Наш современник Федор Достоевский

Продолжение. Русская правда.

Четвертое письмо в Небеса обетованные протоиерею Николаю Агафонову, священнику и писателю

Здравствуйте, дорогой отец Николай. Не скрою, меня обрадовало, что предыдущее письмо нашло отклик в сердце читателя. А это значит, что и ваше чуткое сердце отозвалось. Еще бы: мы с вами беседуем о любимом писателе не «вокруг да около», не о том, что «писано-переписано», а сосредоточиваем внимание на том, как сегодня «аукается» сказанное Достоевским, почему его называют пророком.

Протоиерей Николай Агафонов († 2019) у престола в храме п. Белозерки Самарской области. Публикуется впервые Протоиерей Николай Агафонов († 2019) у престола в храме п. Белозерки Самарской области. Публикуется впервые

Причем для беседы выбираем из «Братьев Карамазовых» примеры, не заезженные критикой и литературоведением, а основательно подзабытые, а то и вовсе доселе не тронутые нашими «акулами пера», которые сегодня задают тон в Интернете. Не успеваешь охнуть, как вдруг появляется какое-нибудь новое имя с оглушительным числом подписчиков, и друзья уже укоряют: как же так, «такую-то» или «такого-то» ты не знаешь, у него «такой-то» и «такая-то» знаменитости уже были на канале (!) и дали пространное интервью. А ведь «такой-то», как тебе известно, серьезный, достойный человек, и он не даст согласия на интервью незначительному человеку. Вот и приходится виновато кивать головой, мол, простите, отстал от жизни.

У нас с вами сегодня продолжение беседы о «русской правде»

Простите и вы, батюшка, за длинное вступление, но я, грешный, конечно же, радуюсь, что и наш с вами разговор все же остался на виду, не перебит говорливыми и суетливыми «блогерами», которые по любому поводу спешат «отметиться».

У нас с вами сегодня продолжение беседы о «русской правде», про которую не удалось поговорить в предыдущем письме из-за нехватки места. Да тема и требует отдельного разговора.

Кадр из фильма «Братья Карамазовы». Режиссер Иван Пырьев. Алеша – Андрей Мягков, Иван – Кирилл Лавров. 1969 г. Кадр из фильма «Братья Карамазовы». Режиссер Иван Пырьев. Алеша – Андрей Мягков, Иван – Кирилл Лавров. 1969 г.

Мое внимание при последнем перечитывании романа остановила глава из третьей книги под названием «Контроверза», что в переводе значит «спорный вопрос», спор о чем-то с противоположных точек зрения. Федор Павлович, за обедом, на который пригласил Ивана, раскинувшись в креслах, слушает новость, которую принес с улицы города лакей Григорий Васильевич. Тут же прислуживает и Смердяков, как бы случайно, а на самом деле уже по желанию обязательно повидаться с Иваном и по возможности высказать свое мнение, согласное с идейными установками своего руководителя.

«Григорий поутру, забирая в лавке у купца Лукьянова товар, услышал от него об одном русском солдате, что тот, где-то далеко на границе, у азиятов, попав к ним в плен и будучи принуждаем ими под страхом мучительной и немедленной смерти отказаться от христианства и перейти в ислам, не согласился изменить своей веры и принял муки, дал содрать с себя кожу и умер, славя и хваля Христа, – о каковом подвиге и было напечатано как раз в полученной в тот день газете. Об этом вот и заговорил за столом Григорий».

Тут приходит Алеша с поручением от брата Дмитрия, Федор Павлович рад, усаживает младшего сына за стол, «На твою тему, Алешка!» – кричит о предмете разговора. И вдруг замечает насмешку на лице Смердякова. Удивленно спрашивает: «Ты чего?»

« – А я насчет того-с, – заговорил вдруг громко и неожиданно Смердяков, – что если этого похвального солдата подвиг был и очень велик-с, то никакого, опять-таки, по-моему, не было бы греха и в том, если б и отказаться при этой случайности от Христова, примерно, имени и от собственного Крещения своего, чтобы спасти тем самым свою жизнь для добрых дел, коими в течение лет и искупить малодушие.

– Это как же не будет греха? Врешь, за это тебя прямо в ад и там, как баранину, поджаривать станут, – подхватил Федор Павлович».

Но Смердяков, отвечая барину, явно издевается над стариком Григорием и ставит его в тупик иезуитскими аргументами:

« – Бульонщик! – прошептал Григорий презрительно.

– Насчет бульонщика тоже повремените-с, а, не ругаясь, рассудите сами, Григорий Васильевич. Ибо едва только я скажу мучителям: ‟Нет, я не христианин и истинного Бога моего проклинаю”, как тотчас же я самым высшим Божьим судом немедленно и специально становлюсь анафема, проклят и от Церкви Святой отлучен совершенно, как бы иноязычником, так даже, что в тот же миг-с – не то что как только произнесу, а только что помыслю произнести, так что даже самой четверти секунды тут не пройдет-с, как я отлучен, – так или не так, Григорий Васильевич?»

Аргументы Смердякова приводят в восторг Федора Павловича. Он даже называет лакея «иезуитом прекрасным» и требует, чтобы тот поскорее делал вывод.

Федор Павлович Карамазов. Рис. Ильи Глазунова Федор Павлович Карамазов. Рис. Ильи Глазунова

« – Потому в самое то время, как я Богом стану немедленно проклят-с, в самый, тот самый высший момент-с, я уже стал всё равно как бы иноязычником, и Крещение мое с меня снимается и ни во что вменяется… А коли я уж не христианин, то, значит, я и не солгал мучителям, когда они спрашивали: ‟Христианин я или не христианин” … Коли я уж не христианин, значит, я и не могу от Христа отрекнуться, ибо не от чего тогда мне и отрекаться будет».

Доводы Смердякова до того понравились Федору Павловичу, что он пообещал наградить его десятью рублями.

В речи Смердякова – не только оправдание предательства Христа, но даже утверждение его полезности

Вы простите, отец Николай, что я так подробно останавливаюсь на рассказе об этих страницах романа. Но это, думаю, надо. Потому что в речи Смердякова – не только оправдание предательства Христа, но даже утверждение его полезности. Мне показалось, что тут равнозначность аргументов Великого Инквизитора и Смердякова. Одна и та же логика.

Но не только это остановило мое внимание. Когда я сегодня перечитывал роман, я, прежде всего, обратил внимание, что речь в этой

Освящение Самарского Знамени при вручении его болгарским ополченцам самарскими делегатами 18 мая 1877 г. Картина художника С. Гусева-Оренбургского Освящение Самарского Знамени при вручении его болгарским ополченцам самарскими делегатами 18 мая 1877 г. Картина художника С. Гусева-Оренбургского

главе «Братьев Карамазовых» ведется о подвиге унтер-офицера (нижний офицерский чин) Фомы Данилова, совершенном в 1875-м году, во время боевых действий русской армии в Средней Азии.

Узнал я об этом, когда изучал материалы к моему роману «Самарское Знамя», посвященному подвигу земляков в Русско-турецкой войне 1877–1878 годов. Монахинями Самарского женского Иверского монастыря было вышито знамя, которое, по решению городских властей, было отвезено на Балканы, братьям-славянам, поднявшимся на борьбу против 500-летнего османского ига. Под этим знаменем сражались сначала добровольцы, а затем была объявлена война мучителям, которые вырезали православное население Болгарии и Сербии.

Беспримерная эта освободительная война, давшая Болгарии государственность, уникальна и подвигами, свершенными и под Самарским знаменем, ставшим бессмертным символом единения православных народов. Именно тогда я и узнал о Фоме Данилове, земляке из уездного городка Бугуруслана Самарской губернии, и посвятил его подвигу главу в романе. Но до этого я нашел в «Дневнике писателя» Федора Михайловича статью в январском номере за 1877 год, посвященную этому герою. Статья произвела на меня сильное впечатление. Невольно вспомнилось о ней, когда перечитывал «Братьев Карамазовых», третью книгу, главу «Контраверза».

Поразительна современность, сила и глубина мысли великого писателя.

Судите сами.

«В народе, конечно, эта великая смерть не забудется: этот герой принял муки за Христа, и есть великий русский; народ это оценит и не забудет, да и никогда он таких дел не забывает, – пишет Достоевский. – И вот я как будто уже слышу некоторые столь известные мне голоса: ‟Сила-то, конечно, сила, и мы признаем это, но ведь всё же – темная, проявившаяся слишком уж, так сказать, в допотопных, оказенившихся формах, а потому – что же нам особенно-то говорить? Есть, дескать, и другие страдальцы, и другие силы, есть и идеи безмерно высшие – идея общечеловечности, например».

Не правда ли, словно про либералов наших сегодняшних написано? Не так ли и сегодня реагируют, или вовсе замалчивают подвиги наших воинов – например, рядового Жени Родионова, который не снял креста, за что и был обезглавлен головорезами?

Федор Михайлович как будто сегодня отвечает таким «общечеловекам»:

«Но, случись подобный факт в Европе, то есть подобный факт проявления великого духа, у англичан, у французов, у немцев, и они, наверно, прокричали бы о нем на весь мир. Нет, послушайте, господа, знаете ли, как мне представляется этот темный, безвестный Туркестанского батальона солдат? Да ведь это, так сказать, – эмблема России, всей России, всей нашей народной России, подлинный образ ее, вот той самой России, в которой циники и премудрые наши отрицают теперь великий дух и всякую возможность подъема и проявления великой мысли и великого чувства».

Фома Данилов был артиллеристом. Маргеланский хан требовал, чтобы Фома обучил стрельбе из пушек его воинов. Фома возразил, что не может предать Родину и веру. Тогда хан устроил на главной площади города показательную казнь перед толпой народа. С Фомы стали «ремнями» вырезать кожу, ожидая, что он дрогнет, не выдержит мук.

Нет, Фома не дрогнул.

Сам хан произнес, когда Фома Данилов скончался: «Батыр!»

И в толпе отозвалось: «Батыр!»

То есть – богатырь.

Достоевский одну из сильнейших глав романа посвящает спору о российском солдате

Вот ответ смердяковщине и аплодисментам Федора Павловича. Вот почему Достоевский одну из сильнейших глав романа посвящает спору о российском солдате, о котором потом напишет и «Дневнике писателя», уже в публицистике, в которой он так же велик, как и писатель-романист:

«В том-то и дело, что тут именно – как бы портрет, как бы всецелое изображение народа русского, тем-то всё это и дорого для меня, и для вас, разумеется, – заканчивает статью Федор Михайлович. – Именно народ наш любит точно так же правду для правды, а не для красы. И пусть он груб, и безобразен, и грешен, и неприметен, но приди его срок и начнись дело всеобщей всенародной правды, и вас изумит та степень свободы духа, которую проявит он перед гнетом материализма, страстей, денежной и имущественной похоти и даже перед страхом самой жесточайшей мученической смерти. И всё это он сделает и проявит просто, твердо, не требуя ни наград, ни похвал, собою не красуясь: ‟Во что верую, то и исповедую”».

Здесь прибавить можно лишь только одно: радуемся, что у нас в России был и есть писатель, сумевший сказать о своем народе заповедные слова, какие не под силу сказать ни одному писателю во всем мире.

Плакат к фильму «Братья Карамазовы» Плакат к фильму «Братья Карамазовы»

Алексей Солоницын

6 августа 2021 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Наш современник Федор Достоевский Наш современник Федор Достоевский
Алексей Солоницын
Наш современник Федор Достоевский Наш современник Федор Достоевский
Третье письмо в Небеса обетованные протоиерею Николаю Агафонову, священнику и писателю
Алексей Солоницын
Перечитывая «Братьев Карамазовых», я обнаружил ряд поразительных подробностей великого романа, которые прежде прошли мимо меня.
Новый фильм Софи Лорен Новый фильм Софи Лорен
Алексей Солоницын
Новый фильм Софи Лорен Новый фильм Софи Лорен
Письмо протоиерею Николаю Агафонову, священнику и писателю
Алексей Солоницын
Они были знамениты и богаты, но являли собой образец верной и любящей супружеской пары, хотя и были окружены бесконечными соблазнами.
2021 год – год Достоевского 2021 год – год Достоевского
Алексей Солоницын
2021 год – год Достоевского «Человек есть тайна...»
2021 год – год Достоевского
Алексей Солоницын
Порой случаются «прорывы», когда исполнитель главной роли не подчиняется воле постановщиков и не сходит с тропы, ведущей к разгадке тайны человека.
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×