Семья Фирст: выбор сделан

Семья Фирст Семья Фирст

Мы стоим на высоком обрывистом берегу Волги – левом, степном. Переменчивый цвет воды, то небесно-синий, то зеленовато-сизый, местами белые барашки. Поток августовских облаков. Противоположный берег, правый – такой же высокий, местами поросший лесом. Хруст сухой полыни под ногами. В пяти-десяти метрах от берега среди камышовых островков из желтоватой воды торчат головы местных коров: они объедают камыш, потому что траву на суше сожгла засуха. Образом жизни своей эти коровы напоминают бегемотов.

За моей спиной кричит осел. Его зовут Фридрих, потому что раньше он жил в городе Покровске, до сих пор, к сожалению, носящем имя Фридриха Энгельса. Теперь ослика забирают в город, на территорию Троицкого собора, лишь раз в год, на Рождество – для организации рождественского вертепа, а всё остальное время он оглашает своими острохарактерными воплями волжскую Яблоновку – село в Ровенском районе Саратовской области. Лучший друг Фридриха – семилетняя Даша, младшая из шести детей Эдуарда (в крещении Георгия) и Екатерины Фирст.

Река Волга Река Волга

– Даша у нас – ровесница храма, – говорит ее папа, – она родилась, и мы начали строить храм Серафима Саровского.

Даша – ровесница храма: она родилась, и мы начали строить храм Серафима Саровского

Храм еще недостроен – средства ограничены, ведь Фирсты строят его практически за свой счет, правда, пользуясь помощью друзей. А сверхдоходов у них нет: обычное крестьянское хозяйство, четыре коровы, козы, гуси, куры. Но богослужение в Яблоновке уже совершается и всегда собирает жителей всех окрестных сел. Совсем недавно, на Серафимов день, Литургию в недостроенном храме служил владыка Пахомий, епископ Покровский и Николаевский.

Вокруг храма разбит уже маленький парк, каждый саженец защищен дощатым заборчиком.

– Почему, – спрашиваю я Эдуарда-Георгия и Екатерину, – вы не остались в Германии? Вы ведь жили там вполне благополучно. Там родились ваши старшие дети, там вы пришли к Православию, и возможность посещать православный храм у вас там была… Что заставило вернуться в Россию?

Храм Серафима Саровского в Яблоновке Храм Серафима Саровского в Яблоновке

Но прежде, чем мы услышим ответ Эдуарда и его супруги, необходим маленький исторический экскурс. В 1762–1763 годах императрица Екатерина предоставила своим соотечественникам-немцам право заселять и осваивать обширные степные земли на левом берегу Волги, причем на весьма льготных условиях. Так образовалась волжская немецкая диаспора, сохранявшая язык, культуру, жизненный уклад, лютеранскую и частично католическую религию на протяжении двух (без малого) веков. После революции вплоть до августа 1941 года существовала Автономная республика немцев Поволжья. Но в том тяжелейшем августе она была ликвидирована Указом Президиума Верховного Совета СССР – из опасения измены в условиях войны с Германией. Все немецкое население за одни сутки было погружено в эшелоны и расселено по всей нашей азиатской территории – от Камчатки до Средней Азии. Конечно, для немцев-волжан это был путь скорби: многие из них погибли в лагерных условиях так называемой трудармии, многие жили с незаживающей раной в душе: ведь их сделали виноватыми перед Родиной, потенциальными предателями без всякой вины, только за немецкую кровь. После войны возвращаться в Поволжье немцам долгое время не разрешали, и большинство укоренилось там, куда было выселено. Вплоть до развала Советского Союза в Сибири, в Казахстане, в Киргизии существовали села, совхозы и колхозы, в которых немецкая речь слышалась гораздо чаще, чем русская. Но в 1990-х годах, после окончательного крушения надежд на возрождение Немецкого Поволжья[1], большинство российских (или, скажем так, советских) немцев предпочло выехать «на родину предков» – в Германию.

Семилетняя Даша, ровесница храма Семилетняя Даша, ровесница храма

Среди тех, кто решил покинуть постсоветское пространство и начать жизнь с чистого листа, оказались и наши герои – Эдуард и Екатерина… тогда еще совсем молодые и не знавшие друг друга: Эдуард вырос в Алма-Ате, Катя на Алтае. Познакомились они уже там, в Баварии, в лагере для перемещенных лиц. Да, начинать тамошнюю жизнь было трудно: Эдуарду, окончившему военное летное училище, пришлось работать грузчиком… Но потом все наладилось, он получил техническую специальность, стал прилично зарабатывать, у них с Катей родились дети: Рихард, Штефан, Мария, Ангелина…

Возвращаемся к нашему вопросу: что же заставило покинуть чистый, ухоженный и вроде как по-доброму встретивший их фатерлянд, предпочесть заволжскую степь и крестьянский труд без выходных и отпусков?

– Клетка эта надоела, – усмехается Эдуард, – золотая…

– Что за клетка?..

– Клетка означает, что тебе и твоим детям предоставляют одну-единственную дорогу, и вы должны идти только по ней. В первом классе наших детей ведут на экскурсию в морг; в третьем начинается сексуальное просвещение, совершенно откровенное, с картинками; а в старших классах практика, манипуляции с бананами, вы понимаете…

Там в первом классе детей ведут на экскурсию в морг, в третьем начинается сексуальное просвещение

Дочь одного нашего знакомого, тоже приехавшего в свое время из России, приходит из школы домой – и плачет, не может никак успокоиться. Отец спрашивает, что случилось, – «Папа, меня заставляли вот это сделать». Отец в школу – а ему там грозят ювенальной полицией: неправильный папа, некомпетентный, а не забрать ли у него детей. Ювенальной полиции там все боятся, а подростки очень быстро понимают, что этим можно манипулировать.

В разговор включается Екатерина – рассказывает о том, что произошло в семье ее родственника:

– Папа не пускает девочку гулять после десяти вечера, что для нас вполне естественно, а там – не смей нарушать права ребенка. Девочка сама себе наставляет синяков и звонит в ювенальную полицию: «Меня бьет отец». Полиция тут же приезжает, изымает девочку из семьи и помещает в приют при католическом монастыре. Там у нее отбирают телефон – якобы для того, чтобы родители не терроризировали ее звонками. Потом выясняется, что ей уже нашли приемных родителей. Мой родственник добивается возвращения дочери в семью, доказывает, что ни в чем не виноват, и слышит в ответ: смотри, чтобы мы остальных детей у тебя не забрали. А у них с женой четверо! Что делать?.. Мама этой девочки звонит мне: «Катя, молитесь!..» Мы стали молиться, и эта история, хоть и не сразу, но как-то разрешилась…

Разрешилась она, впрямь, не сразу: девочка одумалась, сама позвонила родителям и сказала, что хочет вернуться домой. Ей дали возможность вернуться. Но истерики и манипуляции продолжались… до тех пор, пока все семейство не крестилось наконец в Православной Церкви по настоятельной просьбе и молитвам Екатерины, которая стала восприемницей трудной девочки, жертвы «прав ребенка». Сейчас эта девочка уже сама стала мамой, она верующий человек и, кстати, задумывается о том, чтобы вернуться в Россию вслед за крестной. А тогда эта история и наших героев подтолкнула к тому, чтобы начать потихоньку собирать вещи.

Когда Эдуард, Екатерина и их близкие оформляли документы на въезд в Германию, они все писали в графе «религия» – «евангелик». Для старшего поколения это был способ самоидентификации: «Мы – не русские, мы – другие». Родители Екатерины далеко не сразу приняли ее решение – войти в Русскую Православную Церковь. А как же все это вышло?.. У Фирстов было уже три старших мальчика, когда Катя услышала от врачей страшный диагноз, к счастью, не подтвердившийся.

– А когда беда – куда бежишь? К кому? К Богу, конечно. И сразу очень хорошо понимаешь почему-то, где Его надо искать.

Когда беда – куда бежишь? К Богу, конечно. И сразу понимаешь, где Его надо искать: в Православной Церкви

Ближайший православный храм – во имя Святой Живоначальной Троицы и в честь Феодоровской иконы Божией Матери – был в 450 километрах от их дома, в городе Падерборне. Протоиерей Сергий Ильин крестил Екатерину (Эдуард был крещен в детстве, но ни о каком воцерковлении тогда и речи не было) и стал духовным отцом обоих супругов. Потом Эдуард и Екатерина крестили всех своих детей… а через несколько месяцев приняли крещение и Катины родители, и ее братья. Чужбина вообще подвигает человека к поиску духовного Отечества:

– Тогда, в 2001 году, в приходе у отца Сергия было меньше десяти человек, а сейчас у него там – больше 500.

У Екатерины, выросшей, в отличие от мужа, в селе, была еще она причина желать возвращения: она не хотела, чтобы ее дети проводили жизнь за компьютером, не зная труда на земле, не умея ничего делать руками, не ведая, откуда берутся, как достаются молоко, творог, яйца и яблоки. Сейчас такой проблемы нет – все дети семьи Фирст умеют все необходимое: подоить коров и коз, прополоть грядки, приготовить обед. Девочки пекут дивные пироги, мальчики (вернее, уже молодые люди) постоянно работают на стройке храма: наемная бригада делала только железную крышу, все остальное – своими руками.

– А почему вы решили строить храм?

– Мы ехали сюда уже с решением его построить.

Из Германии Фирсты привезли мощевик с частицами мощей древних святых, в том числе и апостолов. Частицы эти были выкуплены на европейских аукционах – на средства, собранные прихожанами храма в Падерборне. Постоянно хранить мощевик в храме пока невозможно, но во время богослужений он всегда там. В присутствии святых пасть духом и не довести дело до конца – просто невозможно:

– У нас одно правило: всегда помнить, что дороги назад для нас теперь нет.

Однако храм построить мало. Нужно еще, оказывается, работать с людьми – чтобы было из кого создать приходскую общину. Храм Серафима Саровского – а многие в селе даже не знали, кто это такой… Поэтому семья Фирст готовит и проводит церковные праздники в местной школе-девятилетке:

– На первое же наше Рождество собралось больше ста детей со всех окрестных сел, половина из этих детей – мусульманские, но с каким интересом они смотрели и слушали!

Но последнее Рождество оказалось для семьи очень трудным: вот здесь, в Серафимовской церкви, стоял гроб с телом Катиной мамы Фаины, которая очень ждала освящения храма, надеялась приехать… Но умерла в Германии, и дети сумели быстро доставить ее на Родину.

Заботы семьи – не только крестьянское хозяйство и строительство храма. Семья Фирст – надежда и опора прихода в соседнем селе Приволжское и его настоятеля иерея Артемия Добрынина: Екатерина поет на клиросе, Эдуард – алтарник, к тому же он отвозит после службы на своей машине домой прихожан из села Степное. Супругов Фирст хватает на все, они во всем спокойны и упорядоченны как истинные немцы… И открыты сердцем как русские. Может быть, поэтому они всегда, в любой вставшей перед ними проблеме находят помощников – подчас самым неожиданным образом. Не хватало денег на железо для крыши – нашелся человек, который заплатил. Некому было перерабатывать огородную продукцию – подключились бабушки из прихода в Приволжском. Екатерина не сомневается, что православные верующие – это единая семья, в которой, как и в любой семье, случается всякое, но из которой не уходит любовь, которая не бросит человека в беде…

Православные верующие – единая семья, из которой не уходит любовь

– Когда мы уезжали туда, в Германию, – вспоминает Екатерина, – папа говорил: едем на родину предков. Но теперь я понимаю – и он понял, наверное, – что настоящая наша родина – здесь.

Я встречала много людей, убежденных, что из России надо «сваливать как можно скорее», и именно в этом видевших цель своей жизни. Я отнюдь не утверждаю, что все уехавшие об этом теперь жалеют. Жалеют далеко не все. Многие вполне довольны и гордо пишут об этом в соцсетях. И не надо, наверное, этих людей осуждать: любить не заставишь. И верить не заставишь. И созидать вопреки всему – тоже не приневолишь. Это свободный выбор каждого человеческого сердца. И когда супруги Фирст говорят, что у них нет выбора, – это означает, что выбор уже сделан.

Марина Бирюкова

13 августа 2020 г.

[1] Последняя попытка была предпринята немецкой общественной организацией «Видергебурт» («Возрождение») в конце 1980-х – начале 1990-х годов; Германия проявляла заинтересованность в этом проекте. Но «Возрождение» столкнулось с массовыми протестами населения Поволжья: русские и люди других национальностей боялись стать «лишними» в республике немцев. Насколько эти опасения были оправданы, сейчас сказать трудно: ситуация была сложной и неоднозначной. Так или иначе, проект захлебнулся.

Псковская митрополия, Псково-Печерский монастырь

Книги, иконы, подарки Пожертвование в монастырь Заказать поминовение Обращение к пиратам
Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
«Какая же это мощь – Православие!» «Какая же это мощь – Православие!»
Архиепископ Агапит (Горачек)
«Какая же это мощь – Православие!» Архиепископ Агапит: «Какая же это мощь – Православие!»
Чем теснее обстоятельства, тем ярче, заметнее любовь.
«О священническом служении я раньше не задумывался» «О священническом служении я раньше не задумывался»
Беседа с игум. Максимом (Шмидтом)
«О священническом служении я раньше не задумывался» «О священническом служении я раньше не задумывался»
Беседа с настоятелем храма в честь Курской-Коренной иконы Божией Матери «Знамение» г. Ульма (Германия), игуменом Максимом (Шмидтом)
Если кто-то сюда хотя бы один раз приедет, он уже вряд ли забудет обаяние и шарм этого милого городка с его красивыми традициями, уходящими в древность.
Бурши, фуксы и филистеры Бурши, фуксы и филистеры
О христианских студенческих корпорациях в Германии
Бурши, фуксы и филистеры Бурши, фуксы и филистеры
О христианских студенческих корпорациях в Германии
Максим Грачёв
«Создание студенческих христианских корпораций дало бы хороший инструмент воспитания молодежи в правильном русле», – утверждает Максим Грачев, корпорант германской католической студенческой общины Unitas.
Комментарии
Наталья28 августа 2020, 21:47
Какая замечательная семья, светлые люди! Храни вас Господь, дорогие!
Светлана23 августа 2020, 22:01
Светлана14августа2020 06:17 У людей любой национальности, если они в меньшинстве, должен быть свой культурный центр, где бы они имели возможность общения на родном языке, проведения культурных мероприятий.Проведение фестивалей народного творчества всех проживающих в регионе национальностей сближает людей,способствует знакомству с разными культурами и взаимному обогащению. Я живу в Украине .Сейчас всё русское не в чести.Во Львове закрыли русский культурный центр и это прискорбно.
Петр23 августа 2020, 13:48
Вячеслав18 августа 2020, 13:03 "Ленин был вынужден пойти на уступки местным националистам". Эти "уступки националистам" Ленина очень дорого потом обошлись русскому народу. Хотя странно называть это просто "уступками". Даже в советских учебниках это честно называли "национальной политикой большевиков". Т.е. национальности никогда не имевшие государственности намеренно наделялись национальными республиками, часто за счёт русских земель. Так исконно русские земли отдавали кавказцам, Украине, Казахстану и пр. И русские становились там нац.меньшинствами на своей земле. Так что именно мину заложили под русский народ Ленин и большевики. Которая и рванула...
Марина Бирюкова автор20 августа 2020, 19:38
Перепроверила. Номер карты указан точно
Анна19 августа 2020, 22:52
Чудесная светлая семья! Помощи Вам Божией! Во Христе нет ни иудея, ни эллина, всем мы - Христовы!
Вячеслав18 августа 2020, 13:03
"Марина Бирюкова автор15 Эта схема, придуманная еще в 20-х годах, оказалась миной замедленного действия: именно ей мы обязаны и локальными войнами, и сотнями тысяч русских беженцев, и, наконец, развалом страны. А в царской России ничего подобного не было: все были детьми одного отца." Давайте глубже посмотрим, "мина" сработала ещё раньше, после революции в феврале начали отваливаться Украина и Кавказ. Посмотрите внимательней, и Ленин был вынужден пойти на уступки местным националистам. Во время СССР это хорошо работало. А при царе вспомним про деление на инородцев и иноверцев, где уж тут единый отец для всех. И СССР распался из-за предательства верхушки, а не из-за националистов.
Шулер Александр Николаевич 17 августа 2020, 17:55
Прошу уточнить номер карты Эдуарда Фирста. У меня несколько банковских карт и все они имеют 16 знаков, но не 18 как указано. Цифры с обратной стороны карты не указываются.
Денис16 августа 2020, 20:00
Честно сказать, после статьи разрываюсь на две части. С одной стороны я понимаю семью Фирст - на Родину хочется; у меня у самого родня, друзья в России. Плюс, "зов крови", если хотите - всё-таки родное всё. А вот семьёй я обзавелся в Германии, здесь же начал ходить в храм, можно сказать, воцерковился. У нас нескольо приходов в округе, людей не так много ходит, но костяк крепкий, дружный. И все свои - русские, украинские, казахстанские. И не слышал я (Слава Богу) про проблемы со школой или ювенальной полицией. А ведь семьи-то немалые бывают в приходе - по 4, по 5 детей, и больше есть. И смешанные - с немцами в том числе. Считаю, что личное у Фирстов, Германия сама по себе ни при чём.
Марина Бирюкова автор15 августа 2020, 08:41
Согласна со Светланой - не нужно наступать на ржавые грабли. В том-то и была ошибка "Видергебурта" (хотя там были славные и вполне мирные люди), что это общество пошло по пути старого советского стереотипа: государственное образование с титульной нацией и титульным языком. Эта схема, придуманная еще в 20-х годах, оказалась миной замедленного действия: именно ей мы обязаны и локальными войнами, и сотнями тысяч русских беженцев, и, наконец, развалом страны. А в царской России ничего подобного не было: все были детьми одного отца.
Павел К.14 августа 2020, 17:53
Однажды в Германии нас сопровождал бывший соотечественник Иозеф ,работавший инженером где-то в Узбекистане . Запомнился его рассказ о том , как он вступился за женщину -схватил турка и заорал на него -"Я-русский!". Больше в голову не пришло ничего .Эффект превзошел ожидания .А еще немцы ,подвыпив , всегда просят его супругу спеть русскую песню .Сын это славного мужика -капитан местной футбольной команды , спасатель-доброволец. Одним словом :наша "русская" диаспора на время задержала процессы загнивания немецкого общества .Хотелось бы пожелать скорейшего возвращения всем русским по духу немцам в Россию !
Анна14 августа 2020, 07:24
Спасибо, Марина, за труды. С Праздником
Светлана14 августа 2020, 06:17
Нам в России не нужно создавать анклавы,чтобы одна национальность компактно проживала на определенной территории,кроме русских. Нужны смешанные по национальному признаку образования.
И.В.14 августа 2020, 04:12
Какая прекрасная семья, и как у Бога всё премудро устроено. Из любого народа приводит он к себе тех, кто ищет Христа.
Тамара 14 августа 2020, 01:04
Помоги Господь, семье Фирст жить и трудиться на своей родине, достроить храм Серафима Соровского. Многая и благая им лета.. Уехали из этого рая, Европы, Содома и Гоморра. ..
Ольга13 августа 2020, 23:34
Марина (автор), а нельзя ли еще и телефон какой-нибудь получить - может потребоваться уточнить информацию о перечислении. И спасибо Вам за этот материал! Я работаю с немцами, знаю не понаслышке, как у некоторых российских немцев судьбы складываются. И это удивительно и промыслительно, что эта семья попала туда, где она сейчас. Как Господь все нам неразумным устраивает...А храм какой - загляденье! Храни Господи!
Светлана13 августа 2020, 22:21
Спасибо за статью.Как приятно было читать о судьбе этих смелых и сильных духом людей."Для христианина важнее всего- спасение души.Это цель и смысл человеческой жизни"-сказал Патриарх Сербский Павел, а ещё-"Земное царство-на миг, а небесное-навек".
Natalie 13 августа 2020, 22:15
Спаси Господи! Прекрасная семья! Божией помощи им во всём! Жду реквизиты! :)
Марина Бирюкова автор13 августа 2020, 19:13
Кто выражал желание поддержать строительство храма Серафима Саровского семьей Фирст - вот карта: 639002569008469675 Эдуард Эмильевич Ф.
вячеслав13 августа 2020, 14:31
Бог им в помощь!
рБ Марина13 августа 2020, 12:43
СПАСИ ГОСПОДИ МАРИНА ЗА СТАТЬЮ!!!ПОМОЩИ БОЖИЕЙ ПОМОЩИ БОЖИЕЙ СЕМЬЕ ФИРСТ И ВСЕМ ЖИТЕЛЯМ В ТРУДАХ!!!
Марина Бирюкова13 августа 2020, 12:25
Юлия, обратитесь в Государственный архив Немцев Поволжья, он находится в городе Энгельсе (Покровске). Координаты можно найти в интернете.Анна, спасибо, я спрошу у Эдуарда реквизиты.
Алексей13 августа 2020, 08:41
Очень воодушевляющая статья! Замечательная семья, да хранит её Господь!
Анна13 августа 2020, 07:39
Пожалуйста, дайте реквизиты для помощи в благом деле
Юлия13 августа 2020, 07:24
Мой прадедушка Кирюхин Герасим из Саратовской губернии деревни Алексеевская. Его жена (моя прабабушка) предположительно была немка. Но имени не знаю. Можно ли как то узнать? Наверное, они венчались в начале 20-го века. Может в церковных записях есть.
Елена13 августа 2020, 06:17
И это правильный выбор!
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×