К вопросу об отъезде Юровского из Екатеринбурга в июле 1918 г.

Яков Юровский Яков Юровский
Известно, что после цареубийства Юровский, под псевдонимом Орлов, привез в Москву документы и драгоценности, принадлежавшие Царской Семье. Интернет позволяет читателю познакомиться с соответствующим документом: Акты приема-передачи вещей, принадлежавших членам царской семьи, принятых комендантом Кремля П. Д.Мальковым от коменданта Дома особого назначения Я.М. Юровского. (Подлинник. Машинопись. Подписи – автографы П. Д.Малькова и Я.М.Юровского. ГА РФ. Ф. 601. Оп.2. Д.41. Л.9-10,19 ). Таким образом, именно Юровский был тем «курьером», о котором А. Белобородов сообщал Я. Свердлову в разговоре с несомненной датой 20 июля: «вчера выехал к вам курьер с интересующими вас документами». Однако, «вчера», т.е. «19 июля» у Белобородова может означать как вечер 19-го, так и раннее утро или даже ночь с 18 на 19-е. Заметим, что Я. Свердлов 18 июля 1918 г. сообщает Президиуму ЦИК о «раскрытом заговоре» и расстреле бывшего царя и говорит: «Документы о раскрытом заговоре высланы в Москву со специальным курьером». См. газетное сообщение от 19 июля,

https://algoritm-kniga.ru/100/19-ijulja-1918-goda Таким образом, возникает два варианта: совершив злодеяние, Юровский выехал в Москву – либо 18 июля, либо 19 июля 1919 г.

Владимир Афонский - журналист, много лет занимающийся темой цареубийства Владимир Афонский - журналист, много лет занимающийся темой цареубийства

Вторая из указанных дат обоснована недавно В.Н. Соловьевым в его «Пространном ответе Ю.А. Григорьеву и А.А. Мановцеву» http://www.pravoslavie.ru/108238.html Приведем пространную цитату из этого труда: «Когда первые страсти улеглись, 18 ноября 1918 года А.К. Елькин был допрошен членом Екатеринбургского окружного суда И. Сергеевым и показал:

«Приходилось мне ездить и с Юровским, назначенным впоследствии на должность коменданта «дома особого назначения», в котором был заключен б. Государь со своей семьей. Последний раз я подал Юровскому лошадь в пятницу, 19-го июля с.г., к дому Ипатьева».

Итак, уточненная следователем дата такая: не 18, а 19 июля 1918 года.

Следующий допрос от 27 ноября 1918 года был также солидным и основательным. На этот раз допрашивал Елькина член Екатеринбургского окружного суда И. Сергеев совместно с товарищем прокурора Н. Остроумовым.

На этом допросе А.К. Елькин заявил:

«Последний раз я подал Юровскому лошадь в пятницу, 19-го июля с. г., к дому Ипатьева. Караульные были на своих местах. Обычным порядком, через часовых дали знать Юровскому, что лошадь для него подана; часов в 11 дня я повез Юровского в помещение, принадлежавшее ранее Волжско-Камскому банку и занятое Областным Советом; пробыв здесь около четверти часа…». Дальше Елькин рассказывает о передвижениях Юровского по городу и об отъезде Юровского: «В 12-м часу ночи, по приказанию Юровского, я подал лошадь к Американской гостинице и привез оттуда к дому Ипатьева двух молодых людей; один из них по виду был еврей. Вскоре из дома вышли те же самые молодые люди и с помощью старшего красноармейца [как его звали – не знаю] вынесли и положили ко мне в экипаж семь мест лошадей /зачеркнуто в документе/ багажа; на одном из них, представлявшем из себя средних размеров чемодан черной кожи, была сургучная печать. После этого вышел из дома Юровский и, садясь в экипаж, сказал молодым людям: “приведите все в порядок, охраны оставьте 12 человек, а остальных отправьте на вокзал”«. Дальше описывается прощание Юровского с Войковым и другими руководителями Урала: «Через несколько минут Петр Лазаревич вышел из дому и поехал вперед нас, а я повез Юровского к Американской гостинице; Юровский забежал на короткое время в помещение. Через несколько минут к гостинице подъехали комиссары Голощекин и Сафаров и также зашли в гостиницу. Юровский же вскоре вышел из гостиницы и велел мне ехать на Екатеринбург II-ой. Красноармейцы вынесли на станцию багаж, и Юровский велел мне ехать домой. Более я никого из комиссаров не видел».

Итак, снова в подробном протоколе называется дата отъезда Юровского – конец дня 19 июля 1918 года, пятница.

Хорошо осведомленный о ходе следствия генерал-лейтенант М.К. Дитерихс написал в своей книге «Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале 1922 г.»:

«5 сентября был задержан Афанасий Елкин, содержавшийся при большевиках в тюрьме, но исполнявший обязанности кучера при казенных экипажах, обслуживавших комиссаров. Он показал, что 17 июля он возил до середины дня Янкеля Юровского по городу: в Американскую гостиницу, где была чрезвычайка, на частную квартиру Янкеля Юровского по 1-й Береговой улице № 6, и днем привез его в дом Ипатьева, откуда был отпущен в тюрьму. Через день, то есть 19 июля, он снова был потребован утром к дому Ипатьева и опять полдня возил Янкеля Юровского по городу, по разным советским учреждениям… В половине 12-го ночи Елкину велели подать к самым воротам дома Ипатьева; ему положили в экипаж 7 мест багажа, из коих два были кожаные саквояжи, и вышел сам Янкель Юровский. …» потом заехали в чрезвычайку, на собственную квартиру Янкеля Юровского, и к кому-то в Вознесенский переулок, в дом рядом с лабораторией, а оттуда на вокзал, где Янкель Юровский с вещами ушел в поезд».

А вот что пишет в своей книге «Убийство Царской Семьи» по поводу отъезда Я.М. Юровского следователь Н.А. Соколов:

«Эти весьма ценные предметы были отправлены к Свердлову с особым курьером. Им был Яков Юровский, выехавший с ними из Екатеринбурга 19 июля. Его отвозил на вокзал из дома Ипатьева кучер Елькин. Он так описывает отъезд Юровского: «В последний раз я подал Юровскому лошадь 19 июля к дому Ипатьева. Из дому вышли молодые люди и с помощью старшего красноармейца вынесли и положили ко мне в экипаж семь мест багажа; на одном из них, представлявшем из себя средних размеров чемодан черной кожи, была сургучная печать».

Конец цитаты из статьи В.Н. Соловьева. Заметим, что В.Н. Соловьев не дает источника к публикации допроса Елькина Сергеевым

Да, действительно, Соколов так пишет – см. Н.А. Соколов «Убийство Царской Семьи». М. 2001 г., стр. 407-408. Точна и цитата из книги Дитерихса: см. М.К. Дитерихс «Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале». М.»Вече», стр. 108. (далее – Дитерихс) Однако к словам Дитерихса, приведенным В.Н. Соловьевым, необходимо замечание. Говоря о задержании Афанасия Елькина 5 сентября и его показаниях, генерал, очевидно, говорит о первых показаниях Елькина (сейчас мы к ним обратимся), а в них кучер оперирует не столько с датами, сколько с днями недели и ошибочно называет вторник 17-м июля, в то время, как в 1918 г. дата 17-е июля призодилась на среду. Н. Росс в своей книге «Гибель Царской Семьи» (далее – Н.Росс) обращает на это внимание. Таким образом, Дитерихс, называя 17-е и, соответственно, 19-е числа, просто следует ошибке кучера. Неизвестно, какие показания использованы Соколовым.

Приведем показания А.Елькина, данные им 5 сентября 1918 г. и опубликованные в книге Н.Росса: «В июле месяце я два раза подавал лошадь к дому Ипатьева. <…> Я хорошо помню, что во вторник последней недели перед бегством большевиков я ездил с Юровским по городу (должно быть, 17 июля), он заходил в Американскую гостиницу...» и далеее - перечисляя конкретные подробности, Дитерихс точно следует именно этим показаниям. Продолжим цитировать показания Елькина от 5 сентября 1918 г.: «Через сутки после этого, в четверг, я опять подал лошадь для Юровского к дому Ипатьева <…> Изменения в карауле я никакого не заметил. Около 11 часов дня я Юровского повез в Волжско-Камский банк, где он пробыл минут 15—20 и вышел оттуда с каким-то человеком высокого роста <…> и вместе с ними я поехал, но у гостиницы Атаманова распряглась лошадь, и я остановился перепрячь. Комиссар из банка куда-то пошел, Юровский сказал ему: «Оставайтесь здесь и работайте как следует». Потом Юровский заехал в свою квартиру на 1 Береговую улицу, где пробыл около часа и вернулся в дом Ипатьева. Тут он мне сказал, что я ему буду нужен, и велел красноармейцу увести меня с лошадью <…> в дом Попова» (Росс, стр. 84). Дневное время 18-го июля, по Дитерихсу, Юровский на Ганиной Яме, куда привез с Никулиным «несколько лопат и порядочное количество серной кислоты» (Дитерихс, стр.185). Касательно позднего вечера снова предоставим слово Елькину: «В половине двенадцатого ночи мне приказали подать лошадь к воротам дома Ипатьева <…> Красноармеец, кажется, старший по команде, и двое молодых, коих я привез из Американской, вынесли из дома Ипатьева ко мне в экипаж семь мест багажу, из коих было два кожаных саквояжа, на одном я видел сургучную печать. <…> Вскоре вышел Юровский и, сидя в экипаже у меня, приказал молодым людям привести все в порядок, охраны оставить 12 человек, а остальных отправить на вокзал: это распоряжение касалось дома Ипатьева» (Росс, стр.84)

В статье «В ту ночь захоронения не было» http://www.pravoslavie.ru/105575.html приведены показания Ф.П. Проскурякова, из которых следует, что охрана дома Ипатьева была снята поздно вечером 18-го или в ночь с 18-го на 19-е. Обращаем внимание читателя, что и в первых, и во вторых показаниях кучера Елькина говорится – касательно спорной даты - о том, что с утра в охране Дома особого назначения не было никаких изменений, а поздно вечером, перед отъездом, Юровский дал приказание о снятии охраны. Мы видим, что день отъезда Юровского совпадает с днем снятия охраны Ипатьевского дома. Стало быть, допустима возможность, что отъезд Юровского состоялся 18-го, и «пятница, 19-е число» в показаниях кучера следователю Сергееву – ошибка Елькина (допускавшего, как мы видели, ошибки), в то время как вторник и четверг на «последней неделе перед бегством большевиков» - верно запомнившиеся дни. С какой стати вторым показаниям, отстоящим от первых более, чем на два месяца, мы должны верить больше, чем первым? Потому что «страсти улеглись»? Какие страсти и у кого? У Афанасия Кирилловича? Тем более сомнительно верить вторым показаниям, что первые показания отстоят от описываемых событий на 7 недель, а вторые – на 17 недель! В.Н. Соловьев утверждает, будто показания Елькина Сергееву более обстоятельны, чем его показания 5 сентября, - нет, этого не скажешь, легко убедиться, что такая оценка натянута.

Есть и еще соображение в пользу того, что Елькину верно запомнились дни на «последней неделе перед бегством большевиков», а также в пользу снятия охраны 18-го июля и совпадения даты снятия охраны с датой отъезда Юровского. В заключительной части показаний 5-го сентября Елькин говорит: «В эту же ночь, когда я возил Юровского на вокзал, в тюрьму (тут надо пояснить, что Елькин содержался большевиками в тюрьме и привлекался к работе кучера как заключенный – А.М.) вернулись конюхи Демидов и Писцев. Я спросил, куда они ездили и что возили. Они сказали, что возили пулеметы из Ипатьевского дома на вокзал. Через сутки после этого, в субботу, меня и других начальник тюрьмы освободил» (Н.Росс, стр. 85). Такми образом, в показаниях 5 сентября Елькин указывает три дня недели – вторник, четверг и субботу. Если бы он помнил в этом случае неправильно, и верным днем, как должно быть по Соловьеву, была бы пятница, то освободить его из тюрьмы (а уж это запоминается!) должны были на следующий день... А он ясно помнит, что через день.

Об отъезде Юровского 18 июля (и о совпадении этой даты с датой снятия охраны) говорят воспоминания А.Г. Кабанова (пулеметчика команды ДОНа): «Тов. Юровский вечером 18 июля 1918 г. с небольшим в руках чемоданчиком, в котором были сложены драгоценности Николая Романова <…> выбыл в Москву сдавать эти ценности. <…> Вся охрана дома особого назначения была снята и отправлена на запад» (,«Исповедь цареубийц», М. «Вече», 2008, стр. 131).

В.Н. Соловьев в упоминаемой статье выразительно дискредитирует А.Г. Кабанова – показывает, в какой сильной степени этот свидетель событий был способен путать даты. Замечание дельное, конечно, но речь ведь и не идет о полном доверии к Кабанову. Речь идет о сопоставлении событий, дат и показаний и о выявлении достоверного. На наш взгляд (суждение предоставляем читателю) из вышесказанного, во всяком случае, следует, что однозначно решить «отъезд Юровского состоялся 19-го июля» невозможно!

Что же видится достоверным? Что дата отъезда Юровского совпадает с датой снятия охраны (понятно, основной ее части) Ипатьевского дома. Это с несомненностью вытекает хотя бы из показаний Елькина Если выяснить этот вопрос, станет известной и дата отъезда Юровского. Есть показания, противоречащие тому, что Юровский уехал 18-го. Например, показания охранника Якимова: «19 июля Юровский, приблизительно с утра, был в доме Ипатьева..» (Н.Росс, стр. 345). С другой стороны, в показаниях Павла Медведева и его жены (а он был начальником караула) можно усмотреть подтверждение тому, что охрана была снята 18 июля. На двух допросах (12 февраля 1919 г. – С. Алексеевым, 21 февраля 1919 г. – И. Сергеевым) Медведев показал, что 18-го утром к нему приехала жена, и он уехал с ней домой (Н.Росс. стр. 153 и Н. Росс, стр. 163) Жена же его, Мария Даниловна Медведева, показала при допросе, что приехала к мужу в пятницу (Н.Росс, стр.114). Что ж, 18-го утром Павел Медведев еще выполнял обязанности начальника караула, и это достоверно (см., например, показания Проскурякова), так что естественно предположить, что жена, действительно, приехала к нему в пятницу 19-го июля утром – стало быть, в предыдущую ночь охрана и была снята. Думается, что могут выявиться и еще какие-нибудь факты. Если же окажется, что охрана Ипатьевского дома точно была снята 19-го июля, то, значит, и уехал 19-го. Но это нужно выяснить, точку поставить нельзя.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Храм Новомученников Церкви Русской. Внести лепту
Смотри также
Когда же завершится XX век? Когда же завершится XX век?
Владимир Соловьев
Когда же завершится XX век? Когда же завершится XX век?
Пространный ответ Ю.А. Григорьеву и А.А. Мановцеву
Владимир Соловьев
Исторические документы неопровержимо доказывают: Я.М. Юровский уехал в Москву не 18, а поздней ночью 19 июля 1918 года.
«Соколов не имел никаких твёрдых доказательств, что всех сожгли» «Соколов не имел никаких твёрдых доказательств, что всех сожгли»
Петр Сарандинаки
«Соколов не имел никаких твёрдых доказательств, что всех сожгли» «Соколов не имел никаких твёрдых доказательств, что всех сожгли»
Беседа с Петром Сарандинаки – правнуком генерала С.Н. Розанова, друга следователя Н.А. Соколова
«Это очень важно для меня, это важно для истории моей семьи, это важно для нашей русской истории» – потомок белоэмигрантов Петр Сарандинаки об останках Царской Семьи.
В ту ночь захоронения не было В ту ночь захоронения не было
Андрей Мановцев
В ту ночь захоронения не было В ту ночь захоронения не было
Андрей Мановцев
Эта статья написана, однако, для недоверчивого и скептического читателя. И для него сейчас будет обосновано, по целому комплексу соображений, что в ночь с 18 на 19 июля 1918 г. никакого захоронения на Поросенковом Логу не производилось.
Комментарии
Артемий22 ноября 2017, 21:11
Спасибо за статью. Всё наводит на мысль о ритуальном характере убийства.
Дар22 ноября 2017, 12:52
Спасибо большое за очередную статью и за качественный анализ.
Избицкая Елена Николаевна22 ноября 2017, 09:22
Нахождение Юровского в городе с 17 по 19 июле и его собственные воспоминания не доказывают того, что он не лжет. Его Записка - это интеллектуальный подлог, частичный или 100% - это уже проверяет и доказывает следствие. Нахождение останков под мостиком из шпал не доказывает причину, место и время смерти убитых. А идентификация останков лишь частично доказывает слова Юровского. Но не доказывает, что он пересказывает чужие слова.
Татьяна А. В.22 ноября 2017, 02:33
Уважаемый А.Мановцев нашел в себе мужество перейти от предвзятых утверждений к объективному анализу - уже хорошо! Юровский уехал 19 июля, но его отъезд не обязательно связан со снятием охраны. Кроме ценностей, увезенных Юровским, в ДОН были другие царские вещи - охрану сняли, когда их увезли. Охранник Михаил Иванович Летемин показал на допросе у Сергеева: "В течение 18, 19, 20 и 21 числа июля как из помещений, занимаемых царской семьей, так и из кладовых и амбаров, увозили на автомобиле царские вещи. Увозом вещей распоряжались два молодых человека — помощники Юровского; вещи увозили на вокзал, так как уже советское начальство решило покинуть Екатеринбург, ввиду приближения чехословаков."
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×