Про марки цемента и догмат иконопочитания

«Их сложенные в благословении персты – зовут нас и в то же время преграждают нам путь» «Их сложенные в благословении персты – зовут нас и в то же время преграждают нам путь»

Когда в «постперестроечные» годы государство стало отдавать Церкви храмы, случалась такая сложность: храм является памятником архитектуры, а у Церкви нет специалистов, чтобы этому памятнику обеспечить правильный уход. Поэтому за храмами закреплялись от государства архитекторы, которые имели довольно большие полномочия.

Нередко это приводило к новым сложностям. Когда архитектор смотрел на настоятеля как на дремучего мракобеса, а настоятель считал архитектора просто пережитком советской власти, который призван мешать Церкви любой ценой.

Увы, порой эти оценки были правильными. Причем и с той, и с другой стороны, как ни досадно это признавать. Но мне повезло: в московском храме, где я помогала, настоятелем назначили человека глубоко богобоязненного.

Там тоже был закреплен архитектор – весьма энергичная женщина. В отношении к «церковникам» казалось, что она «закусывает удила», но как специалист была безупречна. А настоятель, повторюсь, самоотверженно стремился искать волю Божию во всем и всегда. Поэтому общий язык они нашли.

Мне довелось присутствовать при начале этого процесса.

Отец настоятель закупил цемент, чтобы оштукатурить подвал. А надо сказать, что храм этот был построен на рубеже XVII и XVIII веков и хотя внешний вид имел уже не вполне традиционный для русских храмов, но в самой постройке сохранял еще массу черт старинной архитектуры.

Двухэтажный храм плюс столько всяких подвалов, полуподвалов и подвальчиков, столько входов и выходов, столько хитрых ниш, выемок и отверстий в толще стен – для вентиляции, для акустики, для полочек… – и еще неведомо для чего. У нас, вчерашних советских комсомольцев, такое соприкосновение со стариной вызывало почти болезненное восхищение.

И вот – отец настоятель закупил цемент. А с архитектором не посоветовался. И я стала свидетелем того, как эта женщина кричит на любимого мною священника:

– Что это?! Что это такое?!! Вы третий подвал этой дрянью оштукатурите, а у меня на втором ярусе иконостас «зацветет» (то есть заплесневеет)! – вопила она, размахивая накладными на цемент прямо перед носом отца настоятеля.

«Какая наглость! – подумала я. – Опять придирки!»

Но маститый протоиерей подумал иначе. Он попросил прощения и пообещал быть внимательнее к строительным вопросам. Видимо, именно поэтому архитектор тут же остыла и даже извинилась за риск, которому подвергла нос почтенного батюшки.

Тогда впервые глубоко поразила мое сознание мысль, какие удивительные связи могут существовать между вещами. И как много надо опытно узнать, чтобы увидеть хотя бы некоторые из них.

***

Вот мы проходим поприще Великого поста. И самое первое его воскресенье посвящено догмату иконопочитания. Как будто это самое главное в Великом посте, как будто это – первая тема и первое открытие, к которым мы приходим, строжайше отпостившись первую неделю.

Почему? Какая тут связь?

Давайте присмотримся к тем религиозным течениям нашего времени, которые именуют себя христианскими, но не признают икон. Они не признают и постов! Постов, продолжительных богослужений, стояния на них, поклонов. Не выносят монашества…

А теперь посмотрим на историю Церкви: в каком-нибудь VIII веке в Константинополе иконоборцы были против постов, длинных служб, поклонов… Монахов вообще убивали – топили в мешках. Разве не удивительно это совпадение вкусов сквозь такое время и расстояние?

Итак, те, кто, считая себя христианами, не принимают иконопочитания, – не принимают в конечном итоге и вообще всего строя аскетической жизни! Сообразно этому и у тех, кто сохранил священные изображения, но в каком-то искаженном виде (например в виде живописи) будут и искаженные представления об аскетике.

Почему? Потому что икона является выражением таких положений христианства, которых никак не понять и не принять христианским течениям, исключившим или исказившим понятие подвига.

На иконе изображается человеческое естество, преображенное христианским подвигом.

На иконе изображается человеческое естество, преображенное христианским подвигом

Изображаются те, кто подвизался – воевал со злом – на земле, в рядах Церкви Воинствующей, победил в этой войне и вошел в Церковь Торжествующую.

Это совсем особая война, не похожая на войны людей. Здесь зло такое явное, такое беспримесное… и в то же время такое родное и близкое – собственное зло падшего человека. И потому требуется особое мужество и особое самоотречение.

Но это зло стояло между ними и их Сладчайшим Господом – и они не сложили оружия! И теперь они взирают на нас с икон – с этих окон Небесного Царства, – и мы видим, с кем имеем дело. Видим глазами.

По орденам не всегда поймешь – с настоящим ли фронтовиком-героем имеешь дело. По нашивкам за ранение это сделать гораздо проще. Святые – герои-победители, и на их ликах и ризах сверкают пробела и ассист – сполохи славы Божественного Света. Но чтобы никто не подумал, что награды эти дались им без крайнего с их стороны самоотвержения, нам оставлены и следы тех ран, которыми они нещадно уязвляли своего ветхого человека. Их новый человек несет те следы, как воин несет нашивки за ранения.

У них удлиненные, истонченные фигуры.

Их очи – это глаза людей, «изведавших болезни» вслед за своим Господом; глаза людей, «пришедших от великой скорби».

Строги и сосредоточенны их лики, сухи их губы, тонки их руки…

Тонки, но не бессильны!

Строги, но не осуждающи!

Скорбны, но не отчужденны!..

Напротив: в них много энергии, внимания, сопереживания. «Их сложенные в благословении персты – зовут нас и в то же время преграждают нам путь» (Евгений Трубецкой). Зовут – ибо всемерно желают, чтобы мы разделили с ними радость горнего царства. Преграждают – ибо туда не входит ничто нечистое и злое.

И вообще – вместе с этим крайним аскетизмом, вместе с измождением и потаенной скорбью – настоящая икона удивительно красочна и жизнерадостна. Можно даже сказать, что радость – это самое главное, что она возвещает миру.

Такое сочетание высшей скорби и высшей радости – одна из самых сложных загадок, какая ставится перед мировой художественной критикой. Но нам, верующим людям, изнутри приоткрывается и эта удивительная связь. Нет Пасхи без Страстной седмицы; и к радости всеобщего воскресения нельзя пройти, минуя Крест Господень.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Комментарии
Фотина10 марта 2020, 12:15
Спасибо от искусствоведа!
Андрей 9 марта 2020, 11:00
Где то читал, что в лучшем своём проявлении наука приводит человека к основанию престола Вседержителя. Очень глубокая мысль да не может земная наука оградить человека от духовной брани. Следовательно, роль науки подобна одному из драгоценных приборов в шкиперском сундуке капитана ведущего свой корабль по бурному житейскому морю. У людей поднявших выше житейского моря хоть слабых крыльях, хоть на могучих огненных крыльях (есть и такой образ у святых отцов), средства навигации должны быть на качественно более высоком уровне.
р. Б. Ника 8 марта 2020, 20:01
Слёзы от радости. Слава Богу за радость и слёзы!
Сергий 8 марта 2020, 04:22
Хорошо написано.
Надежда 8 марта 2020, 00:43
Спасибо, матушка! Нет слов! Плачу...
НН 7 марта 2020, 22:32
Инокиня Наталья, Вы затронули очень интересную тему. Мне довелось работать со стороны церкви с архитекторами и инженерами ВООПиК(Охрана памятников).Это были самоотверженные люди,прекрасные специалисты и знатоки русской церковной архитектуры,икон,фресок и тд.Это они сберегли храмы,как приспособленные в СССР под какие-то учреждения,так и потом отданные обратно церкви.Именно так.На них смотрели как на врагов,скандалили, когда они не позволяли приспособить"под себя"эти памятники(напр, в памятнике 17в расшарахать окна до современных размер и вставить пластиковые,пробить отверстия в сводах и многое др).Сколько добра сделали эти "вредные" специалисты!Мы даже не в состоянии оценить.Низкий им поклон!
Наталия Ростова 7 марта 2020, 09:57
В 2011 году я ещё была "захожанкой" храма. И вот как-то в Великий Пост зашла поставить свечку в наш Старо-Покровский храм-памятник в центре города. На аналое лежала икона - " Не рыдай мене, Мати", так она называется в народе. Богородица обнимает своего истерзанного, умершего сына...Я минут 20 стояла перед этой иконой и не могла отвести взгляд. Вся боль Вселенной, и одновременно вся нежность и любовь, в глазах Матери Божией. Она смотрела на Сына, а у меня было ощущение, что Она смотрит на меня...Причём я потом специально отошла в строну..Нет, не показалось. Взгляд Её проникает внутрь и под другим углом обзора. Иконописец сотворил чудо. Это привело меня в Храм окончательно..Слава Богу за всё!
р.Б. Анна 6 марта 2020, 14:19
Спаси, Господи, матушка Наталья! Так интересно! И глубоко!!!
Владимир Степанов 6 марта 2020, 04:45
Как верно! Три года назад прислали мне почтой икону Троицы Рублева. И вот разворачиваю посылку, снимаю упаковку, и вдруг, на меня столько света, тепла излилось, что внутри всё от радости перевернулось, как-будто Причастился лучшим образом. И вот случай - зашёл в молельный дом старообрядцев (они нечаянно пустили, а я просто спросил посмотреть). А у них огромное число икон до 18 века, кот.они хранят все века гонений. От этих икон такой столп Любви, у меня голова закружилась от Небесного счастья. Правда, я ощутил и брошенность староверов, всё же без Церкви никуда
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×