Заявление Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с обсуждением проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»

29 ноября 2019 года Совет Федерации опубликовал для общественного обсуждения законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Ознакомившись с его текстом, Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства считает необходимым заявить следующее:

1. По нашему мнению, законопроект содержит целый ряд правовых дефектов, что делает его принятие недопустимым. Его нормы:

– противоречат общепризнанным правовым принципам разумности, справедливости и равенства, а также общеизвестному принципу «разрешено все то, что не запрещено законом», вступая тем самым в противоречие с основаниями российского права;

– нарушают конституционное требование правовой определенности, что создает «возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит - к нарушению принципов равенства и верховенства закона»[1];

– при применении на практике могут привести и приведут к грубому и массовому нарушению прав граждан и семей, защищаемых Конституцией Российской федерации, нормами российского и международного права, таких как:

  • право на неприкосновенность жизни, личную и семейную тайну[2];
  • право на защиту информации о частной жизни граждан (и семей)[3];
  • право на частную собственность и свободу пользования ею (включая право не подвергаться лишению собственности иначе, чем по решению суда)[4];
  • право на жилище (включая право не подвергаться произвольному лишению жилища)[5];
  • право на конституционную презумпцию невиновности[6];
  • право на конституционную защиту семьи, материнства и отцовства (включая конституционную презумпцию добросовестности родителей)[7];
  • право на свободное воспитание детей родителями в соответствии со своими убеждениями и национальными традициями[8];
  • право на уважение к семейной жизни и т.п.

– содержат положения явно коррупциогенного характера (коррупциогенные факторы в смысле, определенном ст. 1 ч. 2 Федерального закона от 17.07.2009 N 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов")[9], что «создает условия для проявления коррупции»[10].

Фактически, законопроект направлен на создание новой системы правовых норм, параллельных существующим нормам уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях (защищающим граждан от реального противоправного насилия).

Эта новая система правовых норм предполагает существенное поражение граждан в их правах (в том числе семейных), сравнимое с ограничениями, налагаемыми на преступников и людей, совершающих административные правонарушения, и даже их превосходящее. При этом она исходит из фактической презумпции виновности лиц, объявляемых «нарушителями», не предполагает для них никаких процессуальных гарантий, стандартов доказывания предполагаемой вины. Это представляется совершенно недопустимым.

В силу неопределенности норм законопроекта практически любое нормальное человеческое действие может быть признано «семейно-бытовым насилием», любой совершеннолетний человек может быть произвольно объявлен «нарушителем» и подвергнуться «мерам профилактики» имеющим откровенно репрессивный характер.

2. Наряду с этими правовыми дефектами, законопроект содержит серьезные концептуальные дефекты, делающие его несовместимым с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями.

В частности, он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект, тем самым, фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь».

Такой подход выглядит крайне странным в ситуации, когда на государственном уровне делаются заявления о необходимости решения демографических проблем, повышения рождаемости, защиты и укрепления семьи, возрождения традиционных семейных ценностей.

Законопроект создает условия для разжигания внутрисемейных конфликтов, в частности «бракоразводных войн» (в которых положения аналогичных законов широко используются в зарубежных странах). Предлагаемые им подходы и его расплывчатые нормы неизбежно поведут к уничтожению нормальных семейных и родственных отношений, природа которых предполагает опору на взаимное доверие и уважение.

Создается ситуация, когда каждый сможет в любой момент, без реальных оснований, воспользоваться возможностями системы «профилактики семейно-бытового насилия» против своих близких. В такой ситуации межличностными отношениями начинают править не доверие и взаимопомощь, не любовь и уважение, а взаимный страх и подозрительность. Все, что сказано или сделано в семье, между близкими людьми в любой момент может быть использовано ими друг против друга. Такая ситуация разрушительна для семейного образа жизни и традиционных семейных и духовно-нравственных ценностей.

Помимо этого, в сочетании с уже существующими нормами российского законодательства (некоторые из которых далеко не совершенны), законопроект создает новые возможности для произвольного отстранения родителей от воспитания детей, разлучения детей и родителей[11].

Положения законопроекта противоречат основам российского семейного права, а также Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года[12] и Концепции семейной политики в РФ на период до 2025 года[13], которые указывают на необходимость укрепления семьи, сохранения традиционных семейных ценностей, повышения авторитета родителей в семье и обществе[14].

Это крайне опасно, поскольку, как справедливо отмечает Конституционный Суд РФ, «семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства»[15].

3. Особую озабоченность вызывает то, что многие соавторы и сторонники законопроекта добиваются его принятия, широко используя заведомую ложь. Наш народ убеждают, что российская семья – это просто мрачный застенок и пыточная камера для женщин и детей. Чтобы создать это впечатление, распространяются данные, которые выдаются за статистику, но, в действительности, не имеют под собой никаких реальных оснований.

Нас пытаются уверить, что в России 40% тяжких преступлений совершаются в семьях, что ежегодно 14 тысяч женщин убивают мужья, что каждый год от семейного насилия страдают 16 миллионов женщин и т.п. Но при внимательном изучении оказывается, что эти данные слабо или вообще никак не связаны с реальностью[16].

С помощью подобных ложных утверждений неблагонамеренные люди манипулируют общественным мнением, воздействуя на эмоции доверчивой публики. Они старательно создают у общества впечатление, что брак и семья – это зло, источник угрозы и опасности для женщин и детей. Между тем хорошо известно, что это неправда. Реальные статистические данные убедительно показывают, что брак и основанная на нем семья – это основная защита женщин и детей от всех реальных угроз, с которыми они могут столкнуться.

Добиваясь принятия закона о профилактике именно «домашнего» или «семейно-бытового насилия», эти люди игнорируют реальные причины настоящего насилия. Между тем, они хорошо известны – это кризис нравственного сознания, невнимание к традиционным семейным и духовно-нравственным ценностям (и пропаганда, откровенно направленная против них), потребительское отношение к жизни, а также связанные со всем этим эрозия семейного образа жизни, алкоголизм и наркомания. Повышают риски реального насилия и стрессовые факторы – такие, как стесненные жилищные условия семей и экономические потрясения.

Вместо решения реальных проблем общественность убеждают, что источник насилия – дом и семья. Собственно именно ради этого исторически понятия «домашнего» и «семейного насилия» и были сконструированы представителями радикальных антисемейных идеологий, таких, как феминизм, которые сознательно ставили перед собой цель деконструкции семьи, семейной жизни и всех связанных с ними традиционных ценностей. Использование подобных понятий лишь затрудняет понимание и анализ реальных причин социальных проблем.

Антисемейная пропаганда не поможет решить эти проблемы, снизить количество насильственных преступлений и правонарушений в быту, в том числе и семейном, по-настоящему защитить их жертвы. Напротив, она содействует росту уровня насилия в обществе, подрывая его основу – семью. Такого рода пропаганда безнравственна, разрушительна и опасна не только для общественной жизни, но и для национальной безопасности.

4. На этом фоне не вызывает удивления тот факт, что предлагаемый законопроект активно поддерживают организации, связанные с радикальными антисемейным идеологиями («ЛГБТ»-идеология, феминизм), а также значительное количество организаций, официально получающих иностранное финансирование. В его поддержку также активно выступают некоторые средства массовой информации и международные структуры, не скрывающие антироссийского характера своей деятельности.

При этом представители множества организаций, работающих в сфере защиты семьи и прав родителей, традиционных российских духовно-нравственных ценностей, обеспокоены этим законопроектом и считают недопустимым его принятие. Считаем, что законодателям следует обратить внимание на их позицию[17].

5. Как отмечают специалисты, предлагаемые законопроектом меры неэффективны в предотвращении реального противоправного насилия. Опыт зарубежных стран показывает, что они едва ли способны предотвратить преступные действия, одновременно приводя к массовому нарушению прав невиновных, законопослушных граждан[18].

Действительно существующие в обществе проблемы, связанные с реальными насильственными преступлениями и правонарушениями, необходимо решать совершенно иными методами. Эти методы должны соответствовать принципам справедливости и разумности, традиционным российским семейным и духовно-нравственным ценностям, нашей культуре. Они должны быть свободны от влияния антисемейных идеологий, не наносить вреда семье и не нарушать основополагающие права родителей.

Учитывая все сказанное, очевидно, что законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» неприемлем как с правовой, так и с концептуальной точки зрения. Патриаршая комиссия просит законодателей отказаться от его рассмотрения и принятия.

[1] Абзац первый п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 18.01.2001 N 6-О

[2] Ст. 23 ч. 1 Конституции РФ.

[3] Ст. 24 ч. 1 Конституции РФ.

[4] Ст. 35 Конституции РФ.

[5] Ст. 40 ч. 1 Конституции РФ.

[6] Ст. 49 ч. 1 Конституции РФ.

[7] Ст. 38 ч. 1 и 2 Конституции РФ в ее связи со ст.ст. 2 и 17 Конституции РФ (в их обязывающем толковании Конституционным Судом РФ).

[8] Ст. 18 (4) Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 13 (3) Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Ст. 27 ч. 1 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека.

[9] Подробнее см.: «Правовой анализ проекта Федерального закона “О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации”», подготовленный Аналитическим Центром «Семейная Политика.РФ» - http://www.familypolicy.ru/rep/rf-19-051-01.pdf.

[10] ст. 1 ч. 2 Федерального закона от 17.07.2009 N 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов".

[11] См. там же, с. 19-20.

[12] утв. Указом Президента РФ от 9 октября 2007 г. № 1351.

[13] утв. Распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. № 1618-р.

[14] См. «Юридическое заключение на законопроект “О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации”», подготовленное канд. юр. наук А. В. Швабауэр (https://ouzs.ru/news/yuridicheskoe-zaklyuchenie-na-zakonoproekt-o-profilaktike-semeyno-bytovogo-nasiliya-v-rossiyskoy-fed/)

[15] Абзац второй п. 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 19.01.2010 № 151-О-О и др.

[16] «Правовой анализ проекта Федерального закона “О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации”» АЦ «Семейная политика.РФ», с. 21-22.

[17] См, в частности «Открытое письмо» против принятия законопроекта, поддержанное более, чем 190 российскими общественными объединениями и организациями: https://drive.google.com/file/d/1UWcmQ_RAFYHeLwvPvpgw7EsV7bW23CZN/view?usp=sharing

[18] См. «Правовой анализ проекта Федерального закона “О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации”» АЦ «Семейная политика.РФ» , с. 20-21; «Юридическое заключение на законопроект “О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации”», подготовленное канд. юр. наук А. В. Швабауэр (https://ouzs.ru/news/yuridicheskoe-zaklyuchenie-na-zakonoproekt-o-profilaktike-semeyno-bytovogo-nasiliya-v-rossiyskoy-fed/)

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
×