в раму церковного обряда, а совершенная неотъемлемость литургии, ибо икона в ней и из нее родилась. Храмовая икона на протяжении веков наглядно выражает стиль происхождения, эпоху применения, национально-ментальное переживание литургии. Можно отметить знание канона современными изографами на уровне ratio, однако утрачено ощущение канона как естества творчества.

Отсюда и возникают проблемы при разработке иконографии новопрославленных святых. Но в каком ключе решать вышеупомянутые затруднения?

Мы письменно обратились с этим вопросом к двум ведущим русским богословам иконы – профессору Московской духовной академии Николаю Гаврюшину и профессору Сегедского университета Валерию Лепахину. И вот что они сообщили. «Ответ вижу только один – писать надо исторично. На принципе историзма настаивал и святитель Филарет Московский, с которым я в данном случае совершенно солидарен», – ответил нам Н. Гаврюшин. «Историчность, иконописный реализм должны быть. Главное – лик. Его следует выявлять прежде всего. А от него идти дальше, подчинить одеяние лику. Знаю, что иконописцы сначала пишут доличное, а потом личное. Но тут другая проблема: создается первая новая икона святого. И надо начинать с лика. Все остальное подчинить лику. Как и всегда в иконе. Что-то историческое сохранить, но так, чтобы оно не лезло в глаза. Иконописцы пусть пробуют создавать те или иные иконографические варианты. Время покажет. Церковный народ примет или то, или другое, а может статься, и то, и другое. Главное, что чисто теоретически эту проблему невозможно решить. Опыт обнаружит», – высказал свое мнение В. Лепахин.

Но выше мы привели примеры из практики. И становится понятно, что один практический опыт тоже не в состоянии решить проблемы. Практикам требуется помощь теоретиков.

Поэтому в качестве одной из возможных версий позволим себе предложить следующее. Для разработки иконографии Феодора Ушакова необходима определенная работа в исторических архивах. Начинать практическую работу, на наш взгляд, необходимо с осознания понятия «иконность». Тогда придет единственно верное решение – отказаться от парадной и прибегнуть к походной адмиральской форме. Здесь незаменимым подспорьем явились бы прижизненные изображения святого. Стоит определить, в каком именно плаще находился на капитанском мостике адмирал (без плаща он там промок бы от дождя и морских брызг). Такое решение более аскетично, нежели решение с парадным мундиром; а аскетизм по определению свойственен иконе. Парик в морских условиях маловероятен: его сдуло бы первым ветром. Даже на портрете Петр Бажанов написал Ушакова без парика. Тогда зачем же естественные волосы святого превращать в парик на иконе?! Награды в походе моряки не надевали. Плащ, какого бы цвета он ни был, пластически похож на плащи древних воинов.

Можно предложить другой вариант. Он вряд ли хуже, чем изображение адмирала в плаще, но точно лучше, чем в мундире, уже хотя бы тем, что позволяет избежать написания орденов. Что имеется в виду? Исторический реализм. Почему бы не представить прославленного флотоводца в шинели? Данный вид верхней одежды впервые начал вводиться для русских офицеров и адмиралов в 1805 году. Прославленный флотоводец подал в отставку на следующий год, поэтому шинель носить он мог. «По своему внешнему виду она напоминала колоколообразный серо-голубого цвета плащ. Шинель имела большой висячий, в виде пелерины, воротник (немногим более 70 см от нижней кромки до шейного отложного воротника[7]). Шинель носили внакидку, без погон, а на закругленные концы шейного воротничка нашивались соответствующие рангу петлицы», – сообщает В.А. Дыгало[8]. Так можно добиться необходимого историзма – и не промахнуться мимо иконности.

Подобное разрешение сложившихся иконографических трудностей вполне допустимо и при изображении если не Евгения Родионова, то других возможных воинов-мучеников. Было бы выходом написать новомученика в плащ-палатке защитного цвета, без камуфляжа, но с непокрытой головой. Такой плащ чем-то станет напоминать монашескую мантию, а монахи, как мы знаем, считаются духовными воинами Христовыми. Подобная перекличка смыслов здесь довольно уместна. Эти меры и давали бы особенное сосредоточение на лике, к чему выше призывал Лепахин. Пусть данный подход противоречит «видениям», но зато позволяет иконнику оставаться в рамках трезвенного историзма, о котором в один голос справедливо говорят наши ведущие иконологи и которого требует для иконы сама Церковь. В руку Евгению изографы часто вкладывают автомат Калашникова, что опять-таки основательно вредит иконности изображения (ил. 5, 7)[9]. Да и автомат явно лишний атрибут. В нем нет ни смысла, ни надобности. Вполне достаточно написать в руке мученический крест.

И последнее, на что хотелось бы обратить внимание, говоря об изображениях святых воинов (и не только их), – на «гламурность» современной иконописи. Сусальность образов приходит в полное противоречие с суровой особенностью воинской тематики. Мастеровитая зализанность – ныне необходимое свойство манеры иконописца. В противном случае изограф рискует прослыть богомазом. И получается странная ситуация: с одной стороны, мы видим в музеях древнерусской живописи великие памятники, написанные весьма широко и начисто лишенные всякой сусальности, а с другой стороны, имеем большой массив современной иконописи, вроде бы тяготеющей к средневековому наследию, но с директивно требуемой ущербной чувственностью. В чем тут дело? Данному феномену имеется историческое объяснение. Количественный преизбыток русских иконников и возникший спрос на табакерки позволил купцам в XVIII, но особенно в XIX веке организовать мастерские по производству лаковой художественной миниатюры. Возникает промысел в селе Данилкове (ныне Федоскино); потом под давлением атеистических гонений в ХХ веке иконописцы сел Палеха, Мстеры и Холуя из соображений выживания вынуждены приступить к производству шкатулок. У лаковой миниатюры свои живописные приемы, вкусы, требования, в том числе коммерческие. Русская иконопись Нового времени и без того отличалась мелкостью письма. В новых условиях мастера существенно, если не радикально, меняют свой изобразительный язык. Однако «перестройка» в конце ХХ века дала возможность художникам миниатюры заняться иконописью. Поколения миниатюристов, не имевшие отношения к иконам, по всей видимости, были уверены, что они-то и есть хранители настоящей традиции иконописания и что икону надо писать с той же степенью отделки, с теми же эстетическими предпочтениями, с какими принято расписывать шкатулки. Выпускники художественных учебных заведений Палеха, Федоскина, Мстеры, Холуя определяют в массе кадровый состав современных иконописцев. Среди них, разумеется, есть много талантливых мастеров. Но речь не об этом. Никто никого не помышляет обидеть и унизить. Упаси Бог. Речь о салонном вкусе, шагнувшем с лаковых миниатюр и восторжествовавшем в современной иконописи. Понятно, что никаким указом от него не избавиться. Тем более О.Ю. Тарасов убедительно показал: в России никогда никому не удавалось взять процесс создания иконы под полный контроль[10]. Проблема здесь пневматологическая. «По сути, икона – это постижение Духа», – убежден архимандрит Зинон[11]. Леонид Успенский видел в ней одно из средств познания Бога, один из путей общения с Ним[12]. Может ли «гламурность» современного культового образа считаться постижением Духа, а тем паче даром свыше, стать средством познания Бога? Если ответ на этот вопрос кажется очевидным, то не столь односложны ответы на другие вопросы, поставленные ранее. Обсудить (хотя бы специалистам) их было бы, на наш взгляд, исключительно полезно как для осознания положения, в котором находится сегодня церковное искусство, так и для дальнейшего развития иконописания в будущем.

Виктор Кутковой

23 февраля 2011 г.

[1] См. наиболее характерную: Салтыков Александр, протоиерей. Символ и реальность в церковном искусстве // Православная иконология: основы и перспективы. Материалы 1-й Международной научной конференции. 27 ноября 2004 г. / Сост. М.В. Васина. СПб., 2005. С. 66.

[2] http://kazan.eparhia.ru/talks/ask/?id=9334

[3] Овчинников Алексей. За что на Руси святыми становятся

[4] См.: информацию об этом и фотографию иконы на сайте Успенского собора: http://uspenskiysobor.narod.ru/html/7_1_3.html

[5] Игнатий (Брянчанинов), епископ Ставропольский. Слово о молитвенном правиле // Игнатий (Брянчанинов), епископ Ставропольский. Творения: Аскетические опыты. М., 1996. Т. II. С. 172. Здесь легко возразить: молитвенное правило, которое мы вычитываем сегодня, получило распространение лишь в синодальную эпоху (XVIII–XIX вв.), средние века такого свода молитв не знали. Однако дело не во времени составления молитвослова, а в молитвах. Некоторые из них были написаны в первые века христианства; например, молитва «Отче наш» дана Самим Христом (см.: Мф. 6: 9–13; Лк. 11: 1–4), малое славословие «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. И ныне и присно и во веки веков. Аминь» стихира «Царю Небесный» звучит с VIII в., молитва «Святый Боже» была введена указом императора Феодосия Младшего в 438–439 гг. Средневековый человек молился много больше и интенсивнее нашего современника. И молился по чину. В «Домострое» (глава «Как мужу с женою и с домочадцами в доме своем молиться Богу») можно познакомиться с описанием домашнего правила, которое предназначалось для русского христианина XVI в. Каждый вечер полагалось «отпеть вечерню и повечерие»; утром следовало «также Богу помолиться, отпеть заутреню и часы, и молебен с молитвою» (Домострой // Памятники литературы Древней Руси. Середина XVI в. М., 1985. С. 81–83). В XVI столетии складывается похожее на нынешнее известно с апостольских времен,молитвенное правило подготовки к принятию святых даров и обычай недельного поста.

[6] На наш взгляд, руководствуясь подобными соображениями, изографы на иконе Царственных страстотерпцев написали семью царя Николая II в одеждах XVII столетия. Об иконности и иконичности см.: Лепахин Валерий. Иконология и иконичность // Икона и образ, иконичность и словесность. Сб. статей. / Ред.-сост. В.В. Лепахин. М., 2007. С. 129–164.

[7] У европеоида среднего роста это расстояние от яремной ямки до симфиза.

[8] Дыгало В.А. Российский флот. Три века на службе Отечеству. М., 2007. С. 288.

[9] На первый взгляд, здесь присутствует противоречие. Если иконописали с оружием средневековых воинов-мучеников, то почему нельзя изображать современных – с автоматом? Дело в следующем: во-первых, в древности к оружию было сакральное отношение (меч считался подчас живым существом, отсюда ему присваивалось и наносилось на металл даже имя, наносились надписи и на другие виды холодного оружия; орнаментировалось оно из тех же соображений). Но можно ли свидетельствовать о таком отношении современных солдат к автомату? Во-вторых, в рамках иконописного языка средневековое оружие было богословски осмыслено и приобрело развитую символику (см. ее толкование: Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии // Восточные отцы и учители Церкви V века. М., 2000. С. 351), почему таким же оружием наделялись и ангелы. Явись грозный ангел с небес и в наше время – трудно представить его с автоматом.

[10] Подробнее см.: Тарасов О.Ю. Икона и благочестие. Очерки иконного дела в императорской России. М., 1995. С. 219–289.

[11] Сердюковы Виктория и Михаил, Толстунов Василий. По рецептам древних. Иконописец Зинон (Теодор) – о Боге, вере и себе // Российская газета – Неделя. 2009. № 4910 (86). 14 мая.

[12] Успенский Л.А. Богословие иконы Православной Церкви. Париж, 1989. С. 107.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Комментарии
Марина Анатольевна28 января 2017, 19:00
Если даже языческие музы "не таковские девки, которых всякий ссильничать сможет", то уж Святой Дух не по нашему первому требованию дары свои дарует; всегда на Руси было полно богомазов, и пальцев на одной руке хватит, чтобы сосчитать иконописцев. А в начале все-таки было слово богослова, а богословом был не книжный теоретик, а духоносный практик: у Рублева - Св.Сергий Радонежский, у Дионисия - Иосиф Волоцкий.
alek malyshev 8 февраля 2015, 22:00
Идите и остановите прогресс... Икона менялась всегда от века к веку, от поколения к поколению, миф о ее неизменности возникает в сознании радикалов превращающих церковь в мертвый музей... И вот явились наглые ругатели, отрицающие Всемогущество Бога создать новую форму и копошащиеся в мелочах, якобы иконы не так пишут , как будто можно осуждать, этот старообряд-самосвят лишает вас современного, клевещет на современное и сам не понимает что предает это современное, ведь любимое им прошлое когда то было современным. Люди ходят по кругу, не ищут духовной жизни, сводят все к обряду, не понимают что верят не в старый, а Новый Завет. Новый! Упадок церковности приводит к застою, мертвости и вы сами выбираете не живое! Примите и благословите перемены, скажите правду- прошлое не идеально! Но нам живым, дано Богом что то принести новое, а старое уже есть и прикидываться, играть святость и жить в старых формах даже смешно. Будем собой , и Бог даст нам благодать как и предкам нашим. Ищите свое место в своем времени и поймете что новое лишь хорошо забытое старое.
римма15 октября 2014, 16:00
Святой праведный Феодор Ушаков, помолись обо мне грешной, чтобы у меня был успех на работе. Во Имя Отца и Сына и Святого Духа! Аминь!
Сергей15 октября 2013, 01:00
Полностью поддерживаю, что сказал Андрей Гаврилов.: Каждую субботу и на протяжении недели по прошению благодарных прихожан в нашем Храме читается Акафист Феодору Ушакову перед иконой которая здесь о(б)суждается. Никто не знал что она "не правильная". Нам что теперь её убрать или переписать. Никому не мешали молится не награды Феодора Феодоровича ни его мундир... Даже не задумывались ниразу об этом! Как-то глубже воспринимали лик и жизненный подвиг нашего любимого флотоводца. Не надо смущать тысячи людей тем что они теперь, после этой статьи носят по городу крёстным ходом "неправильную" икону. И у каждого моряка возле сердца отныне лежит "неканоничный образ". Давайте будем проще. Уже какая есть... Тем более в истории есть случаи когда отвергнутые поначалу "не по правилам писанные" иконы потом являлись чудотворным и почитаемыми. Не будоражьте умы простых верующих высокой филисофией "критериев написания". С уважением Андрей (клир Храма св.пр.воина Феодора Ушакова, Севастополь). Я в недоумаении! Что Вы развели - Здесь на Православном сайте форум похлеще, чем в фейсбуке или одноклассниках! Побойтесь Бога! Идите Молиться, Поститься, Причащаться и если на Вас снизайдёт Дух Святый, тогда вы сами иконы и напишите по канонам, ведь это Главное!, а рисовать портреты любой художник может! Господи Иисусе Христе, Помилуй нас грешных! с Любовью ко Всем Вам, раб Божий Сергий!
Михаил Рудой 5 августа 2013, 16:00
Георгий П., я с Вами! Замечу, однако, что и в накидке, верхом на белом коне, воина Евгения изобразить достойно, если такое явление Святого Евгения имело место. А последнее действительно имело место! Правда, из "ненадежных" свидетельств, в правде которых сомневается автор. Хотя с такими сомнениями легко можно в верности фактов доброй части древней житийной литературы усомниться! Спаси, Господи!
Михаил Рудой 5 августа 2013, 15:00
С автором не согласен!!! Икона, подвергнутая критике, - прекрасна! При всем проведенном детально автором разборе, Икона Св. праведного Феодора не смущает и не отвлекает от молитвенного настроя, а напротив! Св. Феодор прославлен как праведный воин, который именно своей праведной жизнью (как есть) заслужил у Господа. В числе его прижизненных подвигов - защита Православия и православных; он громил неприятеля, а потери православного воинства при этом были ничтожно малы. Он был Адмиралом, о чем красноречиво свидетельствует мундир (что в нем такого?) и подпись на Иконе. И не потому ли непобедимый флотоводец выходил из боев без потерь, что по отечески заботился о каждом моряке и имел страх Господень? Что до Святого (только так!!!) Евгения, то стыдно должно быть всем нам за то, что духом православным Правду знаем, а свидетельства ищем!!! Не горько ли?
Алина30 октября 2012, 20:00
Меня статья не оставила равнодушной. Проблема действительно есть! В храмах чего только не увидишь, только и пытаешься не в осуждении настроиться на молитву. Только я не пойму, почему Евгения Родионова нельзя канонизировать, может ещё это не окончательное решение? Но действительно, художники-богомазы, легко берутся за написание икон безо всяких канонов, которые обретают свою жизнь.
максимус14 октября 2012, 20:00
Афтар жжет,))))))), а если серьезно, то все верно написано, икона часть литургии , и имеет канон, мало ли кому что нравится, канон нужно соблюдать, представим картину, священник начинает на службе делать так как ему нравится, что получиться?
Андрей Гаврилов. 5 августа 2012, 17:00
Каждую субботу и на протяжении недели по прошению благодарных прихожан в нашем Храме читается Акафист Феодору Ушакову перед иконой которая здесь о(б)суждается. Никто не знал что она "не правильная". Нам что теперь её убрать или переписать. Никому не мешали молится не награды Феодора Феодоровича ни его мундир... Даже не задумывались ниразу об этом! Как-то глубже воспринимали лик и жизненный подвиг нашего любимого флотоводца. Не надо смущать тысячи людей тем что они теперь, после этой статьи носят по городу крёстным ходом "неправильную" икону. И у каждого моряка возле сердца отныне лежит "неканоничный образ". Давайте будем проще. Уже какая есть... Тем более в истории есть случаи когда отвергнутые поначалу "не по правилам писанные" иконы потом являлись чудотворным и почитаемыми. Не будоражьте умы простых верующих высокой филисофией "критериев написания". С уважением Андрей (клир Храма св.пр.воина Феодора Ушакова, Севастополь).
Николай 5 августа 2012, 13:00
Если всё иконы будут одинаковыми и отличаться только надписью с именем святого как тогда прихожане в церкви, которые стоят в дали от икон, будут отличать иконы одну от другой? На счет автомата калашникова согласен-мне по душе без автомата. Но через сто лет (если Богу будет угодно) эта икона будет смотреться с исторической точки зрения очень достоверно. А как отличить одну эпоху от другой если не изобразить камуфляж?
Николай 5 августа 2012, 13:00
На мой взгляд автор Виктор Кутковский прав только в одном-без парика икона св. по. Феодора Ушакова лучше. Ведь не носил он парик всё время. Но насчет шинели я не согласен. И почему адмирала вы представляете только на капитанской мостике? Да и в шинели? Для того есть другие матросы. Почему вы не представляете адмирала в каюте в своем рабочем кабинете он был без шинели, а то прямо как сталин. Прости меня Господи. А награды даны св. пр. по воле Божьей. И они в форме крестов. Адмирал отличается одеждой от солдата, как патриарх от иерея и простого священнослужителя.
Мария21 января 2012, 03:00
1. Не очень понятно, почему парадный мундир и парик неисторичен а шинель - исторична. Никакой разницы между ними нет. По поводу орденов - возможно, и нет особого смысла их изображать. Ну так походный мундир в помощь, если что-то смущает. 2. Позиция Георгия П. более аргументированна, последовательна и более четко обозначена, что заставляет по большому счету с ней согласиться. 3. Но проблем в современной иконописи хватает, в т. ч. проблем иконографии новомучеников. Не очень понятно, почему невозможна фотографическая точность? Ну ладно, не осталось прижизненных изображений свт. Иоанна Златоуста, и то у него есть отличительные черты внешности, благодаря которым его можно узнать на иконе. Но для написания иконах св. Иоанна Кронштадского естественно, использовались его прижизненные портреты и фотографии. 4. ИМХО, "иконы не те" проистекает как из некоторого кризиса иконописи, так и из утраты понимания сути иконы молящимися. Почему вдруг византийские доспехи стали более духовны, чем камуфляж? Да только потому, что привычны. На великолепных мозаиках Равенны император Юстиниан и императрица Феодора, епископ, царедворцы, воины, слуги изображены в соответствующих статусу и эпохе одежде. И ничем кроме как одеждой она не является, и подвески на венце Феодоры - это просто подвески, а не символы духовных добродетелей.
Антон Васильев15 октября 2011, 14:00
Заумно, что-то пишет автор. Как понять: "Феодор Ушаков что выстроил православный духовный континуум "? Может, кто-то объяснить. что это за строение такое "КОНТИНУУМ"? Тем более - православный, духовный?
Вера 5 августа 2011, 02:00
Согласна с автором этой статьи....молиться перед некоторыми современными иконами ,просто нет сил...они и на иконы-то не похожи:((
Димитрий 4 августа 2011, 06:00
Для Православия важнее отзывы наши на статью, чем сама статья.
Ulcus 5 июня 2011, 08:00
Абсолютно согласен насчет "гламура" современных икон. Вроде бы все за "возвращение к традиции", но на практике из всех традиций выбрали наихудшую - строгановскую, по сути - обмирщенную по максимуму для XVII века. Живописный аналог "духовной" музыки Бортнянского и Веделя. Кич для без году неделя воцерковившихся хореографов и вчерашних буддософов, которые по интеллигентской привычке априори считают свои вкусы и взгляды общеобязательным эталоном. Тем, кто требует от церкви соответствия своим о ней представлениям, как раз такие "иконы стиля" и нужны.
Игорь16 марта 2011, 00:00
Странно что автор осуждает в иконе георгиевский крест.Было бы понятно,если бы автор претендовал лишь на своё субъективное мнение,а тут прямо таки наука всем...Парики носили одно время всё православное воинство и это было благопристойно,были бы у Византийцев автоматы,то скорее всего они бы присутствовали в иконе.Лучшего образца чем у монахинь Ново-Тихвинсеого монастыря пока ещё никто не написал,он отвечает всем запросам иконы.
Кокосов Иван 7 марта 2011, 13:00
Вопрос Евгению. Народ около 200 лет принимал иконы собакоголового Христофора. Руководствуясь вашей логикой, в них тоже "ничего дурного нет"? Но они были все-таки впоследствии запрещены, несмотря на их почитание.
Ольга 6 марта 2011, 22:00
Нимб- это свечение на иконах.Это я понимаю. А ореолы- это обручи над головами святых БЕЗ СВЕЧЕНИЯ на портретах? Простите.Я - не специалист.
Ольга 3 марта 2011, 19:00
Господь не смотрит на то,богат человек или беден, грешен или праведен,ведь Он пришел ради грешников. Но Господь придает большое значение тому, как одет человек, угождающий Ему.Из книг Ветхого Завета мы знаем, что Он вникает из шерсти или льна одежда у тех, кто служит Ему, указывает какого цвета она должна быть,перечесляет, что должен носить ветхозаветный священник,как стричься, Моисею велит вымыть одежды, в Царствии Небесном украшает торжественные одежды Ангелов драгоценными каменьями,указывает, что мужчина не должен носить женскую одежду,а женщина- мужскую.По велению Божию пророки используют новую одежду, обувь, пояс, волосы как знамение. В Новом Завете Господь говорит, что даст новую одежду праведникам, советует не украшать себя плетением волос ...Все, что написано Духом Святым имеет не только ПРЯМОЙ, но И ПЕРЕНОСНЫЙ смысл.Ветхий Завет прообразует Новый. Книги от святых отец тоже изобилуют сравнениями, притчами, заимствованными из Библии.При взгяде на икону все они НЕВОЛЬНО ВСПОМИНАЮТСЯ.Это надо учитывать.
Ольга 3 марта 2011, 01:00
Георгий,в том, что икона должна быть исторична, что святых следует изображать в исторической одежде Вы единомысленны с автором.И я тоже не настаиваю на том, что святых следует изображать всех в белых одеждах. Вы приписали мне слова, которые я не говорила. Видимо, это Ваш стиль.Я не знаю ответов на все поставленные автором вопросы. Однако мне нравятся иконы, выполненные по канону, в которых тот же язык, что и в Библейских книгах.Мне НЕ НРАВЯТСЯ некоторые "ИКОНЫ" только потому, что в них иной язык. ВЫ ЖЕ ВИДИТЕ, Я ИХ ПРОСТО НЕ ПОНИМАЮ. 2-е Коринф. Гл.5(3).
Евгений 1 марта 2011, 21:00
Более обосновал свое мнение Григорий П. За что вам спасибо. Хотя поначалу статья вызвала во мне противоречивые чувства, но вы помогли мне понять истину, которая всегда где-то по середине. И если народ принимает эти иконы, то ничего дурного в них нет.
Георгий П28 февраля 2011, 19:00
>> Камуфляж для этого хорош только на поле боя. Кольчуга тоже. >>Нимбы мне нравятся золотые,а пустые ореолы вокруг голов святых- отвратительны. Я не очень понял, что значит «пустые ореолы»... В общем, тут настала пора подвести итоги, думаю. Тема исчерпана. Уже начинаем затрагивать излишне большой круг вопросов, каждый из которых сам по себе достаточно глубок. Если интересно мое мнение - такскать, специалиста в данной области - выкиньте из библиотеки и сознания парижскую школу «богословия» 20-го века. Идите к истокам. Первым делом — святых отцов и Дамаскина читайте. Из последних лет — И. Горбунову-Ломакс. Впрочем, для начала Дамаскина. И много, МНОГО смотрите и анализируйте средневековую живопись Византии, Балкан и Руси. На протяжении столетий иконописцы создавали шедевры, не зная ничего про Успенского, Круга и Рейтлингер. И ничего, жили. Чем меньше еретизма и мистицизма — тем чище Православие. C уважением, Георгий.
Георгий П28 февраля 2011, 19:00
>>Георгий,смена париков, стрижек, нарядов и даже паспортов не меняют человека. - Что я Вам и говорю. Суть — не меняется. Тогда зачем Вы пытаетесь искусственно создавать проблемы? Зачем эти хождения вокруг да около и сочинение Бог знает чего? Как был сятой — так и пиши. И не парь никому голову. «Да — да, нет — нет; что сверх того, то от лукавого» Мф 5,37 >>Человека меняет покаяние. А для молитвы нужен образ созданный ПО КАНОНУ, строгий,простой,в нем не должно быть ничего лишнего. - О! Дошли до самого смешного — все Успенианцы на этом запарываются — покажите мне то место, ту книгу, то собрание сочинений, где записаны эти самые пресловутые каноны. А? Открыть секрет — НЕТ ТАКОЙ КНИГИ! Говорю, как человек, для которого икона — это профессия. Вы сами признали, что не претендуете на профессионализм. Я же — как раз профессионалом и являюсь. Вы в свою очередь — упорствуете стоя на зыбких позициях, основанных на легендах, преданиях, сказках и догадках. Самое худшее — на Вашей интуиции («мне что-то претит», «хотелось бы, чтобы исторические подробности не мешали» и пр.) Неужто Ваша интуиция важнее двухтысячелетней практике иконописания? Для меня — нет. Извините. И другим бы советовал не интуицию слушать, а на историю и церковную практику смотреть. Еще скажите, что иконы Нестерова и Васнецова — не иконы. Тоже любимая байка Л. Успенского.
Георгий П28 февраля 2011, 19:00
Часть 1. >> Прославится наш неформал как благоразумный разбойник, в последние минуты жизни. Внутренне преобразиться успеет, а внешне- нет. Как писать будем: каким представился или каким прославился? - Если Господу все равно, как Вы и сами подтвердили, как выглядит человек, то какое Вам дело до этого!? Кто Вы такая, чтоб судить внешний вид человека, пред Господом заслужившего святость? Естественно, что мы изображать его будем в таком виде, в каком он был в предсмертный час. Так и благоразумного разбойника изображаем — в повязке. В наши дни это трусы называется. А что? Есть возражения? Надо из нашего земного, грешного жеманства и ханжества срочно сочинять какие-то белые тряпки и простынки? Смешно... >>А накладные волосы- это вообще,жуть. Слава Богу,хоть наши сестры из Екатеринбурга Библию читали. - Ой! Неужто в Библии парики осуждаются!? Просветите, просветите, пожалуйста... Напомню — парики еще в Древнем Египте популярны были. Христос не мог о них не знать. Так что если Его коробило ношение париков — Он бы обязательно сказал об этом. А евангелисты не забыли бы привести цитату в своих трудах.
Ольга28 февраля 2011, 12:00
Джинсы, говорите... Трусы на голове...? Представим себе, что какой-нибудь радикальный неформал в джинсах с гульвинкой на уровне колен и отвислым задом, с копной цветных африканских косичек и в трусах-панамке взял , да и прославился в лике святых. А что? Дух Святый дышет , где хощет.Господь не смотрит, во что человек одет, в порфир или в рубище, Он смотрит на сердце.Христос вселиться может в каждого.... Прославится наш неформал как благоразумный разбойник, в последние минуты жизни. Внутренне преобразиться успеет, а внешне- нет. Как писать будем: каким представился или каким прославился? Да, кстати,отцы и братия,до меня дошло, что претит мне в камуфляже. Слово- французское.Означает "способ маркировки при котором на маскируемый обект НАНОСЯТСЯ ПЯТНА, полосы различной формы и цвета. Камуфляж ИЗМЕНЯЕТ ВНЕШНИЙ ВИД и ИСКАЖАЕТ КОНТУРЫ ПРЕДМЕТА". Этот образ вступает в противоречие с библейскими прообразами, там чистые одежды- прообраз духовной чистоты и праведности,белые, такие как на земле белильщик не может выбелить- означают безгрешность Христа, пятна на одежде - знаменуют грехи и пороки.Поговорок и в русском языке на этот счет тьма тьмущая. Неувязка на языковом уровне. А накладные волосы- это вообще,жуть. Слава Богу,хоть наши сестры из Екатеринбурга Библию читали.
Ольга27 февраля 2011, 23:00
Георгий,смена париков, стрижек, нарядов и даже паспортов не меняют человека. Человека меняет покаяние. А для молитвы нужен образ созданный ПО КАНОНУ, строгий,простой,в нем не должно быть ничего лишнего. Хотелось бы, чтобы исторические подробности не разрушали ткани мистического смысла иконы, не привлекали взгляд своей новизной или необычностью. Камуфляж для этого хорош только на поле боя. Детали должны быть уместны :свиток- у святителя, оружие у воина и т.д.Нимбы мне нравятся золотые,а пустые ореолы вокруг голов святых- отвратительны. Лик должен нести черты внешнего сходства, но на иконе главное- духовный образ святого.Хотелось бы, чтобы одежда и вооружение также в равной степени несли и историческую правду, и мистический(символический) смысл. В ИКОНЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНО БЫТЬ ЧУДО ЯВЛЕНИЯ ХРИСТА и НУЖНО, ЧТОБЫ БЫЛ ЯСЕН СМЫСЛ ДУХОВНОГО ПОДВИГА СВЯТОГО. Вот и все. Простите.
Георгий П26 февраля 2011, 21:00
Часть 4. (извиняюсь за многословность, но затронули уж очень много тем...) >>...Фотографическое сходство и чувственность, согласитесь, в православной иконе неуместно. Давайте делить понятия. Чувственность - она в иконе есть. Отсутствие эмоций в иконе - это то о чем я говорил - бред Успенского, застрявший в мозгах многих. Мне самому пришлось немало усилий сделать, чтобы избавиться от этой напасти. Посмотрите византийские иконы. Обратитесь к иконам и фрескам, изображающим страсти Христовы. Лишь два примера из множества: http://s42.radikal.ru/i098/1102/49/10a39791ccb6.jpg http://s016.radikal.ru/i334/1102/82/d5f4c60fc284.jpg Фотографическое сходство -нет, но просто сходство ДОЛЖНО БЫТЬ В ИКОНЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО. Помимо портрета- предметы эпохи и быта, окружавшего святого играют здесь немаловажную роль. Вы сами, я уверен, не раз замечали, как меняется подруга, после похода к парикмахеру. Так же Вы удивитесь, увидев без парика Баха, Меншикова или Ушакова.
Георгий П26 февраля 2011, 21:00
Часть3. >>...Но историческая правдоподобность одеяний и дух эпохи в иконе не самое главное... Это очень немаловажное. Пойдем от противного: Христа в джинсах представляете? А на иконе хотели бы увидеть Его в джинсах? Сами по себе джинсы - ничего неприличного или непорочного в себе не несут. Но сама нестыковка заставляет нас впасть в некоторый ступор. То же самое и с новомучениками. Если их одевать не так как они одевались - это будет клоунада. Носить в 18 веке парик - это нормально. Это ж не трусы на голове, в конце концов! В парике нет ничего постыдного или неприличного. Такова была мода. И ей следовал Ушаков. И Христос следовал моде своего времени. Это нормально. >>...Остальное можно, вообще, закрыть золотым окладом, и икона от этого не обеднеет. Ведь так? Не так.
Георгий П26 февраля 2011, 21:00
Часть2 Эта тяга к мистифицированию и символам появилась в русском обществе как раз в эпоху Символизма (19 век). Согласитесь - относительно иконы - период очень поздний. Подхватил эти веяния и течения Л.Успенский. Он же и является одним из главных виновников того, что мы сегодня имеем в русской иконописи. Я лично - вообще отношу его "богословие" вместе с Блавацкой и Рерихом - в раздел еретизма. Его "богословие иконы"(какает в) мозги уже не одному поколению. Кстати, господин Кутковой почти в каждой статье ссылается на это чудо-светило парижское. Подтверждение моим словам о дурном влиянии романтизма и символизма 19 века - Греция. Греки ни в 19 веке ни ранее не впадали в подобные символистски-мистификаторские заблуждения, и в итоге по сей день относятся к иконе с той первозданной трезвостью, с какой к ней относились до них византийцы. "Где просто - там Ангелов со сто, а где мудрено - там ни одного." Амвросий Оптинский.
Георгий П26 февраля 2011, 21:00
Часть1. Ольга, я полностью согласен с Вами в том, что лик и руки - это важнейшее в иконе. Однако, не могу согласиться в том, что во всех мелочах надо выискивать символизм. Более того - в разные времена один и тот же предмет, знак мог быть трактован различно. Да, иносказание доминировало в первые века Церкви Христовой - я согласен. В Средневековье (это и Дионисий, и Рублев, и Панселин, и Грек... и сотни тысяч изографов, творивших приблизительно с 6 по 16 век) уже не было нужды шифроваться. Церковь стала официальной. Какой смысл использовать в таком огромном количестве аллегории и намеки? Икона переняла от Античной и Византийской культур некоторые знаки/указания. Например: пурпурный- царский цвет, значения жестов рук, ореолы вокруг голов святых и прочие. Однако забиваться в символизм и мистицизм настолько, чтобы в горках видеть восхождение, в воде- скоротечность бытия, в белом коне Георгия - "символ чистоты и святости" (цитирую супругов Вилленбаховых) - это уже на грани с ненормальностью и маньячеством. Зачем!? Иконописец - не Дэн Браун и не Агата Кристи. А прихожанин - не профессор Лэнгдон, не Пуаро или мисс Марпл. Мы приходим в храм не в угадайки - разгадайки играть.
Ольга26 февраля 2011, 17:00
Георгий, Бог создал траву тленною, чтобы мы помнили, что жизнь наша, как трава,что человек как цвет полевой, так он цветет...А зеленою - чтобы помнили мы о смысле нашей жизни, о стяжании Святаго Духа. Всякая весна напоминает нам Воскресение из мертвых.Зеленый- это цвет Святой Троицы, цвет вечной жизни. Святого Димитрия изображают и в красном плаще, как пролившего кровь за Христа, и в зеленом, как Мироточца. Я это так понимаю. А когда я вижу яблоко, я вспоминаю о запретном райском плоде. Или о плодах Духа Святаго..Или о плодах райского древа, каждый месяц приносящих плод свой... Неверно делаю? Надо думать об услаждении вкуса? Неправильно видеть во всем символы и знаки, в видимом -невидимое? Иносказательный смысл горок раскрыть через Библейские цитаты? Мне не лень, если Вы готовы слушать не практика, и не теоретика, а того, кто несет Ваши иконы с благоговением домой. А вот в том, что в иконе не должно быть лжи, я с Вами полностью согласна.Но историческая правдоподобность одеяний и дух эпохи в иконе не самое главное. Главное- лик, руки.Остальное можно, вообще, закрыть золотым окладом, и икона от этого не обеднеет. Ведь так? И заметьте, лик- это не просто лицо человеческое, которое мы знали при жизни. Это лик Христов, проявившейся в образе святого. Фотографическое сходство и чувственность, согласитесь, в православной иконе неуместно.Христа по Его Воскресению Апостолы узнавали не по внешнему сходству. Они узнавали Его в Духе, по Слову Божию. Я не права?
Георгий П26 февраля 2011, 10:00
Ольга, Вы слишком много символизма вносите в икону... Не у всех воинов плащ красный. У Дмитрия, к примеру, зеленый. Что это? Мученическая кровь? Или травяная зелень? Камуфляж ничего не символизирует. И горки на иконах ничего не символизируют, и позем ничего не символизирует. Во всем видеть символы и знаки - это не правильно. Ни в коем случае нельзя отбирать у иконы одну из ее основных функций - чисто иллюстративную. Мы изображаем сцены из Евангелия, пишем портреты святых - чтобы легче было настроиться на молитву. Это как... аппетит приходит во время еды. Увидев яблоко, намного легче представить себе его вкус. Однако, условие - яблоко должно быть правдоподобно нарисованным. Если всякого рода символизм мешает нам разглядеть за всеми иносказаниями яблоко - все теряет свой смысл. Вот то же самое и тут. Если Родионов не похож на себя - тогда зачем вообще писать его образ. Мало нам святых воинов? Напишите Мину или Меркурия... Камуфляж - это историческая правда. И если мы претендуем на то, что в иконе не должно быть лжи, то незачем придумывать себе какие-то несуществующие проблемы, и потом решать их в длиннющих статьях и книгах. быть может такое времяпровождение и очень занимательно, но оно вредоносно для иконы. Кстати, почему мой вчерашний ответ Ивану Кокосову не выпустили в свет? Собственно, в нем я и ответил на все его вопросы. Ничего ужасного я там не писал...
Ольга26 февраля 2011, 02:00
Я не специалист. Я, как и автор, понять хочу и найти верное решение соборно. Земные награды - это те награды, которые уже получили праведники от людей за дела явные, в Боге же у них иные награды, награды за благовествование.Не поэтому ли на свитках в их руках и пишут Истины Евангельские? За земные награды ли сражаются наши православные воины или за правду Божию? Если на ристалище бегут они за тленными наградами, то пиcать их надо с орденами и медалями,лентами и подвязками, если же ищут они венцов нетленных, то и писать их следует в венцах нетленных. А что такое одежда и доспехи на иконе и что они выражают? По Слову Божию это- суть духовные добродетели, свойственные святому. Что символизирует плащ,красный как кровь, я понимаю. Но вот объясните мне,камуфляж что символизирует? Скрытность? Воин Христов обычно облачен в броню правды, в шлем спасения, в руках его меч обоюдоострый, конь под ним - способность следовать Воле Божией...Это я понимаю. Это в Слове Божием ясно сказано. Простите, а что символизирует автомат Калашникова? Высокую поражающую способность проповеди? А парик - это как понимать прикажите? Почему это у мужа святого, предстоящего перед Богом, голова покрыта Бог знает чем? Это я совсем не понимаю.
Георгий П25 февраля 2011, 20:00
Да, Иван, я признаю, что литературному стилю речи в своем комменте предпочел разговорный (в его несколько резкой форме). И сразу поясню почему: потому, что в данной ситуации толерантность и жеманства, на мой взгляд, не имеют права быть. Автор сумел пройтись по всем тем, кто действительно работал над разработкой новой иконографии. Тем, кто думал, читал, делал выводы. Тем, кто рисовал, перерисовывал и, смею полагать, не раз начинал все с чистого листа. Автор статьи пришел, и сказал: "Они написали образ в рафинированном палеологовском стиле" "Здесь возобладал поверхностный, узко прагматичный, а не богословский подход." "на иконе праведного Феодора мы видим «бутафорию»" и пр. Этот тон никого не возмутил? Господа православные? Меня - очень даже. И, в конечном итоге, Автор заявляет о том, что мы видим "неудачи", и берется нам рассказать о их причинах. Но ведь сам Автор тоже пишет иконы! И это ни от кого не секрет. Так раз ему все так ясно - почему тогда мы не видим среди иллюстративного материала ни одной Примерной Работы? Ни одного Эталона, кистей Мастера? Когда на наших глазах происходит несправедливость - тут нет места смирению. Здесь смирение приравнивается потаканию беззаконию. Видя несправедливость сам Господь смиренным не был (Мк. 11:17; Лк. 19:46). На мудрые слова господина Лепахина:"...Время покажет. Церковный народ примет или то, или другое, а может статься, и то, и другое. Главное, что чисто теоретически эту проблему невозможно решить. Опыт обнаружит» Господин Кутковой говорит: "Но выше мы привели примеры из практики. И становится понятно, что один практический опыт тоже не в состоянии решить проблемы. Практикам требуется помощь теоретиков". Конечно! Куда-ж без теоретика!? Это как сказать "нет, уважаемые строители и архитекторы, это здание лишь работой и практикой не построить. Без моей теоретической помощи и полезных советов вам тут не обойтись..." Заметьте - я также искусствовед. И здесь нельзя меня обвинить в ненависти к теоретикам. Просто я не могу и не считаю нужным смиряться с ситуацией, в которой одни работают и выдают продукт, а другие - которые, кстати, и сами могли бы поработать и выдать продукт, ходят вокруг и ЦУ всем пытаются раздавать. Тем более, что я здесь среди комментящих в меньшинстве - мой стиль речи мне кажется вполне уместным. Сами знаете - в гуще ликующей толпы мямлящий одиночка равен пустому месту. П.С.: Иван, А теперь мне, в свою очередь хотелось бы узать, где это я "Приписал автору много того, чего тот не говорил". А также услышать Ваше мнение о тоне этих слов "Гордынька, брат, гордынька! И неприкрытая зависть... " Вы обвиняете меня в зависти, а я даже не знаю, чему тут можно позавидовать... С уважением, Георгий П.
Кокосов Иван25 февраля 2011, 12:00
Хотелось бы призвать православных братьев к элементарной этике в дискуссии. Взять комментарий Георгия П. Приписал автору много того, чего тот не говорил, а потом на основании собственной конструкции критикует. А сам тон критики... Откуда такая надменность у якобы православного иконописца, за которого Георгий П. ненавязчиво себя выдает? Гордынька, брат, гордынька! И неприкрытая зависть... Но Судия - Господь Бог. Виктору Кутковому в этой статье хочется пожелать более детального анализа, хотя я понимаю, что данная статья не является академической штудией. Сама же постановка вопроса автором требует взвешенного, спокойного, а не нервического разговора. К чему и призываю в дальшем православных читателей.
Георгий П24 февраля 2011, 21:00
Часть2. А "отсутствие иконности вида военных костюмов как Нового, так и Новейшего времени" - это просто абзац. Римские (языческие по происхождению)доспехи, значит, иконные, а вот русские 20-го века - неиконные. Где такое написано!? Каким критерием мы вообще можем измерять _иконность_доспехов_!? Бред. Икона всегда была очень даже историчной. Нелепо - это когда Ф. Ушаков в римских доспехах. Вот это - точно курам на смех. Нелепо - это когда Евгений Родионов на белом коне и с копьем в руках. Вот что нелепо. А когда новомученики одеты в современные одежды, когда они изображены в том, что носили (очки, брюки, автомат, кирзовые сапоги,...) - это НОРМАЛЬНО. В этом нет ни фальши, ни лжи, ни приторного жеманства, ни параноидальности, как в случае, когда "плащ чем-то станет напоминать монашескую мантию". Пока критикующие не поймут, что иконопись не может буксовать на месте, что икона - это живой, развивающийся организм - до тех пор они будут заниматься бумагомарательством, поисками того-не-знаю-чего и фантазиями о какой-то утопичной, идиллической современной иконописи. При том, что сами эти критики, как правило, порождают иконы намного более низкого уровня, чем те, которые критикуют с пеной у рта. Если, конечно, они помимо теории еще и практикой увлекаются.
Георгий П24 февраля 2011, 21:00
Часть1. Статья, имхо, слабая. Автор не хочет, чтобы Ушакова изобразили с орденами, однако при изображении святителей мы пишем набедренники, палицы, митры, панагию... а это все иерархические награды. Тогда где логика? И почему в таком случае парик на корабле - плохо, ибо не исторично, а когда Родионов в одежде защитной раскраски - это плохо, так как исторично. Опять нестыковка. Получается, автор сначала должен определиться чего хочет - историчности или неисторичноти. А потом уже критиковать. Опять же - не угодила "мастеровитая зализаность". На самом деле - это называется "письмо высокого уровня". Да, в музеях мы видим много всего. И хлама, в том числе, немало. Но новгородцы 15 века не могли выйти в интеренет и посмотреть как там сейчас греки на Афоне пишут, или москвичи. А мы - можем. И позор нам, если мы будем писать как новгородские богомазы, имея все возможности быть лучше их.
Александр24 февраля 2011, 13:00
Можно много спорить о форме, но главное не забывать о содержании. Думаю такое исключительное внимание форме, характеру костюмов эпохи свойственно более музею. Для меня лично важнее духовность. И икона Феодора Ушакова в том виде в каком есть отражает самую суть. Я сам, увидев этот лик, был поражен как она точно передает содержание. А эта статья - это мнение критика-искусствоведа. По моему мнению, икона не для изучения исторического костюма (для этого лучше фотография), не для праздного созерцания, а для глубокой молитвы святым, для духа. А иконы Феодора Ушакова и Евгения Родионова этим критериям полностью отвечают.
Александр24 февраля 2011, 10:00
Можно много спорить о форме, но главное не забывать о содержании. Думаю такое исключительное внимание форме, характеру костюмов эпохи свойственно более музею. Для меня лично важнее духовность. И икона Феодора Ушакова в том виде в каком есть отражает самую суть. Я сам увидев этот лик был поражен как она точно передает содержание. А эта статья - это мнение критика-искусствоведа. По моему мнению, икона не для изучения исторического костюма (для этого лучше фотография), не для праздного созерцания, а для глубокой молитвы святым, для духа. А иконы Феодора Ушакова и Евгения Родионова этим критериям полностью отвечают.
Светлана23 февраля 2011, 21:00
Великолепно написано, наконец-то появилась критика! Поддерживаю полностью точку зрения автора. Как радостно, что есть единомышленник! Спасибо.
И., Москва23 февраля 2011, 18:00
Спасибо за откровенный, трезвый и профессиональный взгляд на современную иконопись! Приятно, что пишет об этом человек, не недалекий от Православия и искусства. Редко можно услышать правду, а то большинство здравомыслящих православных искусствоведов о проблемах современной иконописи молчат в СМИ.Необходимо поднять эту тему в церковной печати. Очень много стало образов, только внешне напоминающих икону. Прекрасная статья.
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700