Корм для черепахи

Записки соцработника

Это была настоящая московская буря. С деревьями, беспорядочно качающимися в припадочных танцах. С молниеносным ветром, то срывающим кепки со случайных прохожих, то угрожающе замирающим перед новым порывом, собираясь с силами и выискивая новую цель.

– Мне важны не столько продукты, сколько особый корм для красноухих черепах, – торопливо говорила женщина в трубке, – я обзвонила все магазины, такого, который едят мои питомцы, у нас нигде нет. Надо ехать в другой район. Нужен не гранулированный. Сушеный! Слышите? Вы сможете?

– А тот, что есть в наших зоомагазинах, не подойдет? – обреченно спросила я.

– Нет!! Нет! Не перепутайте! Прошу!

В пути я не могла отделаться от воспоминания сцены из Буратино, когда старая мудрая Тортилла пела свою песню. Уж она-то не стала бы капризничать с кормом, ела бы, что дают. Град размером с клюкву в сахарной пудре, а потом и проливной дождь умывал лицо, закатывался под воротник, под капюшон и таял на теле, стекая мерзкими холодными струйками. Самокат рассекал толщу воды, и мне казалось, что это начало потопа, в котором уцелеет один Ной с семейством.

– Как жаль вас, в такую погоду приехали, все ради черепах, не жалеете себя, – проговорила продавец, положив на прилавок 2 микроскопических пакетика с сушеными креветками.

– Да уж... – трясясь от холода, ответила я, не вдаваясь в объяснения, что я соцработник и выполняю заказ.

– Уже животные превыше людей стали, – покачала головой продавец.

Затем я забежала в аптеку за лекарством от давления, потом за продуктами по списку и, набрав полные сумки и окончательно продрогнув в автобусе, подгоняемая холодом и обвешанная кульками, мчалась на самокате к подъезду любительницы черепах, отталкиваясь от полуметровых луж.

С трудом повесив пакеты на крючок возле входной двери, позвонила. Открыла приятная пожилая женщина с добрым лицом.

– Корм принесли? Не гранулированный?? Именно сушеный?

– Да… Ваш заказ полностью выполнен, – сдержанно ответила я, вспоминая слова продавщицы из зоомагазина.

Женщина вдруг заплакала, сильно, сразу, неожиданно: «Подождите, я сейчас покажу фото той, для которой вы так старались»

– Спасибо, спасибо! – сказала она и вдруг заплакала, сильно, сразу, неожиданно, – подождите, я сейчас покажу фото той, для кого вы так старались.

Я стояла у лифта, с меня стекала вода, и очень хотелось уйти. Рассматривать фотографию черепахи – ну это правда было слишком. Остановила моя всегдашняя сопереживательность. Как покинуть плачущего? Неудобно. И я осталась.

Хозяйка черепах появилась, но не с черепахой, а с фотографией в рамке. С фото весело смотрела молодая женщина на фоне моря. Ветер разметал по снимку ее рыжие волосы.

– Когда жизнь как праздник, – пронеслось у меня в голове.

– Это моя дочь. Она умерла. И всё, что осталось от нее, это две красноухие черепахи. Больше ничего. Только они. Спасибо вам от всего сердца!

Я вышла на улицу. Непогода усилилась, дождь хлестал ветки и поливал прохожих с такой силой, что казалось, будто небесные хляби разверзлись навсегда, но теперь мне не было ни холодно, ни сыро.

«У каждого свой бой и свои потери», – стучали в ушах слова святого Луки Крымского.

Ирина Худякова

3 июня 2022 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
О жизни после смерти О жизни после смерти
Митрополит Лимасольский Афанасий
О жизни после смерти О жизни после смерти
Митрополит Лимасольский Афанасий
Когда человек умирает, его ощущения полностью меняются и он получает новый «взгляд» на происходящее, через призму которого он в дальнейшем будет смотреть на свою прошлую жизнь.
Как дед Сашка стал Александром Николаевичем Как дед Сашка стал Александром Николаевичем
Свящ. Александр Дьяченко
Как дед Сашка стал Александром Николаевичем Как дед Сашка стал Александром Николаевичем
Священник Александр Дьяченко
Деревенские жители пришли к выводу, что Александр Николаевич – не убийца, и что взял он на себя Нинкин грех, по великой любви к единственной и непутёвой своей дочке.
Другое кино Другое кино
Священник Димитрий Шишкин
Другое кино Другое кино
Священник Димитрий Шишкин
Я бы снял эту заброшенность, смиренное увядание… Покосившийся домик, бабулечка в гробу, тихая и светлая… Потому что на всем этом – дыхание жизни, вводящей в вечность.
Комментарии
Елена 3 июня 2022, 22:45
Милая бабушка... Трудная одинокая старость...
Екатерина 3 июня 2022, 20:48
Уважаемый автор, я не знаю, прочитаете ли Вы мой комментарий, но очень хотелось бы узнать - Вы не простудились тогда?
Наталья 3 июня 2022, 17:31
Очень нравятся Ваши рассказы, Ирина! Если бы я могла писать, только такие бы и писала! "Злая бабка" - миниатюра, в которой очень точно все выверено! Этот рассказ тоже произвёл большое впечатление! Свойственно, увы, мне раздражаться, а потом стыдиться открывшихся обстоятельств... Если позволите, замечание, не уверена, что права, но все же напишу. Мне показалось, что вместо "всегдашняя сопереживательность" (это ведь добродетель?), можно было написать как-то иначе. То, что Вы сопереживательны - понятно, ведь иначе Вы не оказались бы на стезе помощи людям за мизерную зарплату. Простите! Ещё раз благодарю!
Анна 3 июня 2022, 14:20
Да, аннотация - спойлер, согласна с Мариной.
Марина 3 июня 2022, 11:26
Спасибо за рассказы, Ирина! Попросите изменить аннотацию!!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×