Не оправдываю ожиданий родителей. Как быть?

    

На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним письмом — они требуют обстоятельной беседы.

Письмо в редакцию:

Мне 21 год, я студентка, скоро заканчиваю университет. В магистратуру поступать не планирую, поскольку у меня другие планы на жизнь.

Я скоро выхожу замуж и хочу посвятить большую часть своей жизни мужу и нашей семье, где, разумеется, будет место и детям. Поэтому я уже нашла для себя довольно-таки хорошо оплачиваемую работу, где как раз и пригодится мое образование, работать я смогу дома, при этом буду всегда в контакте с семьей.

Но из-за этого у меня с моими родителями возникают конфликты. Они считают, что я маленький ребенок и я не права и должна слушать только то, что говорят мне они. В моем случае: поступить в зарубежную магистратуру, найти высокооплачиваемую работу где-нибудь в мегаполисе и так далее. Они совершенно не хотят считаться с моими стремлениями и говорят, что они в меня вкладывали много денег не для того, чтобы я занималась тем, чем хочу заниматься. Родители очень сильно ругаются на меня, и мне от этого становится не по себе. Я ведь взрослый человек, который планирует и работать, и заниматься семьей. Я не бездельница, всегда отличалась ответственным подходом к любому делу. Но как быть, если я имею четкое представление о своих стремлениях, а родители их не поддерживают? Жить своей жизнью и не обращать внимания? А как же ссоры? Вдруг родители перестанут меня воспринимать?

Отвечает психолог Александр Ткаченко:

Прежде всего, я хотел бы сказать, что проблема эта хотя и распространенная, но не катастрофичная. Да, родители взрослеющих детей нередко ведут себя подобным образом. Но это вовсе не означает, будто они перестали их любить. Просто, видя своего ребенка стоящим на пороге самостоятельной жизни, они испытывают очень много тревоги за него. И не всегда умеют с этой тревогой справиться. Поэтому я хотел бы адресовать эту статью не столько самим юношам и девушкам, сколько их папам и мамам. Возможно, написанное в ней поможет им несколько иначе взглянуть на проблему взросления своих детей, на себя в этой проблеме, и самое главное — на самих этих детей, которым предстоит такой непростой путь вхождения в самостоятельную жизнь. Ну а детям хотел бы пожелать побольше терпения и любви к родителям. У которых, как оказалось, тоже есть свои уязвимые места и слабости, с которыми они порой не в силах совладать. Впрочем, там, где есть взаимная любовь, любые проблемы в конце концов оказываются разрешимы с Божьей помощью.

Тезис первый: Человек не может прожить чужую жизнь, даже если очень захочет. Он может лишь отказаться от своей жизни в угоду требованиям социума. Но вряд ли это принесет много радости ему самому и тем, кто будет рядом с ним.

Потому что такой человек будет постоянно находиться либо в депрессивном, либо в раздраженном состоянии. В депрессивном — потому что подавил все свои чувства, вытеснил свои желания, обесценил потребности. А в раздраженном — потому что подавленные чувства никуда не делись, они рвутся наружу, и, чтобы сдерживать их, необходимо тратить много сил, которых может не хватить. И тогда подавленные чувства вырываются наружу в самый неподходящий момент. Например — в виде гнева, для которого не было никаких видимых причин.

Поэтому приписываемая Ивану Бунину фраза «Я не червонец, чтобы нравиться всем» при кажущейся жесткости вполне сопоставима с христианскими установками — не стремиться угодить всем вокруг себя. Такое стремление прямо определено в христианстве как одна из греховных страстей — человекоугодие.

Однако страсть не есть что-то, имеющее самостоятельное существование. Это некое свойство человеческой души, которое изначально было полезным и нужным. Но, неправильно употребляемое человеком, это свойство изменилось, сделавшись для него опасным и злым врагом. Так и в основе человекоугодия также лежит вполне здоровое и благое наше природное желание — угождать. Но только не людям, а — Богу.

Тезис второй: Мы пришли в этот мир именно для того, чтобы соответствовать ожиданиям нашего Создателя. И там, где эти Его ожидания расходятся с ожиданиями окружающих нас людей, мы оказываемся свободными от необходимости соответствовать таким социальным требованиям.

    

Апостол Павел говорит об этом с полной определенностью: Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым (Гал 1:10).

Однако есть тема, в которой подобный аргумент о недопустимости человекоугодия для христианина вдруг перестает действовать. Это — взаимоотношения детей и родителей.

Заповедь о почитании родителей может сделать абсолютно невозможной любую дискуссию или даже простое обсуждение права уже повзрослевших детей самим распоряжаться своей жизнью. Сам будучи родителем, я могу со стыдом засвидетельствовать, что заповедь эта родителями зачастую воспринимается как некая универсальная индульгенция, позволяющая «списать» себе любой грех в том случае, если он совершен по отношению к собственному ребенку. Написано в Библии «почитай отца своего», значит — почитай, чего бы я ни говорил, каким бы ни был. И попробуй только вякнуть что-нибудь против.

Действительно, нарушителей этой заповеди закон Моисеев предписывает побивать камнями: Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти (Исх 21:17). Но сама заповедь о почитании родителей носит не просто родовой или бытовой характер.

Дело в том, что народ Израиля представлял собой прежде всего религиозное сообщество. А отец и мать в этом сообществе были для человека самыми первыми учителями закона. Они первыми рассказывали ему о Боге, о том, как праведно жить перед Ним на земле, учили различать добро и зло. Тот, кто не почитал родителей-учителей, не почитал и сам закон. Отвергающие же закон отвергали и Бога. Такова внутренняя логика этой заповеди, в которой безусловно предполагалось, что отец и мать будут словом, делом и собственным примером наставлять своих детей в праведной жизни.

В Новом Завете этот принцип взаимных обязанностей между детьми и родителями проговорен уже открыто, не оставляя места для разночтений: Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле. И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем (Еф 6:1–4).

Тезис третий: Ключевая фраза для понимания заповеди о почитании отца и матери — «…повинуйтесь своим родителям в Господе», то есть — именно там, где родители и сами действуют согласно заповедям Божьим.

А об отношении родителей к своим взрос­лым детям, вступающим в брак, в Евангелии вполне недвусмысленно говорит Сам Господь: …посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть (Мф 19:5–6). Взрослая девушка, именно выходит замуж, то есть — выходит из родительской семьи, чтобы создать собственный очаг, где уже она будет матерью своих детей, которые будут ей «…повиноваться в Господе».

Другой важный момент в этом наставлении апостола Павла: …И вы, отцы, не раздражайте детей ваших. Увы, родители способны раздражать своих детей, способны обижать их и даже доводить до уныния, как пишет об этом апостол уже в другом своем послании: …отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали (Кол 3:21). Поэтому если уж и апеллировать к Священному Писанию в этом больном для многих вопросе, то делать это следует и с учетом возможных прегрешений родителей перед собственными сыновьями и дочерьми. А уж какими бывают эти прегрешения, каждый из нас, наверное, и сам знает куда лучше любого стороннего наблюдателя.

    

Святитель Феофан Затворник в своем толковании на это место Библии перечислил наиболее общие примеры подобного рода: «Не раздражайте детей ваших. Образом своего на них действования не доводите их до того, чтоб они могли возыметь на вас неудовольствие, серчание, досаду, гнев. Гнев вообще грешен; гнев на родителей еще грешнее. Не вводите их в этот грех. Это бывает от излишней строгости, от неразборчивой взыскательности и каких-либо несправедливостей, — от чего всего детям иногда бывает теснее рабов».

И вдвойне печальней бывает ситуация, когда родители относятся так не к малышам или подросткам, а к своим уже взрослым детям, пытаясь регламентировать их жизнь и требовать, чтобы они в всем непременно соответствовали их родительским ожиданиям.

Тезис четвертый: Родители могут проявлять излишнюю ревность к своим правам и власти над взрослыми детьми. В этом нет ничего хорошего, как и в любом излишестве. Однако нет и ничего постыдного.

В Евангелии есть поразительный эпизод, где такую излишнюю ревность проявляет не кто-нибудь, а Сама Богородица: Когда же Он еще говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь (Мф 12:46–50).

В христианской традиции есть очень много текстов, объясняющих, что Иисус Христос ни в коем случае не отвергает здесь Свою Пречистую Матерь, а лишь напоминает Ей, что Он не только Ее сын по плоти, но еще и Ее Бог.

Однако у этого евангельского эпизода есть и еще один очень важный аспект, который часто остается в тени высоких рассуждений о Божестве и человечестве Иисуса Христа. Это — проблема тех самых отношений, когда у родителей возникает желание демонстрировать свою власть над выросшими уже детьми. Святитель Иоанн Златоуст в своем толковании на это место Евангелия говорит: «В самом деле, поступок Ее происходил от излишней ревности к правам своим. Ей хотелось показать народу свою власть над Сыном…» И уж если даже Матерь Божия, будучи очищенной наитием Духа Святого, могла проявлять подобную слабость, то, наверное, никому из родителей не следует думать, будто бы они полностью свободны от подобного искушения.

В Евангелии есть и прямой пример отношения родителя к своему взрослому сыну, желающему отделиться и начать самостоятельную жизнь. Это притча о блудном сыне. В ней Иисус Христос описывает ситуацию, которая разительно отличается от норм и обычаев патриархального общества. Дело в том, что получить свою долю отцовского имения сын мог лишь в одном случае — если бы его отец уже умер. И такое требование со стороны сына означало не что иное, как символическое убийство отца.

Митрополит Сурожский Антоний пишет: «У человека было два сына; младший требует от отца свою долю наследства немедленно. Мы так привыкли к сдержанности, с какой Евангелие рисует эту сцену, что читаем ее спокойно, словно это просто начало рассказа. А вместе с тем, если на минуту остановиться и задуматься, что означают эти слова, нас поразит ужас. Простые слова: Отче, дай мне… означают: отец, дай мне сейчас то, что все равно достанется мне после твоей смерти. Я хочу жить своей жизнью, а ты стоишь на моем пути. Я не могу ждать, когда ты умрешь: к тому времени я уже не смогу наслаждаться тем, что могут дать богатство и свобода. Умри! Ты для меня больше не существуешь. Я уже взрослый, мне не нужен отец. Мне нужна свобода и все плоды твоей жизни и трудов; умри и дай мне жить!»

    

Таков был уклад той эпохи. Поэтому ни о каком требовании своей доли при живом отце не могло идти и речи: такого сына могли просто побить камнями за такое вопиющее непочтение к родителю. Но Иисус Христос в притче резко ломает этот общест­венный шаблон: вместо праведного гнева и отречения от такого беспардонного наследника, отец… отпускает своего сына, дав ему то, о чем тот просил! Понятно, что все это — лишь притча, в которой описываются отношения Бога и человека-грешника, отпавшего от своего Небесного Отца. Но если даже в патриархальном обществе Господь счел возможным использовать этот образ как некий эталон отношения родителей к своим детям, то тем более такое отношение может служить эталоном и для нас сегодня.

Родителю взрослеющего чада предстоит очень трудная задача. Ему нужно пройти буквально по лезвию бритвы. Где с одной стороны — пропасть безучастности и равнодушия к жизни своего ребенка, с другой — столь же глубокая и гибельная пропасть гиперопеки, стремления сделать из сына или дочки собственную копию, полное игнорирование их мнений и желаний.

Однако в не менее сложной ситуации находится и сам подросший ребенок, который понимает, что его взгляды и планы на жизнь не совпадают с родительскими.

Тезис пятый: В отношениях взрослых людей каждый сам отвечает за свои чувства. Проблемы могут быть, если кем-то эта взрослость на самом деле еще не достигнута.

Читательница в своем письме спрашивает: обращать ли вообще внимание на родителей? Как быть со ссорами? Что, если родители перестанут ее воспринимать?

Как я уже говорил, этот текст почти полностью посвящен проблемам родительского поведения. А вот советов, как действовать взрослому сыну или дочери, попавшим в подобную ситуацию, в нем нет. Свой ответ на письмо я построил так сознательно, поскольку считаю, что такие советы в любом случае были бы сомнительны в нравственном смысле. Я лишь рассказываю более подробно, что говорит Священное Писание про отношения родителей и взрослых детей и как это, на мой взгляд, соотносится с современной жизнью.

Сами же эти отношения — очень интимная сфера. Каждый случай здесь уникален, и лучше не руководствоваться сторонними советами, а слушать собственное сердце и собственный разум. Могу лишь сказать, что обращать внимание на родителей, конечно же, нужно. И ссоры с ними — дело печальное. Однако в отношениях между взрослыми людьми каждый из них сам несет ответственность за свои чувства вне зависимости от того, родитель он или ребенок.

Если это правило не соблюдено, значит, ребенок так и не стал взрослым, то есть не отделился еще от родителей. У такого отделения есть три аспекта: финансовый, территориальный и эмоциональный. Взрос­лый человек способен сам обеспечить себя, жить отдельно и выдерживать эмоциональное давление родителей, пытающихся им управлять. Если хотя бы в одном из этих аспектов человек остается зависимым от родителей, приходится признать, что настоящей взрослости он еще не достиг и ему нужно серьезно поработать над укреплением своей личности.

В заключение: письмо родителя самому себе

В свое время я, как родитель, очень неумело балансировал на описанной выше тонкой грани между гиперопекой и безразличием, много раз срывался, падал, ошибался, делал и говорил то, о чем до сих пор жалею. И если бы у меня сейчас была такая фантастическая возможность — обратиться к себе тогдашнему, я бы сказал примерно следующее:

Останавливай себя, когда так хочется сказать своему взрослому ребенку что-либо в стиле «Будь каким должен». Потому что он уже не должен. Ему теперь свою жизнь нужно прожить. Хочешь прожить ее за него? Тогда добро пожаловать в ад нескончаемого конфликта, который будет тянуться десятилетиями и закончится либо разрывом отношений, либо твоей победой. Но в этой победе ты будешь иметь рядом с собой взрослое или даже состарившееся послушное чадо с потухшим взглядом, без желаний, без целей, без воли и чувств. Оно тебе надо?

Да, детей хочется уберечь от ошибок. Но без набитых шишек, без опыта самостоятельных решений, пусть и неудачных, они не смогут научиться жить самостоятельно. Ты читал в Евангелии притчу о блудном сыне. Помнишь, что сделал отец, когда сын захотел от него уйти? Отпусти и ты своего ребенка. Он уже взрослый, хотя и неопытный. Он — другой, он — не ты. Ты дал ему все, что мог, а он стал таким, каким стал. Ты его уже не переделаешь. Переделать себя может лишь он сам. Если захочет.

Не нравится выбранная им профессия? Перетерпи. Это его выбор. Ведь не в порнобизнес, не в торговлю наркотиками, не в лохотрон — обманывать старушек, впаривая им ненужный товар, — и в прочие явно мерзкие перед Богом вещи он собрался окунуться. Вот там ты просто обязан был бы его остановить. В остальном — оставь его в покое. Пусть сам.

Мир сегодня меняется слишком быстро, твой опыт во многих областях жизни устаревает раньше, чем ты успеваешь его осмыс­лить. Научись спокойно относиться к тому, что твой ребенок лучше тебя ориентируется в каких-то вопросах.

    

Не нравится стиль его одежды, прическа, цвет волос? Привыкай к тому, что ваши вкусы могут не совпадать. И почаще напоминай себе, что твои представления о красоте отнюдь не являются эталонными.

Хочешь помочь ему? Стань его другом, постарайся жить так, чтобы в случае каких-то жизненных затруднений первым человеком, к которому он обратится за помощью, стал именно ты.

Научись доверять своему ребенку. Без доверия невозможна любовь.

Помни, что ребенок не твоя собственность, не твое продолжение. Через тебя Бог ввел его в мир, ты лишь служитель этого чуда — сотворения человека. Тебе была доверена драгоценная чаша новой жизни. Ты, как умел, оберегал ее, помогал окрепнуть, напитаться силой, отдавал ей лучшее из того, что имел. Теперь твой ребенок вырос, пришла пора вернуть Богу Его творение. Не пытайся удержать то, что тебе не принадлежит.

Аппликации Марии Сосниной

Александр Ткаченко

Источник: Фома.Ru

4 сентября 2020 г.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Игорь Александрович 5 сентября 2020, 04:03
Написано всё нормально, только о Христе и Его действии в человека ничего не сказано, но именно это и есть самое ценное в рамках происходящей таинственной метанойи.
Елена 4 сентября 2020, 17:34
Мне очень своевременно, спасибо автору!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×