Как я узнала через 100 лет о крестном пути своего прадеда, священника Алексия Параскевова

    

К 86-летию со дня расстрела
Члена Поместного Собора 1917–1918 гг.
священника Алексея Параскевова

Я искала тебя везде –
На далекой, забытой земле,
Среди гор и степей.
Я искала тебя везде.

На просторах желтых газетных страниц,
Видя близость следов зарниц,
Я искала тебя везде –
В Каракурте, Карсе, Куре,

Я искала тебя везде –
На рассвете, закате, в пути…
Мне хотелось тебя найти.
Я искала тебя везде...

Анна Николаева, правнучка

Неожиданное начало поиска

В нашей семье никогда не говорили о прадеде, священнике-греке Алексии Параскевове. Существовало семейное предание, что прадеда сослали на Соловки, и больше я ничего не знала. Изредка мы разглядывали старинную фотографию, запечатлевшую его с семьей.

Шло время, мы взрослели, и стал появляться интерес к жизни прадеда, стали возникать вопросы: почему его репрессировали, как хоть что-то узнать о нем, тогда еще очень далеком для меня человеке?

Как-то вечером я набрала в поисковике запрос «репрессированные греки» и неожиданно для себя попала на сайт «Греческий мартиролог», как раз посвященный репрессированным грекам. Там было предложено ввести в таблицу информацию о родственнике, и... я вижу, что мой прадед был расстрелян в тюрьме НКВД г. Тбилиси в 1938-м году.

Когда я связалась с основателем этого сайта, историком, крупнейшим специалистом по восстановлении памяти о репрессированных греках Иваном Джухой, он выслал мне копию протокола № 120 от 20.06.1938 г. за подписью Ежова и Вышинского, по которому было предписано моего прадеда Алексия Параскевова... РАССТРЕЛЯТЬ. Сказать, что для меня это был шок, – ничего не сказать. Сознание того, что моего близкого родственника, священника, отца четверых детей приговорили к расстрелу, меня просто сокрушило и выбило из колеи. Можно читать о новомучениках, сострадая им, но когда это касается близкого тебе человека – посещает душевная боль неимоверная.

Иван Джуха посоветовал мне ехать в Тбилиси и на месте искать информацию о моем прадеде. По благословению духовника в 2012-м году на Страстной неделе, в Великий Вторник, я туда и отправилась.

Тбилиси. Страстная Пятница.
Личная карточка заключенного и журчание реки в тюрьме

Ограниченный формат статьи не позволяет мне подробно поделиться впечатлениями от пребывания в Тбилиси. С ними можно ознакомиться в моих роликах на ютубе.

Здесь я остановлюсь на главном. Так получилось, что в Великий Четверг, когда колокольный звон призывал православных на службу 12 Страстных Евангелий, мне позвонили из МВД Грузии, куда я обратилась по приезде в Тбилиси, и сообщили, что уголовное дело в отношении о. Алексия Параскевова сгорело во время пожара, осталась только учетная карточка заключенного. Сотрудники МВД предложили мне приехать. Получилось, что во время чтения 12 Евангелий в храме я шла по крестному пути моего прадеда.

Меня охватила дрожь, когда, приехав в МВД, я взяла в руки пожелтевшую ветхую карточку заключенного – моего прадеда

С благодарностью вспоминаю сопровождавшую меня новую знакомую, грузинку Марину, которая меня поддерживала и помогала во время поездки. Меня охватила дрожь, когда, приехав в МВД, я взяла в руки пожелтевшую ветхую карточку заключенного – моего прадеда. Новой информацией для меня были дата ареста и место проживания о. Алексия. Оказалось, что по указанному адресу уже был построен новый дом. Дальше мы с Мариной стали искать тюрьму НКВД г. Тбилиси и с трудом ее нашли. На тот момент это огромное здание пустовало, и охранники рассказали, что здесь действительно располагалась тюрьма НКВД. Заключенные находились в подвале, в камерах, в жутких условиях. Некоторые камеры были превращены в пыточные. После расстрела тела заключенных посыпали известью и сбрасывали в р. Куру. Тогда, в 2012-м г., находясь в бывшем здании тюрьмы, я слышала зловещее журчание воды.

Из письменных источников я потом узнала, что издевательства, избиения заключенных и т.п. приветствовались последователями Берии.

Могилы о. Алексия не найти. Некуда прийти и почтить его память

Главный вывод из поездки – могилы о. Алексия не найти. Некуда прийти и почтить его память. Безмерно благодарна священнику о. Александру (Баиашвили ) и его семье, помогавшим мне во время поездки. Вместе мы опустили цветы в реку Куру...

Студент Тифлисской духовной семинарии, миссионер, законоучитель и пастырь

Как постепенно обновляются потемневшие лики икон, так постепенно стали открываться факты из биографии о. Алексия.

Из национального архива Грузии прислали групповой снимок выпускников Тифлисской духовной семинарии выпуска 1896 года, где было подписанное фото о. Алексия.

В Российской национальной библиотеке я изучала дореволюционные выпуски «Духовного вестника Грузинского экзархата», в результате выстроился послужной список о. Алексия, и я узнала, что первые 18 лет его служения прошли на далекой окраине Российской империи – в Карсской области.

Первые 18 лет его служения прошли на далекой окраине Российской империи – в Карсской области

Карс... Что это слово говорит современному человеку? В лучшем случае будет ответ – провинциальный город в Турции, и все. Для меня это было так же в начале моего поиска. Сейчас для меня это очень дорогая земля, обагренная кровью десятков тысяч незаслуженно забытых погибших русских воинов и талантливых военачальников. К сожалению, с приходом в Карс турок, в 1918-м г., были разрушены памятники им, а новые не воздвигнуты – ни на земле, ни в общественном сознании. А сколько тысяч безвестных могил православных людей Российской империи осталось на чужой земле?

Также напрочь стерта память о духовных защитниках этой земли, неустанно несших крест служения в многоконфессиональной и многоликой пограничной с Турцией окраине Российской империи. Все спроектированные известными архитекторами, воздвигнутые при Российской империи храмы после сдачи Карса Турции были или превращены в мечети, или уничтожены, или «ветер гуляет» в бывших храмах без окон, дверей и алтарей... Это очень важная для меня тема, но она для отдельной статьи.

Храмы после сдачи Карса Турции были или превращены в мечети, или уничтожены

После перехода Карса к Российской империи в 1848-м году много греков переселились туда из Турции, надеясь, что приехали навсегда. Вера, храм, образование, общинность и язык для греков – это важнейшие зарубки в сознании, способ сохранить свою идентичность.

Проблема пастырского окормления была в том, что они говорили только на греческом языке, и еще не на на чистом греческом языке, а на разных наречиях. Священнику также небходимы были знания особенностей менталитета, традиций и обычаев греков.

Думается, поэтому выпускник Тифлисской духовной семинарии, грек по национальности (предки из Малой Азии) Алексий Параскевов был востребован на греческих приходах. Его богословское образование давало возможность одновременно быть и законоучителем, и миссионером в разных селах Карсской земли.

Пастырская работа о. Алексия была оценена духовным начальством, и он был награжден набедренником и камилавкой.

Изучая документы, я обнаружила, что в 1916-м г. он служил в Карсском Спасо-Преображенском кафедральном соборе Грузинской епархии. В этом же году священник Алексий Параскевов был награжден Наперсным Крестом от Святейшего Синода.

К сожалению, Спасо-Преображенский собор не сохранился, на его месте была построена мечеть. Именно от Спасо-Преображенского греческого собора о. Алексий был делегирован на Поместный Собор в Москву, как представитель Карталино-Кахетинской епархии Грузинского экзархата.

Участие в Поместном Соборе. Эвакуация паствы после сдачи Карса Турции по Брест-Литовскому договору

Из документов Собора видно, что о. Алексий участвовал в первой сессии. И вдруг я нахожу документ, где сказано, что «13.03.1918 г. на заседании Собора зачитывается телеграмма от священника Алексия Параскевова о том, что по расстройству путей сообщения он лишен возможности явиться на Собор». Как? Почему? Хочется все узнать о его жизни, каждый шаг.

Перед священниками встала задача – эвакуировать православную паству, чтобы избежать надвигающейся резни

Оказалось, что исторические реалии того времени были таковы, что по Брест-Литовскому договору Карс отходил к Турции. Турки же сразу занимали освобожденные территории, и начинался геноцид христианского населения. Все спешно начали покидать свои поселения и прибывать в Карс. В одночасье более 58 тыс. греков, проживавших в 78 населенных пунктах, стали беженцами. Перед священниками встала задача – эвакуировать православную паству, чтобы избежать надвигающейся резни.

Я вспомнила, как в моем детстве тетя рассказывала, что прадед сначала отправил на поезде прихожан, а потом уже уехал сам с семьей в Тифлис. Похоже, так и было.

Перед жителями Карса стоял нелегкий выбор, куда уезжать: в Грецию или в Восточную Грузию, где уже были большевики, открывшие эру безбожия и репрессий. Выбор для священника был особенно сложным. Но о. Алексий выбрал переезд в Тифлис и дальнейшее служение в Грузинской Церкви.

Пастырское служение в Тифлисе. Маховик репрессий – «греческая операция». Арест. Расстрел

С 1918 по 1937 гг. путь о. Алексия известен только по семейным преданиям. На мои ролики о нем на ютубе откликнулась ранее незнакомая мне внучка о. Алексия, которая сообщила, что о. Алексий служил после переезда из Карса в Александро-Невском (русском) храме Тифлиса. Туда же семьей были переданы привезенные им из Карса его иконы, облачение и крест. Она же рассказала и о подробностях ареста: когда к нему ночью приехали чекисты, то сказали: «Сними рясу – оставим дома». Он сказал: нет! – и был арестован.

О. Алексий, как грек и священник, попал в жернова так называемой «греческой операции»

О. Алексий, как грек и священник, попал в жернова так называемой «греческой операции» (1937–1938 гг.). По почтограмме от 11.12.1937 г. за № 50215 за подписью Народного комиссара внутренних дел СССР, Генерального комиссара государственной безопасности Николая Ежова было приказано «15 декабря сего года одновременно во всех республиках, краях и областях произвести аресты всех греков, подозреваемых в шпионской, диверсионной, повстанческой и националистической антисоветской работе».

«Меч» этой операции достиг о. Алексия 25 января 1938 г., когда он был арестован. Из сообщения Генеральной прокуратуры РФ я узнала, что приговор был приведен в исполнение 8 июля 1938 года в тюрьме г. Тбилиси.

Новые поиски

Лишь недавно я узнала, что люди ведут поиски своих предков по метрическим книгам, исповедным росписям в архивах и т.п. Для меня это пока незнакомый пласт деятельности. Я лишь осознала, что я искала его, следуя по тому пути, по которому он вел меня сам. Это для меня абсолютная реальность.

К сожалению, пока мало документальных сведений о жизни и служении о. Алексия Параскевова в Тифлисе с 1918 по 1937 гг. Буду безмерно благодарна за любую информацию о нем, еще больше – за его фотографии.

Вот тюрьма и Куры журчанье
Камер тут зловещее молчанье.
Что ты думал? О чем молился?
Как полгода в аду варился?

Как все принял и как смирился?
Как к вечной жизни переход совершился?
Не найду я ответов сейчас,
Но надеюсь увидеть тебя в свой смертный час.

Анна Николаева

8 июля 2024 г.

Смотри также
«Он казался существом высшего порядка» «Он казался существом высшего порядка»
Воспоминания И.М. Картавцевой о свщмч. Игнатии (Садковском)
«Он казался существом высшего порядка» «Он казался существом высшего порядка»
Воспоминания И.М. Картавцевой о священномученике Игнатии (Садковском). К 85-летию мученической кончины святителя
В смиренном служении владыки чувствовалась необыкновенная благодать.
«Фактическое бесправие одних, произвол и беззаконие других – злейшие враги всякой власти» «Фактическое бесправие одних, произвол и беззаконие других – злейшие враги всякой власти»
Дело прот. Алексея Попова
«Фактическое бесправие одних, произвол и беззаконие других – злейшие враги всякой власти» «Фактическое бесправие одних, произвол и беззаконие других – злейшие враги всякой власти»
Дело протоиерея Алексея Попова (1930 год)
Мария Дегтярева
«Делового сообщения» о том, кто именно недоволен советской властью, я сделать не могу, потому что роль доносчика считаю для себя неприличной и неприемлемой.
«Жить при социализме без Бога я считаю безнравственным» «Жить при социализме без Бога я считаю безнравственным»
Памяти Евфимия Молчанова, церковного старосты села Иванькова
«Жить при социализме без Бога я считаю безнравственным» «Жить при социализме без Бога я считаю безнравственным»
Памяти Евфимия Молчанова, церковного старосты села Иванькова
Александр Макеев
Необходимо донести до жителей села историю подвига Ефимия Молчанова — как пример служения Господу, верности Матери-Церкви, непоколебимости в вере Христовой.
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×