Ирина Ордынская: «Это особое чувство – писать о реальных людях» (+ВИДЕО)

Презентация книг «С Матронушкой» и «Монахини»

3 марта в московском культурном центре «Покровские ворота» состоялась презентация новых книг Ирины Ордынской «С Матронушкой» и «Монахини», вышедших в издательстве Псково-Печерского монастыря «Вольный странник». Ирина Ордынская – писательница и публицист, известная читателям по таким книгам, как «Святая блаженная Ксения Петербургская», «Отречение», «Святой Иерусалим», «Наследник» и др.

В ходе встречи Ирина Николаевна рассказала об истории создания романа «Монахини», основанного на реальных событиях; об идее, которую она вложила в произведение «К Матронушке». Со своими отзывами выступили друзья Ирины Ордынской – поэты и писатели. Ниже вы также сможете ознакомиться с отрывками из названных книг.

«С Матронушкой»: авторский замысел

Ведущая: Дорогие друзья, мы рады приветствовать вас в нашей уютной гостиной, рады приветствовать издательство Псково-Печерского монастыря «Вольный странник» и Ирину Николаевну Ордынскую.

Православное издательство «Вольный странник» создано по благословению митрополита Тихона (Шевкунова) в 2018 году. Владыка является его главным редактором. Издательство выпускает классические труды отцов Церкви, книги современных священников, художественную и документальную прозу. Эти издания интересны не только воцерковленным читателям, но и тем, кто находится в духовном поиске.

Автор книг «С Матронушкой» и «Монахини», которые были изданы в течение прошедшего года, – Ирина Николаевна Ордынская, выпускница Литературного института имени А.М. Горького, яркий писатель, увлеченный драмой человеческих судеб, которые с верой и надеждой она проживает вместе со своими героями. Ирина Николаевна – автор 12-ти книг: это и проза, и пьесы, и сценарии. Ее работы удостоены высоких наград, в том числе международного конкурса «Лучшая книга года – 2015» (Германия) и «Золотого витязя» одноименного литературного конкурса.

Ирина Николаевна – член Союза писателей России, Союза журналистов России и Национальной ассоциации драматургов, главный редактор журнала современной духовной литературы «Эхо Бога». Ирина Николаевна, вам слово.

Эта книга очень значима для меня, потому что она не только о Матронушке. Я писала ее о нашем мире

И. Ордынская: Очень рада нашей встрече и разговору об этих двух книгах. Обе книги мне очень дороги, и сегодня я хотела бы рассказать вам о них. Начну я с книги «С Матронушкой». Эта книга очень значима для меня, потому что она не только о Матронушке. Я писала ее о нашем мире. Я писала ее, стараясь осмыслить, как мы с вами сейчас живем, как приходит человек к вере, как он решает проблемы, которые возникают у него в жизни. Что значит святость, праведность в жизни человека. Что такое для нас наши святые. Как мы с вами часто именно через их заступничество приходим к Богу, к вере.

Дело в том, что этот роман я назвала «роман-притча». Мне было очень интересно поразмышлять на разных уровнях о том, что происходит сейчас. С одной стороны, поразмышлять о нашем современном мире, о том, как мы сейчас в нем живем; вспомнить притчу о Лоте, когда Авраам просил ангелов не разрушать Содом и Гоморру. Ангелы были присланы, чтобы уничтожить города, но Авраам молил их не делать этого ради праведников, которые там могут жить. Главный герой книги задается вопросом: «Есть ли в нашей жизни сейчас такие праведники, ради которых Господь может помиловать наш мир?» В притче о Лоте Авраам спрашивает: а если в городе найдется тридцать праведников? а если двадцать? а если их там вообще десять? Они погибнут вместе со всем городом?

С героем романа, достаточно молодым человеком, случается беда. Оказывается, что он болен. И он думает, стоит ли ему вообще лечиться? Странный вопрос, но тем не менее. Он воспринимает болезнь как следствие греха. Думает: какова вероятность того, что он вылечится? А вдруг вылечится, а с ним снова что-то случится? Потому что мир, с его точки зрения, абсолютно греховен. И он ходит по нашей с вами Москве и пытается найти праведника. Ищет очень хороших людей и думает, что это и для него тоже спасение. Это философский уровень, через призму которого мне очень хотелось всмотреться в окружающий нас мир.

Когда ты сам стоишь в этих очередях к мощам Матронушки, понимаешь, как велика вера человека в праведность

Другой уровень – отношения между героями. Я попыталась сделать срез: показать разных людей, которые приезжают в Москву к Матроне Московской. Показать эти очереди – они потрясающие. Люди приезжают просить ее молитв. Часто их последняя надежда – именно на нее. И когда ты сам стоишь в этих очередях, то понимаешь, как велика вера человека в праведность, в святого, в то, что он – как лучший друг, духовный друг, который может спасти и помочь.

Главные герои в начале романа – люди неверующие. Они просто сталкиваются с таким феноменом, как наша любимая святая Матрона Московская, и пытаются понять, как вообще можно верить. Им обоим сначала кажется, что это невозможно. Невозможно в нашем мире верить – ведь вокруг столько страданий.

Дело в том, что главная героиня – бездомная. У нее так сложилась судьба, и это реальный человек. У главной героини есть прототип: девушка, которая в 16 лет просто оказалась на улице. Ей стали понемногу помогать, она начала становиться на ноги, но так случилось, что она оказалась беременной. И она делает единственно возможный, как ей казалось, вывод: нужно сделать аборт. Она делает аборт не потому что хочет избавиться от проблем, а потому что ей кажется страшным давать жизнь ребенку в этом мире. Она не хочет, чтобы с ним произошел тот же ужас, что и с ней, когда ее просто бросили, и она оказалась на улице одна.

Главные герои в начале романа – люди неверующие. Они не понимают, как можно верить, ведь вокруг столько страданий

Эти люди начинают приходить в Покровский монастырь, к Матроне, и встречают там разных людей, которые приходят туда со своими молитвами, которые верят. Для главных героев однозначно, что мир проклят, что он греховен, что в нем не может быть спасения. Но там, в монастыре, они видят примеры такой сильной веры, что в них зарождается сомнение касательно правильности их прежних взглядов на мир, и в конце концов они становятся верующими людьми. И эта вера их спасает.

Мне хотелось показать не только главных героев, а рассказать в целом о том, что происходит в нашей стране: какие люди здесь живут, какие люди приезжают в Покровский монастырь. Мне самой очень нравится сцена, которая происходит в реальности. Летом в выходные со всех концов России едут автобусы, а в них – люди. И все они едут к святой Матроне. Они приезжают ночью, и все улицы, переулки вокруг Покровского монастыря заставлены автобусами. И на табличках, на которых обычно указан маршрут, написано: «Брянск – к Матронушке», «Нижний Новгород – к Матронушке», «Архангельск – к Матронушке». Этими автобусами заставлены все улочки вокруг монастыря. Эти люди ждут, когда откроются ворота, и они войдут в монастырь. Они поют песнопения, они все с цветами. Вы знаете, что к Матронушке приходят с цветами. Для меня это сердечко России, место, куда душой тянется наш народ – к вере, к святым, с надеждой, что Господь спасет лучшее в них.

Я получаю много отзывов о книге от самых разных людей со всех концов России. Отклик на книгу – это, думаю, самый главный результат, на который рассчитывает писатель.

«Монахини»: история создания

Я думаю, что русская литература мало исследовала этот интересный феномен – монашество как таковое

Вторая книга называется «Монахини». Я думаю, что русская литература в какой-то степени мало исследовала этот интересный феномен – монашество как таковое. И мне захотелось всмотреться в наших православных монахов и рассказать, насколько это прекрасные, светлые люди. Ведь монах, когда принимает постриг, он принимает ангельский чин. Да, представьте, ангельский чин! Человек – практически ангел, ангел на земле. И, конечно, мне было очень интересно писать эту книгу.

В основе сюжета – реальное событие. После революции, в 1927 году, здесь, в Подмосковье, в селе Акатово закрыли Троицкий Александро-Невский монастырь. Часть монахинь расстреляли, часть изгнали из монастыря, и они прошли лагеря, ссылки. У меня на руках было огромное количество материалов – со мной монастырь поделился. Они канонизировали монахинь, собирали всю переписку, дневники, воспоминания об этих удивительных людях, которые после всех страшных событий, выпавших на их долю, сохранили такую чистоту, такую искреннюю любовь к Богу и к людям. И у них был какой-то совершенно другой взгляд на мир. Не такой, каким мы с вами смотрим. Они действительно смотрели на мир, как ангелы. Когда читаешь их воспоминания, переписку, то просто поражаешься. Казалось бы, люди должны были озлобиться, обидеться. Но там нет намека не то на ненависть, но даже на какое-то раздражение по отношению к миру!

Когда они вернулись из ссылок, из лагерей, то поселились в небольшой деревушке, где был очень хороший, большой храм. И вокруг него постепенно начали собираться люди. Монастыря там не было – он не мог существовать при советской власти. Но духовно он существовал. К тому же случилось чудо. У них в монастыре была чудотворная икона, и монахини думали, что коммунисты ее сожгли. Коммунисты вообще выгнали монахинь, сняли все иконы и устроили из них большие костры во дворе. А та чудотворная икона была большая, красивая. Ее подарили монастырю афонские монахи. Это был список «Скоропослушницы». И монахини молились, чтобы она не погибла, но надежды на то, что она осталась, не сгорела, почти не было. А потом во время Великой Отечественной войны в 1943 году они чудом ее обрели.

История была такая: один из командиров-коммунистов увидел, что икона большая, красивая, и подумал, что из нее получится хороший стол. И забрал ее к себе домой. Какое-то время она находилась у него в хлеву – он поросят ею отделял. А потом решил, что все-таки надо сделать стол. Принес, значит, эту доску (с его точки зрения), но она не помещалась у подоконника, где он хотел поставить стол. И тогда он стал отрезать от нее кусочек, и из иконы потекла кровь. Сначала он испугался, но потом объяснил себе это так, что монашки чем-то там обработали, чем-то пропитали доску. А слух об этом происшествии достиг ушей игумении закрытого монастыря Олимпиады. И она выкупила у него эту икону. Монахини отдали за нее все свои деньги, всё, что у них было.

И если вы когда-нибудь поедете в Акатовский монастырь, вы увидите эту икону. Монастырь сейчас возрожден, и эта икона висит на том самом месте, где она и была в 1927 году, когда монастырь закрыли.

«Нам нужно учиться у них…»

Я очень люблю этих матушек, которые прожили героические жизни, но героями себя не считали

Конечно, я очень волновалась, как примут книгу монашествующие. И когда мне начали приходить благодарственные письма от целых монастырей, когда появились ролики известного в интернете игумена, который порекомендовал прочесть эту книгу и высказал свои мысли о ней, я поняла, что книга все-таки получилась. Я очень на это надеюсь. Я очень люблю этих матушек, которые хранили эту икону, которые прожили просто героические жизни, но героями себя не считали. У них все было от Господа. Они говорили, что их игумения – Богородица, и что только она принимает решения, как должны складываться их жизни.

Последняя матушка умерла в 1987 году. Они из рук в руки передавали эту икону, передавали книги. К ним приезжали верующие – не только с окрестных городов, но и из Санкт-Петербурга, из Москвы. И я думаю, что из их теплых рук мы, собственно, веру и получили, потому что у нас было очень много подобных монахов, монахинь, которые сохранили Православие и передали его нам. Кто-то из современных священников сравнивал революцию с костром, на котором горела наша вера. А потушен был этот костер кровью наших новомучеников. Невозможно без благоговения и почтения относиться к тому, как они себя вели.

Я читала допросы новомучеников, которые были расстреляны на Бутовском полигоне:
– Ты веришь в Бога?
– Верю.
– Откажись от веры, и ты будешь жить. Просто откажись, хотя бы на словах, сними крест, и тебя отпустят.

Они не отказывались от веры. Они предпочитали принять муки, смерть, но от Господа не отрекаться. А как они к людям относились! Там же есть такие потрясающие истории: к ним приходили люди неверующие, люди предавшие, а они все равно молились. Они верили в то, что православная вера не сгинет, все равно сохранится.

Ветер налетит, искорка, заложенная в детстве, разгорится, и в итоге вспыхнет костер веры

Меня, бывает, спрашивают: «Что делать? Детей, пока они маленькие, водят в храм, а как они подрастут, их туда ходить не заставишь. И вообще трудно современному ребенку объяснить, в чем ценность веры». К матушке Олимпиаде еще в те времена тоже приходили с подобными вопросами верующие люди. Водят они ребенка в храм, а потом тот в школу идет, становится пионером и начинает родителям такое говорить о вере… Матушка Олимпиада отвечала: «А вы все равно рассказывайте, все равно говорите о Боге, и все с любовью. Вы поймите: то, что вы говорите, – это как искорка. Вот представьте себе. Горел костер, он потух, а там искорка осталась. Налетели бури нашей жизни, занесли его листьями. А потом пройдет время, случатся у вашего ребенка какие-то неприятности: какие-то трудности, какие-то болезни. Это ветер налетит на него – а та искорка разгорится, и в итоге вспыхнет костер веры». Так говорила мудрая матушка Олимпиада, которая прошла такие страдания в лагерях и ссылках, какие нам и не снились.

Игумен, который снял ролик об этой книге (я смотрела его в интернете), говорил: «Я читал и думал, а я бы смог так? А мы бы смогли так, как они? Как проверить мою веру? В спокойное время я верю, а когда случаются серьезные события, тут начинается проверка нашей веры». И монахини – большое подспорье в нашей жизни. У них нужно учиться правильному отношению к людям, к миру.

Матушку Олимпиаду попросили переписываться с одним достаточно молодым человеком, который был в лагере. Он воспринимал случившееся как наказание. Его арестовали, отправили в лагерь, а матушка говорила: «Разве труд – это наказание? Ты же все равно там строишь канал, ты все делаешь для людей. Не работают только люди недостойные. А почему ты труд воспринимаешь с такой мирской точки зрения? А ты воспринимай со стороны Господа». Нам у них, конечно, еще учиться и учиться.

Мне передали благодарность из одного иркутского монастыря. Там матушка и монахини прочли книгу и написали мне, что читали, плакали и учились. Я думаю, что книга небесполезна будет как для православного, так и для неправославного читателя, который хочет поближе познакомиться с таким явлением, как православное монашество.

Ведущая: Книга Ирины Ордынской «С Матронушкой» рассказывает о поиске смысла жизни. Все приходят к Богу разными путями. Одним из маяков на пути к вере для большой части наших современников становится святая блаженная Матрона Московская. Судьбы героев книги «С Матронушкой» пересекаются именно в монастыре, у мощей святой. Здесь они находят веру в Бога, а с верой – исцеление, любовь, личное счастье. Автор виртуозно вписывает в захватывающий сюжет житие блаженной Матроны. На одном дыхании прочитав роман-притчу, читатель становится близким знакомым, если не родным этой удивительной святой.

Слово редактора: «Эти книги имеют большую миссионерскую ценность»

Ведущая: Слово редактору книги «С Матронушкой» Анастасии Горюновой. Анастасия – автор сценариев игровых, документальных, телевизионных фильмов. Удостоена наград международных кинофестивалей «Сталкер», «Россия», «Покров», «Литература и кино». С 1994 года активно сотрудничает с издательствами как автор и составитель книг. Член Союза кинематографистов России.

А. Горюнова: Последнее совершенно не относится к сегодняшнему вечеру. Я здесь как редактор книги «С Матронушкой» представляю издательство «Вольный странник». Но сначала я хотела сказать несколько слов об авторе, о нашей дорогой Ирине. Очень приятно было познакомиться с таким замечательным человеком. Конечно, по рассказу Ирины о своих книгах сразу видно, что она относится к ним, как мама. Есть ощущение, что это ее дети, которых она очень любит, и эта любовь передается читателям. Еще хотела сказать, что с Ириной очень уютно общаться, как будто ты сидишь на кухне с замечательным человеком и по душам разговариваешь. При чтении ее книги возникает ощущение уюта, материнской любви.

И, конечно, хотелось бы сказать о книге «С Матронушкой». Для меня это знакомство, эта работа оказалась очень важной. От Ирины я узнала, что книга издавалась когда-то, но интересно, что без основной линии. Именно линия богоискательства была вымарана, основное, базовое событие, которое двигало все, было выхолощено. Такие интересные в нашем современном книгоиздании бывают истории.

Эта книга для меня почему-то знаковая. Честно говоря, я знаю очень много случаев, когда люди подходят к почитанию святого, особенно блаженной Матроны или каких-то других святых такого же рода, и на этом останавливаются. Для них такой святой становится как бы Богом. Происходит некое искажение, и человек вместо веры истинной делает идолом святого, и дальше уже идти не может.

Книга Ирины очень ценна тем, что она ведет человека именно к Богу, ко Христу, к вере, к Церкви, и именно по молитвам блаженной Матроны. Такая удивительная история.

Действительно, мы узнаем не только ту историю-притчу, которую рассказывает Ирина. Мы довольно подробно узнаем житие блаженной Матроны, которое, может быть, та же молодежь, люди нецерковные с трудом прочитали бы в оригинале. А здесь оно настолько органично включено в рассказ-притчу, в сюжет, что очень легко усваивается. Просто приятно. Приятно читать о блаженной Матроне именно людям нецерковным, потому что, мне кажется, такого рода книги имеют очень большую миссионерскую ценность, что, наверное, самое главное. Мы, люди церковные, верующие, можем много читать святых отцов. А что направит человека нецерковного на путь веры? Где искать ответа на волнующие вопросы? Так вот книга Ирины – для них.

Она доступна не только для людей нецерковных, но и для людей, которые мало читают или не любят читать. Ирина находит такую форму, которая доступна людям, не склонным глубоко погружаться в чтение. Книга захватывает и ведет человека.

Одна девушка, прочитав эту книгу, сказала: «А мне, наверное, надо причаститься»

У меня есть несколько примеров, когда я дарила книгу «С Матронушкой» именно людям, которые ходят регулярно в эту очередь к мощам, но дальше этой очереди не продвигаются. И вот поворот случился. Одна девушка, прочитав эту книгу, сказала: «А мне, наверное, надо причаститься». Вот я считаю, что ради этого одного человека, который из очереди перейдет все-таки в категорию тех, кто ходит к исповеди и ко причастию, – даже ради этого одного человека стоило прилагать все эти труды. Но я думаю, что у книги гораздо больше плодов.

В книге «Монахини», конечно, описан поразительный опыт сохранения веры. Тут нет редактора этой книги. Я скажу буквально одно слово. Через эту книгу мы смогли «захватить краешек», познакомиться с этими невероятными людьми. У меня тоже был опыт встречи с одной матушкой, много лет проведшей в лагерях. Удалось мне с ней как-то познакомиться. Мы к ней приходили. Я воцерковилась в 1984 году, а в 1988-м, после празднования 1000-летия Крещения Руси, она уже ушла. И меня на всю жизнь поразило, как она относилась к людям, к жизни. Ей говорят: «Матушка, да как же так, вас же мучили, советская власть мучила!» – А она отвечает: «Ну, все же люди, везде были люди. В лагере были люди. Бывает правильный человек, а бывает немножко неправильный. Но он тоже может стать правильным». И вот это неосуждение, какая-то всепоглощающая любовь – это что-то потрясающее. Хотелось бы, чтобы это хотя бы со страниц книг входило в нашу жизнь. Так что большое спасибо Ирине за ее труды. Помоги, Господи, чтобы вы и дальше нас радовали. Спасибо.

«У нас появился новый интересный писатель»

Светлана Рыбакова Светлана Рыбакова

Ведущая: Далее слово предоставляется известному православному писателю, педагогу и публицисту, а также члену Союза писателей, библиографу Синодальной библиотеки Русской Православной Церкви имени Святейшего Патриарха Алексия II Светлане Рыбаковой.

С. Рыбакова: Я веду уединенный образ жизни. Я привыкла писать, мне сложно что-то рассказывать. Я хотела сказать, что уже прочитала несколько книг Ирины. Первая книга, которая произвела на меня такое сильное впечатление, что я до трех часов ночи, пока ее не дочитала, не могла уснуть, – это книга о блаженной Ксеньюшке. Меня увлекло это погружение в эпоху, какие-то переживания святой. Я стала сопереживать, я вдруг стала понимать ее подвиг изнутри: Ксения отдала свой дом, отдала все, вышла в град Петербург – и он стал ее домом. И меня как-то поразила эта мысль. И после этой книги я обратила внимание: у нас появился новый интересный писатель, точнее – писательница.

Потом я познакомилась с книгой «С Матронушкой», затем прочитала «Наследника» и поняла, что книга о блаженной Ксении была не исключением и что у нас появился прекрасный писатель. Читая «Наследника», ты словно погружаешься в то время, будто попадаешь в царскую семью. Ирина так подробно, с такой любовью все описывает, что ты уже становишься на их сторону. Я думаю, что даже люди, по-разному относящиеся к царской семье, при чтении невольно становятся их сторонниками. Ты начинаешь их любить, начинаешь за них переживать.

То же самое относится и к книге «С Матронушкой». В ней для меня была интересна ее многоплановость. Книга произведет сильное впечатление на всех, кто с ней соприкоснется. Это я так предполагала. Вопросы здесь ставятся трансцедентальные, онтологические и в то же время – просто человеческие. Вместе с читателем Ирина Ордынская рассуждает о смысле земного бытия, о том, кто есть праведник в нашей человеческой семье, о жизни, о смерти, о доброте, о непреходящей всеобщей любви.

Один из главных героев романа «К Матронушке» – это город Москва

Оригинальный ход этого произведения, как мне видится, заключается в том, что один из главных героев романа – это город Москва. Этот ход для меня был очень интересен: вдруг столица стала главным героем. И через него – и герой, и жизнь наша, и эта загадка, и тайна бытия.

Перед нами огромный мегаполис, наполненный самыми разными людьми. В основном, с изломанными судьбами. Шумящими на своих улицах дорогими автомобилями, сверкающими огнями реклам, дымом, запахом гари он живо напоминает о геенне огненной. Этот удушливый морок сразу подсказывает, что действие развивается в 2000-е годы, когда по российским городам и весям прокатился смерч пожарищ.

На протяжении почти всего повествования мы смотрим на Москву то измученными глазами одного из героев – Евгения, болящего молодого человека, ищущего праведников и смысл жизни, оправдаться хотящим, считающего город Содомом, приговоренным Господом к сожжению, если в нем не найдется праведника. То смотрим светлым взглядом автора, который называет город святым, так как в нем есть много благочестивых людей, искренне считающих себя грешниками. Даже герой ходит и спрашивает: «Вы праведник?» – «Да ты что, ты что!» Самые праведные говорят: «Да какой я праведник, я самый что ни на есть грешник». Вращаясь среди праведных людей, он не может найти «праведников», потому что самый праведный искренне чувствует себя самым грешным.

И вдруг герой открывает для себя, что наша Москва – как «жилица двух миров», по слову Тютчева. Она погружена в реальность двойного бытия: мира дольнего, измученного, испорченного грехом, и горнего, стремящегося к божественным высотам. В нем есть люди, стремящиеся к святости, стремящиеся найти Бога, смысл жизни, радость жизни.

В романе также неожиданно присутствует символ огня, стихии, проявляющий себя в самых разных образах. Ведь огненное пламя может не только пожирать, испепелять, но и становится силой, очищающей микрокосмос от всякой скверны. Герой этой притчи в той или иной степени проходит через очистительный огонь страданий. В сознание русского народа уже давно вошли слова Аполлона Майкова: «Чем глубже скорбь, тем ближе Бог». Они стали аксиомой нашего исторического жития. В глубокой древности библейский пророк пояснил, почему нужны страдания: «Проидохом сквозь огнь и воду и извел еси ны в покой» (Пс. 65: 11).

Для того чтобы «войти в покой», то есть обрести благодарное приятие Божиего мира и своего бытия в нем, герой романа встречает праведницу, помогающую ему своей любовью и молитвой прийти к свету и радости. Это слепая матушка Рона, сидящая по вечерам на толстом ватном одеяле под аркой ворот Покровского монастыря: того самого, что хранит в себе великую драгоценность – святые мощи известной на весь мир блаженной старицы Матроны.

Многие авторы признавались, как трудно писать о праведниках. Ирине это удалось

К этой слепой матушке приходят со всех концов страны самые разные люди, чтобы выплакать свое очищающее душу, но такое тяжкое горе. Здесь я хочу заметить, что многие авторы признавались, как трудно писать о праведниках. Когда отрицательный герой – он совершает какие-то действия, яркие, он что-то говорит, что-то делает. А как описать святого, когда у него вся жизнь – внутренняя, духовная, невидимая? Я могу сказать, что у Ирины это получилось.

Матушка Рона принимает всех – через любовь. Она всех погладит, поцелует, скажет что-то утешительное и начинает о них молиться. И в жизни этих людей происходят тектонические сдвиги. Но в то же время – Ирина хорошо это подчеркнула – они сами должны выбрать между злом и добром. Матушка им только помогает, дает направление. Например, София. Матушка Рона говорит: «От тебя все зависит». Она даже не рассказывает про аборты, она дает ей понять: выбор за тобой. С кем ты будешь? Это очень значимо, что Господь не насилует нашу свободу. И в конце концов любовь, которая исходит от этой блаженной женщины, наполняет людей, и люди тоже, принимая эту любовь, начинают отдавать. Такая вот круговая порука любви. Они начинают отдавать ее друг другу, начинают спасать друг друга этой любовью. И это очень важно. И прекрасно, что Ирина справилась с этой задачей. Праведница сидит, вроде бы ничего не совершает, а вокруг все происходит.

Мы читаем и про странницу блаженненькую, и про мальчика из деревенской семьи, которого на стройке обманули, и про казачку, которая из-за своей гордости погубила сына-инвалида. Они все меняются, это люди типичные. Я понимаю, что Ирина их всех взяла из жизни, поэтому читателям это откликается. Я знаю по себе, что, когда что-то там насочиняешь, в душе не откликается. Но когда ты описываешь жизнь реальную, то отзыв души, сердца человека, когда он читает произведение, – совершенно другой.

Мне очень нравится, что у героев Ирины под влиянием этой любви блаженной Матроны и ее помощи жизнь выстраивается, поворачивается к лучшему. Я считаю, что это самая настоящая христианская правда. Потому что, когда человек приходит к Богу, у него обязательно жизнь поворачивается к лучшему. Если он искренен, если он действительно покается, если он от этого зла себя освободит, ему обязательно будет хорошо потом. Жизнь его как-то выстроится. Придет тот человек, как у нашей героини: он ей помог, ее полюбил, и она ему помогла, и он выздоровел. И это все – как в жизни. Как бывает в жизни, когда любовь между людьми и когда Господь их ведет, помогает им.

Эта книга вселяет в души читателей надежду, потому что в нашем мрачном мире обязательно должен быть свет в конце тоннеля

Эта книга вселяет в души читателей надежду. Потому что в нашем мрачном мире обязательно должен быть свет в конце тоннеля, и Ирина этот свет дает людям. И это прекрасно, потому у людей помраченных, не ведающих Бога, обычно бывает, что книги кончаются плохо, герои погибают. На самом деле для человека, встретившего Бога, это неправда. Господь его спасет, Господь его поставит, Господь его поднимет и поведет. И они увидят свет Его любви.

Отрывок из книги «К Матронушке»

Ведущая: Отрывок из книги «К Матронушке» читает актриса театра «Оранжевое небо» Людмила Кошута. Пожалуйста.

Л. Кошута: На самом деле, два отрывка.

«До этого пустая площадь у ворот обители неожиданно оказалась полностью заполнена людьми, которые плотно стояли плечом к плечу. Мужчины, женщины, дети. Большинство из них держали в руках цветы. Некоторые люди негромко разговаривали, другие дремали. Эта толпа в полутьме, а у самых ворот – в полной темноте, поражала. Сотни людей или тысячи? Площадь наполнял их гулкий шепот. Что привело их сюда ночью? Почему они спокойно не спали в своих постелях? Сначала Евгению показалось – это сон, наваждение, не живые люди, а души. Нет, все же настоящие живые люди стояли перед ним. Вот девочка отделилась от общей массы и резво побежала прочь, размахивая белыми ромашками. Понятно, что это собрались паломники, но почему ночью? Откуда они взялись? Давно не работал общественный транспорт, метро закрыли. Ответ отыскался скоро. На примыкавших к монастырю улицах, прижавшись к тротуарам вдоль дорог, стояли десятки автобусов, трогательно пристроившись друг к другу капотами. Евгений пошел вдоль одной из таких импровизированных стоянок. Здесь встречались новые заграничные красавцы-автобусы с удобствами, даже двухэтажные. И в том же ряду стояли скромные, старые, видавшие виды, полинявшие ветераны непонятных от пыли цветов.

Можно написать на табличке только одно имя блаженной, и на всех дорогах страны знают, куда едет автобус

Он читал таблички впереди за стеклами: «Воронеж к Матроне», «Нижний Новгород к Матроне», «Задонск к Матронушке», «Ростов к Матроне», «Саратов к Матроне», «Брянск к Матроне» и так города со всех концов России. Кто бы мог подумать, что, оказывается, у Покровского монастыря в предрассветный час творится что-то невероятное, что-то неземное. Таинственное нечто притягивало людей из разных мест, заставляло покидать свои дома и устремляться к блаженной Матроне. «Надо же, – думал Евгений, – можно написать на табличке только одно имя блаженной, и на всех дорогах страны знают, куда едет автобус».

– Здравствуйте, – Евгений остановился у открытой кабины.

– И тебе доброй ночи! – Шофер закрыл дверь и оперся на нее спиной.

– А вы откуда?

– Издалека. Ты наш город точно не знаешь. Окурок от щелчка полетел на дорогу.

– А я тут недалеко живу, на соседней улице, но в первый раз вижу у монастыря ночью автобусы.

– Непривычно? Так ты ночью в выходные точно спишь, у вас тут любят поспать, – засмеялся водитель. – Каждые выходные вся Россия к блаженной Матроне на поклон едет, – сказал он уже серьезно. – Ты таблички на автобусах почитай.

– Читал. Как ворота откроют, тоже со всеми к блаженной пойду.

– Счастливый ты, мужик, как тебе повезло. Живешь рядом с Матроной.

Шофер залез назад в кабину, оставив дверь открытой.

– А люди, бывает, и сутки к ней едут. Мы иногда таких больных везем, в колясках. Как только доезжают? А деваться некуда – кому мы нужны, непутевые? Кто вымолит нас у Господа? А она может. Город у нас небольшой, все всех знают. Многим Матрона помогла, кто сюда с нами ездил. Каждую неделю полный автобус. Имей в виду, что ни одного пустого места, – он закрыл дверцу. – Снова парит, днем будет жарко.

Евгений посмотрел на табличку, написанную от руки, стоявшую за ветровым стеклом. Название города ему и правда оказалось незнакомо, вернее, мест с таким названием много. Откуда приехали эти люди, из какого такого Николаева, из какой области? Было непонятно. Да, в принципе, и неважно».

Отрывок из книги «Монахини»

Книга стала дипломантом конкурса на лучшее художественное произведение по теме «Новомученики и исповедники Церкви Русской»

Ведущая: Исторический роман «Монахини» основан на реальных событиях. Книга посвящена монахиням и монахам, пострадавшим в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX веке. Посреди безбожного мира они несли высокий подвиг, терпя притеснения властей, ссылки, лагеря, холод, голод, болезни и нищету. Совершая свой крестный путь, подчас тяжко скорбя, они находили в себе силы молиться и славословить Бога, оставаясь верными Христу. Книга стала дипломантом конкурса на лучшее, не публиковавшееся ранее художественное произведение по теме «Новомученики и исповедники Церкви Русской» Издательского совета Русской Православной Церкви в 2020 году. Отрывок из книги «Монахини» читает актриса театра «Оранжевое небо» Людмила Кошута.

Л. Кошута: Это отрывок из главы, которая называется «Усть-Цильма». Это место ссылки игумении Олимпиады. Приехав в этот город, она заходит в православный храм, стоит возле иконы Николая Чудотворца, и тут ее видит одна женщина. Она называет себя бабой Параскевой и приглашает жить к себе домой.

«Небольшой старенький дом Параскевы стоял ближе к окраине села. Был он без сплошной ограды, без калитки. Только бревна на подпорках условно прикрывали двор от дороги. К домику была пристроена холодная терраса, к которой со двора вела достаточно высокая лестница. Да и весь дом на большом фундаменте был приподнят над землей. Внутри, кроме нескольких широких лавок, деревянного стола, полок с простой посудой и сундука, другой мебели не было. Зато в красном углу висело несколько резных икон и лампада перед ними. Главным украшением дома была большая свежепобеленная печь, отделявшая часть общей комнаты. Там, за печью, получалась маленькая кухонька, которая имела даже собственную дверь.

Хозяйка перекрестилась на красный угол, достала рукой из масла фитилек лампады и зажгла его. Игуменья тоже перекрестилась.

– Располагайтесь, матушка, – радушно махнула старушка в сторону лавок, – а я дров подброшу в печь, чтобы тепла до утра хватило.

Игуменью Олимпиаду вдруг совершенно покинули силы. Может, от голода или из-за накопившегося напряжения

Сняв ватник, она ушла в кухню за печью. Игуменью Олимпиаду вдруг совершенно покинули силы. Может, от голода или из-за накопившегося напряжения. Но почему-то именно сейчас, когда у нее появилась крыша над головой и впервые за много дней она сидела в теплой комнате, матушка почувствовала бесконечную усталость. Она, не раздеваясь, легла бочком на лавку и заснула так крепко, что не услышала, как Параскева пыталась снять с ног ее грязные сапоги. Но монахиня так жалобно застонала, что хозяйка, вздохнув, ушла на цыпочках на кухню готовить ужин. И разбудила матушку уже на закате.

– Поесть вам надо. Картошки я сварила, капусты нарезала, хлеба чуток осталось. Сейчас поедим, – поставила на стол две миски с едой и две деревянных ложки. – А то темнеет скоро, не насветишься.

Матушка, с трудом переставляя отекшие ноги, пересела на лавку у стола. Женщины перекрестились, помолились. Ели молча. Игуменья с трудом глотала горячую картошку.

– Ох, я балда! – подскочила Параскева. – Травки же вам отварила, пить вам нужно, чтобы живот после голодухи не свело.

Побежала за печку, вернулась с жестяной кружкой, полной какого-то приятно пахнущего варева.

– Пейте, с едой вместе. Завтра постираем одежду и помоетесь. Есть что запасное на смену?

– Есть, – кивнула матушка.

– Вот и хорошо, – нежно, как ребенку, улыбнулась гостье старушка. – С утра воды нагреем, корыто в кухне поставим.

– Ложки у вас красивые, – матушка рассматривала необычную яркую роспись, завитушки, крестики, рыбку.

– Это наши сельские мастера режут из березы и так ловко расписывают, что двух одинаковых не найти. А мы и рады, у нас других-то ложек нету, все деревянные.

Утром, к удивлению матушки, пошел снег. В середине августа с неба сыпались крупные хлопья, будто кто-то лепил за облаками небольшие рыхлые снежки. Улицы в Усть-Цильме повеселели, разневестились белым покровом. Серые дома, присыпанные опустившимся на крыши снегом, больше не выглядели бледными и неказистыми.

Какое наслаждение можно получить от купания, от возможности смыть накопившуюся за месяцы грязь! Матушка впервые узнала это. Тело ощущалось, как новое. Кожу, изъеденную, раздраженную, сначала пекло до боли, успокаивалась она медленно. Зато потом на ней ожила каждая клеточка. Нашелся у хозяйки и кусок дегтярного мыла, но вшей им было сразу не одолеть. Пришлось коротко постричь волосы и густым гребнем вычесывать гнид. На спине рану от штыка конвоира обработали и прижгли, она уже успела загноиться.

Параскева – сама немолодая, одинокая, бедная – подобрала ссыльную больную игуменью, чтобы с любовью помогать ей

Матушка всматривалась в бабушку Параскеву, совсем чужого человека, до вчерашнего дня незнакомого. Удивлялась, каким чудом душевной доброты эта женщина обладала, настоящим, святым христианским сочувствием. Она сама – немолодая, одинокая, бедная – подобрала ссыльную больную игуменью, чтобы с любовью помогать ей. До этого такое смирение матушка встречала только у сестер, но и у них случалось видеть борьбу с собой. А тут простая старая женщина с ангельским терпением, чувствующая чужую боль, как свою, оказалась способна на настоящую жалость, на подвижническую любовь, какой учил Христос».

Ведущая: Спасибо огромное Людмиле. Снова передаю слово автору – Ирине Николаевне.

Всемирный день писателя

И. Ордынская: Дорогие мои, дело в том, что сегодня Всемирный день писателя. Вот в такой интересный день мы с вами собрались. И здесь, в зале, находятся несколько моих друзей-писателей, которых я очень люблю. Также сюда пришли мои знакомые, совершенно замечательные люди.

Моя сестра Ниночка, спасибо тебе большое.

Леночка. Мы учились вместе с ее мужем, он был замечательный поэт и прозаик. К сожалению, он нас покинул. Но мы продолжаем с Леночкой дружить. Она издает его книги, она такая умница, молодец. И я вспоминаю Дмитрия Ценева с глубокой любовью. Мы с ним дружили, учились вместе, замечательный был человек. Я надеюсь, что его творчество не будет забыто и в его родных Березниках, на Урале, откуда он родом. Я думаю, что его будут читать, потому что книги у него замечательные.

Здесь же – Тамара Потемкина. Прекрасный поэт, достаточно известный. У нее много литературных наград.

Зашла также писатель, прекрасная поэтесса Оля Сапожникова. Пожалуйста, поаплодируйте ей. Она пишет замечательные стихи. Поздравим ее сегодня с праздником. Сегодня у нас праздник всех литераторов, всех писателей.

В зале находится еще один очень дорогой для меня человек. Дело в том, что я не только член Союза писателей, но и член Союза журналистов. Я достаточно долго работала в разных изданиях, в том числе в журнале «Моя Москва» (был такой журнал мэрии и правительства Москвы) и в энциклопедии «Люди нашего тысячелетия». И вот там мы познакомились с Александром Глотовым, прекрасным поэтом и прозаиком. Я вам сейчас о нем почитаю. Он вице-президент московского пресс-клуба, заместитель главного редактора журнала «Регионы России», член Союза журналистов Москвы, член союза по патриотическому воспитанию общественной организации «Офицеры России». Настоящий полковник, вертолетчик, между прочим.

И я тут должна сказать, что у него есть замечательная книга о службе. Я раньше не представляла себе быт, жизнь вертолетчиков. Вот как? А он просто взял и написал такую замечательно книгу, что у меня ощущение, будто я вместе с ним немножко послужила. Книга замечательная! Это моя любимая книга о вертолетчиках.

Он заместитель председателя Совета ветеранов при объединенном военном комиссариате Кузьминского района ЮВАО г. Москвы, лауреат Всероссийской литературной премии имени В.В. Маяковского, лауреат ежегодной Московской премии «Офицеры России», автор сборника «Непридуманные истории». А к 100-летию военных комиссариатов России он написал гимн военкоматов, который на объявленном конкурсе занял первое место и был исполнен оркестром военно-космических сил на торжественном собрании в Центральном доме Российской армии. Он написал более трех десятков песен. Он полковник в отставке. Настоящий полковник. Награжден орденом «За боевые заслуги» – не как-нибудь. И двадцатью медалями. Вот какие люди в наших рядах – в рядах писателей: в том числе с медалью «За боевые заслуги».

Александр Григорьевич, может быть, что-то скажете, может быть, прочитаете нам какое-нибудь ваше стихотворение?

Ирина всегда выделялась своими журналистскими статьями: они были очень глубокими, интересными и легко читались

А. Глотов: Дорогие друзья… Я думаю, что все мы здесь – друзья, потому что исхожу из постулата «друг моего друга – мой друг». Мы с Ириной работали вместе давно, не скажу даже, сколько лет были рядом. Я как секретарь журналисткой организации всегда ее ценил. У нее были очень глубокие очерки, репортажи. Вот у нас были такие зубры как, допустим, Владимир Шмыгановский, спецкор «Известий» по Северной Европе, можно сказать, ас в журналистике. Но Ирина всегда выделялась своими журналистскими статьями в том плане, что они были очень глубокими, очень интересными и легко читались. Я уверен, что и все ее книжки так же легко читаются.

Я не сразу узнал, что она еще и писатель, тем более известный писатель. Она в том числе и детский писатель, и я это очень ценю, потому что сам занимаюсь патриотической работой и должен сказать, что в наше время это очень тяжелая стезя. Вера и патриотизм – это практически одно и то же, потому что без веры какой может быть патриотизм? Особенно с учетом того, что мы живем в очень сложном обществе, происходят очень сложные, тяжелые события. Конечно же, люди должны стремиться к вере. Но вера, надежда, любовь – такая триада. Она всегда была в почете в России. Я надеюсь, что она будет только расширяться, углубляться; что все мы будем идти по пути веры, но надежда и любовь, само собой, должны тоже присутствовать.

Ирочка пригласила меня на презентацию. На самом деле это уже вторая презентация. Первая презентация тоже очень хорошо прошла в Центральном доме литераторов. Конечно, народу было побольше, но, может быть, такова специфика нынешнего произведения: оно привлекает только духовно богатых людей. К сожалению, у нас сейчас очень сложно обстоят дела с верой, несмотря на то, что она все-таки укрепляется в обществе.

Людмила Кошута (слева) Людмила Кошута (слева)

Я, конечно, не мог прийти с пустыми руками. Я написал в честь Ирины стихи. С вашего разрешения прочитаю.

«Ирине Ордынской – писателю и журналисту от Бога»

За горизонт твоя дорога стелется.
Что впереди – не знаешь ты сама.
Но не переживай – все перемелется,
Ведь не бывает вечною зима,
Как не бывают вечными проблемы.
Ты их решишь. Сомнений в этом нет.
Тебе сам Бог подсказывает темы,
А книги озаряет веры свет.
Ты верный друг по духу и по совести,
Хоть встречи редки в суматохе дней.
Вся твоя жизнь – сюжет для классной повести,
Всю свою жизнь ты трудишься над ней.
Желаю тебе счастья я без меры.
Пусть будет жизнь светла и хороша.
Ну а еще любви тебе и веры,
И чтобы пели сердце и душа.

Я хочу поздравить всех людей, которые имеют отношение к литературе, с сегодняшним праздником.

И. Ордынская: Спасибо большое!

«Ее книги легко читаются»

Еще хотела сказать, что в зале находится Надежда. Мы с ней недавно подружились. И причиной тому стали мои книги, мое творчество. Я бы хотела, чтобы Надежда тоже сказала пару слов именно как читатель. Тут уже были коллеги, писатели, а теперь вот – читатели.

Надежда (читатель): Ирина Николаевна – очень светлый человек. И, несомненно, все эти качества, проявляются в ее книгах. Я как читатель могу сказать, что найти хорошую художественную книгу по православной теме очень сложно, потому что здесь нужно иметь и такт, и меру, чтобы и не переборщить, и не впасть в слащавость. И у Ирины Николаевны как раз это все есть.

Хочу отметить еще один момент: ее книги читаются легко. Если вы открыли, то уже не успокоитесь, пока не дочитаете до конца. Поэтому я хочу сказать: дай Бог, чтобы таких книг было гораздо больше.

По книгам Ирины Николаевны можно даже изучать историю

Еще у Ирины Николаевны очень трепетное отношение к истории. Если она пишет что-то историческое, то это всегда будет правда. Она никогда не придумает что-то от себя, а опишет именно то, что было на самом деле, поэтому по ее книгам можно даже изучать историю. Если вы прочтете книгу «Царская семья», вы будете просто экспертами по истории царской семьи – настолько там все глубоко, настолько интересно, что невозможно оторваться. И «Наследник» мне тоже очень понравился.

Я хочу сказать, что просто жду ваших новых книг.

И. Ордынская: Спасибо большое. Может, еще кто-то что-то хочет сказать?

«Это было большое счастье – познакомиться с Ириной»

Т. Потемкина: Дорогие друзья, это было большое счастье – познакомиться с Ириной. Вот как это произошло. Я отправила свои стихи в журнал «Эхо Бога», и вот на одном из мероприятий (по-моему, на Электрозаводской, Юлии Аришевой) вдруг объявляют: «Представляет Ирина Ордынская». У меня аж сердце заколотилось. Я побежала: «Господи, можно я с вами познакомлюсь?» И вот так мы познакомились и, смею сказать, даже подружились. А первая книга, которую я прочла, была книга о поездке к месту рождения Господа – в Иерусалим.

И. Ордынская: «Святой Иерусалим».

Т. Потемкина: Я была там, но это был, знаете, такой беглый туристический осмотр, что в памяти мало что осталось. Но когда я прочла эту книгу… Конечно, там столько материала, столько истории, столько всего… Так что я очень благодарна. «Матронушку» тоже, конечно, читала. Самые лучшие впечатления. Тоже прочла залпом.

А потом так получилось, что Ирина с супругом поехали в Иркутск. Там ее наградили «Золотым витязем». Это очень высокая награда. Я тоже участвовала в этом конкурсе. Даже в шорт-лист прошла. Ирина мне позвонила и говорит: «Тут есть такой журнал – там обо всех, кто вошел в шорт-лист. И о тебе тоже. Там твоя фотография». Привезла мне этот журнал и подарила. Очень приятно. Я храню его.

А потом мы собирались ехать в Дивеево. Меня там одна матушка попросила сделать вечер «Российские поэты и писатели о Православии». И я сразу вспомнила об Ирине. Думаю: «Надо обязательно пригласить». Волновалась: «Мало ли, человек занят». Но она согласилась, и они с супругом приехали. Мы там не очень долго пообщались, но контакт был уже более полный.

И на каких-то других презентациях я была. Всегда слежу за вашим творчеством. Если можно, прочту вам одно стихотворение. Оно называется «Монастырь». Это не о Покровском монастыре, а о другом, но неважно.

«Монастырь»

Над лесом и озером сонным
Ты, словно виденье, паришь.
И звоном своим колокольным
Заблудшие души манишь.
Поеду к тебе поклониться
Иконам, крестам, куполам.
Умыться святою водицей.
Прощение вымолить нам.
За то, что невольно и вольно
Мы все в этой жизни грешим,
Заботимся больше о тленном,
Забыв о бессмертье души.
Прими же мое покаянье,
Мирские раздвинь миражи,
Секреты раскрой мирозданья
И истинный путь укажи.

И. Ордынская: Спасибо большое – за стихи, за добрые слова. Действительно, мы ездили в Дивеевский монастырь. Там нас замечательно встречали монахини, трудники. Большой был зал и чудесный вечер. Я, вообще, очень люблю Дивеевский монастырь и с любовью вспоминаю эту поездку.

«Ну все, теперь мы монахинь бояться не будем»

Вопрос из зала: Ирина Николаевна, вы писали роман «Монахини» по документам?

И. Ордынская: Да, конечно. Я работала с документами. И вы даже представить себе не можете, как их было много. Килограммов двадцать – я поднять их вообще не могла. Спасибо матушке, которая поделилась со мной этим материалом. Я бы просто не смогла написать эту книгу – собрать весь этот материал нереально. В общем-то, материал собирался для канонизации, и я надеюсь, что игумения Олимпиада – замечательнейший человек, я считаю ее великой матушкой – будет канонизирована. И, конечно, это особое чувство, когда ты пишешь о реальных живых людях, об их судьбах, когда у тебя есть на руках этот материал.

И я очень, очень рада, что написала эту книгу, потому что в ней действительно рассматриваются такие аспекты, которых раньше не касались литераторы. Есть отдельные куски в отдельных романах, но чтобы вся книга была посвящена именно монахиням, этой проблеме, этому вопросу, такого я не встречала. Поэтому, если у вас будет желание, вы прочтите. Это действительно интересно – чуть-чуть прикоснуться к этому миру.

Идет по улице человек в облачении, спрашивает что-то, а вокруг – испуганные глаза, как будто он инопланетянин

Я, когда приступала к книге, говорила с матушкой, с другими монахинями в монастыре. Я говорю:

– Мне так хочется, чтобы к монахам не относились настороженно. Идет по улице человек в облачении, спрашивает что-то, а вокруг – испуганные глаза, как будто он инопланетянин. Такое непонимание. А что это за люди? Почему в монастыри уходят? И кроме того, что они не выходят замуж, наше общество ничего о них не знает. Так хотелось поделиться. Я вдруг в какой-то момент поняла, что среди моих знакомых самые светлые, замечательные люди – это именно монахи и монахини. Они как дети. Они как будто немножко ангелы. Мне так хотелось этим поделиться, чтобы люди поняли, что это, может быть, лучшие люди в этом мире!

И матушка мне в ответ:

– Да, да, да. Мы ехали недавно поездом в купе, и первое время наши соседи просто молчали. Мы зашли вдвоем – Боже мой, две монахини! Есть боятся. Пить боятся. О чем-то спросить нас боятся. Начинают вопросы задавать, и сразу: «Ой, простите, простите. Ой, ой, ой, мы, наверное, что-то не то делаем. Как-то не так». А под конец мы с ними так подружились, с этими людьми. Они говорят: «Ну все, теперь мы монахинь бояться не будем».

Мне так хотелось этот лед сломить, эту стену непонимания. Люди совершенно не так представляют себе монахов, какими они на самом деле являются. Это замечательные люди, добрейшие души. Они осуждают себя. Они сами каются. Они вас готовы любить. Вы им еще докажите, что недостойны их любви. Вы к ним приходите – они вас сразу полюбят. Это уникальное отношение к миру. Я надеюсь, что люди, которые прочтут книгу, тоже их полюбят, как люблю их я.

Ирина Ордынская
Фото: Дмитрий Кирюхин / Православие.Ru

13 апреля 2022 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Ольга17 апреля 2022, 17:14
Заинтересовал монастырский чудотворный образ Божией Матери Скоропослушница, о котором рассказала автор. Зашла на сайт Троицкого Александро-Невского женского монастыря с. Акатово. Не ожидала, что история обретения образа, рассказанная автором, имеет заметные отличия от истории, рассказанной монастырем на его офиц. сайте - вот это текст: "Оказалось, что «Скоропослушница» чудом уцелела, правда, находилась в доме совершенно неверующего человека из села неподалеку, который использовал ее в качестве стола! Сначала он пытался изрубить ее на дрова, но только лишь отколол кусок, как из этого места сразу начала сочиться кровь (сестры после с особым чувством прикладывались именно к этому сколу).
Ольга17 апреля 2022, 17:13
«Как же икона вернулась? Эту историю можно назвать кратко: «послушание творит чудеса». Однажды зимним утром матушка Олимпиада сказала одной сестре: — Иди, забери икону! — Как же, матушка, а вдруг не отдадут? Да и как донести – она ж тяжелая, а идти целый день!? — Ничего, Матерь Божия управит, иди-иди! И вот, пошла сестричка, взяла санки – идет, молится Матушке-Заступнице, не зная, с чем вернется. Отдал человек икону, на удивление легко согласившись, и повезла монахиня ее на саночках через лес, уже ночью вернулась – за послушание покрыл сестру Господь Своей благодатью, никто не тронул по пути". (история с офиц. сайта Троицкого Александро-Невского монастыря с. Акатово).
Natalie15 апреля 2022, 20:28
Огромная благодарность Ирине! Божией помощи Вам!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×