Русская Православная Церковь ХХ век
16 марта

Март 1919 года – Священный Синод обратился в управление делами Совнаркома с заявлением в связи с публикацией 5 февраля циркуляра по вопросу об отделении Церкви от государства.

Синод, в целом положительно оценив содержание циркуляра, назвал «особенно полезными и безотлагательно необходимыми» те его пункты, которые предусматривали корректное отношение органов власти к духовенству, «а также к местам и предметам религиозного культа». Синод также приветствовал содержащийся в циркуляре «призыв со стороны центрального правительства к представителям местной советской власти... правильно понимать задачи советской власти в деле отделения Церкви от государства».

Синод обращал внимание советского руководства на «некоторые неясности и неопределенности в циркуляре, которые могут послужить неодолимым препятствием при проведении в жизнь этих благих правительственных начинаний». Так, Синод оспаривал формулировку пункта 1 циркуляра о передаче «зданий, специально предназначенных для религиозных и обрядовых целей, группам граждан, заключившим соглашение с местным совдепом для их использования». По этому поводу Синод разъяснял, что «обозначение христианского прихода как простой “группы граждан” недопустимо с точки зрения тех христианских исповеданий, которые признают как догмат своей веры богоустановленную иерархию, учащую и руководящую мирянами в их религиозной жизни, отрицание чего нарушило бы религиозные убеждения верующих. И поэтому всякая передача храма или другого здания, предназначенных для религиозных целей, может совершаться только при наличии иерархического представителя той или иной группы граждан. Только те граждане могут быть признаны правомочными для принятия на свою ответственность зданий и предметов религиозного культа, которые будут указаны представителями церковной иерархии как люди действительно верующие и являющиеся вполне доверенными представителями от мирян данного исповедания». «Если, говоря о “группе граждан”, — далее рассуждал Синод, — центральное правительство подразумевало все вышесказанное само собой, то просим, во избежание недоразумений, каким-либо другим соответствующим актом разъяснить указанное место циркуляра и его применение ко всем тем религиозным обществам, которые признают право представительства не за одними только прихожанами, а за прихожанами и священнослужителями вместе и в которых эти последние являются руководителями религиозной жизни прихожан».

Ответная положительная реакция со стороны советского правительства на инициативы высшей церковной власти не последовала. Местные органы советской власти не стремились исправлять ранее допущенные «перегибы» и нередко продолжали нарушать пункты указанного циркуляра.

1961 год – Совет министров СССР принял постановление «Об усилении контроля за выполнением законодательства о культах».

В этот же день Совет по делам Русской Православной Церкви совместно с Советом по делам религиозных культов принял «Инструкцию по применению законодательства о культах», которая вскоре была утверждена ЦК КПСС.

Эти документы проводились в жизнь под лозунгом восстановления «ленинской социалистической законности», а, по сути, возвращали Церковь в ситуацию конца 1930-х гг.

"Кийский
Кийский Крестовый монастырь. Фото В. А. Десятникова. 1960-е гг.
«Инструкция по применению законодательства о культах» запрещала религиозным центрам организовывать детские и женские собрания, кружки, паломнические поездки, благотворительность, санаторную и лечебную помощь, экскурсии, библиотеки, использовать средства для возрождения затухающих церквей и монастырей, принудительно взыскивать сборы, применять к верующим меры принуждения и наказания. Все церковнослужители, а не только приходское духовенство, облагались подоходным налогом по ст. 19 Указа Верховного Совета СССР от 30 апреля 1943 г. «О подоходном налоге с населения»; предусматривалось также ограничение колокольного звона («если это вызывается необходимостью и поддерживается населением»).

Запрещение благотворительности дошло до того, что с 1960 г. власти стали оказывать давление на священников и церковные советы, вынуждая их изгонять нищих из храмов. Во многих городах начали препятствовать проведению крестных ходов и в церковной ограде. В ноябре В. А. Куроедов внес в ЦК КПСС предложение о запрещении колокольного звона. Значительно выросло количество закрываемых церквей: если в 1959 г. власти сняли с регистрации 364 православные общины, то в 1960 г. — 1398.

Особым пунктом постановления от 16 марта 1961 г. Совет министров СССР указал на «необходимость восстановления прав исполнительных органов церковных общин в части ведения финансово-хозяйственной деятельности в соответствии с законодательством о культах». Руководствуясь этим указанием правительства, Совет по делам Русской Православной Церкви «рекомендовал» патриарху Алексию пересмотреть отдельные пункты Положения об управлении Русской Православной Церковью 1945 г., а именно — принять поправку об отстранении духовенства от финансово-хозяйственной деятельности общины и передаче ее в ведение церковного совета.

Постановление правительства и инструкция Совета ориентировали уполномоченных на осуществление функций надзора, контроля за деятельностью религиозных организаций. Основную свою задачу уполномоченные должны были видеть в «ограничении влияния Церкви на население». Многим уполномоченным перестраиваться не пришлось. Например, уполномоченный Совета по Калининской обл. и раньше занимал подобную позицию. В 1960 г., выступая на совещании в Совете, он настаивал на расширении прав уполномоченных для более успешного решения этой задачи:

«Роль уполномоченного, как в деле сокращения количества действующих церквей, так и в сдерживании церковной активности, в пресечении нарушения советского законодательства должна быть поднята, а права его серьезно расширены. Никто из должностных лиц в этом направлении не может так много сделать, как сделает это уполномоченный, а ради этого следует потрудиться».

Начавшийся административный натиск на Церковь, на верующих и духовенство приобрел характер политической войны. За 1960—1964 гг. количество церквей и молитвенных домов уменьшилось на 5457 (на 1 января 1960 г. — 13 008, на 1 января 1965 г. — 7873). Из 8 действующих на 1 января духовных семинарий к 1964 г. было закрыто 5: Киевская, Саратовская, Ставропольская, Минская и Волынская (Луцкая). В середине 1960-х гг. Русская Православная Церковь имела в СССР лишь 18 действующих монастырей (на 1 января 1959 г. — 63, на 1 января 1960 г. — 44). В числе закрытых оказалась и древняя святыня Русской Церкви — Киево-Печерская Лавра.

В погоне за снижением количественных показателей (местные партийные и советские функционеры считали, что действующие храмы на подведомственной им территории свидетельствуют об их собственных качествах как руководителей) представители власти шли на обман, оскорбление верующих, принятие административных, ничем не обоснованных решений; частыми были факты прямого вандализма при закрытии храмов — затаптывались и сваливались в кучу иконы, кресты, другие предметы религиозного культа, храмы взрывали, сносили бульдозерами и т. д. Эта политика направлялась и оправдывалась идеологическими установками коммунистической партии.

1961 год – Пимен (Извеков), епископ Дмитровский, викарий Московской епархии, переведен на Тульскую и Белевскую кафедру.

1972 год – Святейший патриарх Пимен направил послание патриарху Константинопольскому Афинагору в связи с разного рода контактами между представителями «Украинской Православной Церкви в США» и Константинопольским Патриархатом.

В послании говорилось: «…Нас весьма удивили сообщения о взаимообщении “епископа” Мстислава (Скрыпника) с экзархом Вашего Святейшества в Америке высокопреосвященным архиепископом Иаковом, а также о приеме Скрыпника Вашим Святейшеством в июле истекшего года и о приветственных посланиях Вашего Святейшества так называемому Седьмому Собору УПЦ в США в октябре 1971 г. и новоизбранному “митрополиту” УПЦ в США Мстиславу (Скрыпнику) с употреблением той традиционной формы обращения к нему, которая применяется в Православной Церкви исключительно к законным иерархам».

"Митрополит
Митрополит Таллинский и Эстонский Алексий, Управляющий делами Московской Патриархии, Председатель Учебного комитета при Священном Синоде Русской Православной Церкви. 1980-е гг.
Март 1986 года — Последовала реакция властей на письмо митрополита Таллинского и Эстонского Алексия (Ридигера) М. С. Горбачеву.

Горбачев не понял и не принял позиции управляющего делами Московской Патриархии, письмо митрополита Алексия было разослано всем членам Политбюро ЦК КПСС. Одновременно Совет по делам религий указал, что поднимать такие вопросы не следует. Ответом властей на письмо в полном соответствии со старыми традициями было распоряжение отстранить митрополита Алексия от ключевой в то время должности управляющего делами, что и было исполнено Синодом.

1992 год – Скончался Леонтий (Гудимов), митрополит Донецкий и Славянский.

"Александро-Невский
Александро-Невский собор в Таллине
1999 год – Приход Александро-Невского собора в Таллине получил гражданскую регистрацию.

Приход приобрел право юридического лица и особое покровительство Патриарха Московского и всея Руси, отразившееся в гражданском наименовании — «Таллинский ставропигиальный Александро-Невский приход». Этот юридический статус предусматривает совмещение церковно-приходской деятельности с функциями представительства Московского Патриархата в Эстонии. В задачу представительства входит осуществление контактов с представителями православных и других христианских конфессий в Эстонии и взаимодействие с государственными и общественными структурами Эстонской Республики, направленное на урегулирование церковных проблем в Эстонии и улучшение взаимоотношений Русской Православной Церкви с Эстонским государством.

16 марта 2006 г.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×