Полнота Великого поста

Идея этой статьи пришла ко мне во время совершения Литургии Преждеосвященных Даров по средам и пятницам Великого Поста. Ничто не сравнится с нею из всего литургического круга. Очень трудно думать о посте посреди такого праздника.

В Православии есть набор «любимых» слов – все они практически не используются в обыденной речи. Так, мы обычно используем слово «тайна» (например), но светская аудитория никогда не влагает в него то, как его понимает Церковь. Я не могу вспомнить упоминание слов «полнота» или «исполнение» в обычной жизни. Другие современные слова заменили эти выражения. Это не значит, что владеющий языком не понимает их смысла, но, опять-таки, их понимают не так как, их используют в Церкви. Реальность, к которой отсылают такие слова, как «таинство» и «полнота», – реальность, относящаяся к самой глубине православного понимания мира и его взаимодействия с Богом.

В повседневном использовании слово «тайна» стало синонимом слова «загадка». То есть тайна – это то, чего мы не знаем, но все же при достаточном исследовании можем постичь. В Церкви таинство – это то, что по самой своей природе непостижимо, и известно только в смысле неотмирности, непохожести на нечто другое.

Такие слова, как «полнота» или «исполненный», также важны и обособленны в языке Церкви, и эти смыслы имеют мало общего с повседневным языком. Полнота (pliroma) много раз встречается в Новом Завете. Это понятие также часто встречается в писаниях гностиков. В христианском понимании оно означает духовную полноту или наполненность, открывшуюся или явленную особым образом. Это более чем Божественное действие – это то, что несет в себе нечто Божественное. Это не просто действие Бога, это Сам Бог. Предыдущие действия и слова, возможно, намекали на полноту, но в откровении полноты все намеки исчезнут и будут заменены самой полнотой.

Мир – это символ, икона и таинство

Основное понимание таких слов, как тайна и полнота, – это вера в то, что наш мир соотносится с чем-то свыше или имеет нечто за пределами того, что кажется очевидным. Мир – это символ, икона и таинство. Тайна и полнота отсылают к реальности, воплощенной в виде символа, иконы и таинства.

Многие читали эти слова, повторяющиеся в Евангелии: «Да сбудется пророчество пророка Исайи (или другого пророка)». И люди думают, что пророк изрек предсказание, и оно сбылось. Библейские пророчества (в правильном христианском понимании) ничего не имеют общего с предсказанием. Пророки не видели будущее, они видели полноту. Происходило так, что полнота вторгалась в наш мир таким образом, что пророчество «исполнялось».

Ссылка на подобную полноту есть в послании к Ефесянам:

«и все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1, 22–23).

Это описание Церкви как «полноты» – одно из самых поразительных утверждений в Священном Писании. Фраза «полнота Наполняющего все во всем» – это ранняя версия изречения «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом» (свт. Афанасий, IV в.) Бог есть Тот, кто наполняет, а мы – это то, что наполнено (или даже «наполняется»). По крайней мере столь же поразителен аналогичный отрывок в Послании к Колоссянам (эти два послания имеют много общего):

«ибо в Нём обитает вся полнота Божества телесно,

и вы имеете полноту в Нём, Который есть глава всякого начальства и власти». (Кол. 2, 9–10).

Перевод скрывает игру слов внутри стиха. Нам говорится, что «во Христе обитает вся полнота (pliroma) Божества телесно, и вы – те, кто исполнились (peplironomenoi) в Нем». Снова о Христе говорится как о полноте, и мы тоже становимся полнотой (pliroma) в Нем. Его жизнь – наша жизнь, и эта жизнь, или полнота, – это именно то, что важно для нас.

Эта мысль аналогична словам Христа в Евангелии от Иоанна:

«Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня.

И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино.

Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня» (Ин. 17, 20–23).

В Евангелии от Иоанна говорится, что Христос дал нам «Его славу», как и Отец дал Ему славу. Слава – это не похвала или репутация, но, скорее, нечто существенное (я пытаюсь подобрать слово). На иврите слава (Kavod) – это именно нечто существенное, имеющее вес. Божий кавод прижимал священников к земле при освящении храма Соломона (3 Царств. 8, 11). Но слава не просто сопровождает Бога, это в какой-то мере само присутствие Божие.

Слава не просто сопровождает Бога, это в какой-то мере само присутствие Божие

Полнота имеет отношение к славе в этом существенном смысле.

«И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное (plires) благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца…

И от полноты (pliromotos) Его все мы приняли и благодать на благодать»

(Ин. 1, 14; 18).

Слава Единородного полна благодати и истины, и именно эту полноту мы все получили.

Я думаю, этот экскурс в Священное Писание может показаться читателям несколько утомительным, и для многих это экскурсия по неизведанной территории. Тайна, полнота, слава и тому подобное в значительной степени игнорируются во многих вероучительных положениях Запада. Там же, где ими не пренебрегают, они лишаются мистического содержания и превращаются в более рациональные понятия.

Для Восточного Православия мистический аспект наиболее важен – особенно в литургической жизни и молитве Церкви (также это истинно для аскетической традиции Церкви). Место, где язык и реальность тесно соединяются, – это Литургия Преждеосвященных Даров (совершаемая на буднях Великого поста и Страстной Недели). Евхаристия не совершается в эти дни, но происходит Причащение дарами, освященными в предыдущее воскресенье, – это «Литургия Преждеосвященных Даров».

Это очень торжественная служба, ее кульминация – когда дары выносятся из алтаря и торжественно, в молчании проносятся перед молящимися. В это время все присутствующие делают земной поклон. Этот перенос совершается в тишине и «невидимо».

Прямо перед переносом хор поет: «Ныне Силы Небесныя с нами невидимо служат, се бо входит Царь Славы, се жертва тайная совершена дориносится». Святые Дары Тела и Крови Христовых – воистину «жертва тайная», истинная тайна, скрытая от века, – является и присутствует посреди Церкви. Такая же тайна – полнота, ее явление исполнилось.

Царство Небесное прорывается в наш мир, не разрушая природу, но наполняя ее

Христианская жизнь связана с тайной, это жизнь, где скрытый Бог становится явным, проявляется, становится ощутимым. Это жизнь, в которой Царство Небесное прорывается в наш мир, не разрушая природу, но наполняя ее. Подобно этому, мы не разрушаемся в нашем союзе со Христом, но, скорее, исполняемся. Мы становимся теми, кем нас задумал Бог – полнота этой жизни и многое другое проявляется в нашей собственной жизни.

Это та же полнота, о которой говорят жития святых. Святые – это больше чем моральные примеры для подражания, у них есть свойство исполненной жизни. В них полнота, которую мы имеем во Христе, проявилась.

Таинственная жизнь проходит через все Православное христианство. В православном учении многое невозможно понять разумом, и в то же время, когда речь идет, к примеру, об искуплении, язык Церкви способен приоткрыть завесу этой тайны. Соборные определения, от первого до последнего, коренятся в этом языке и определяют его грамматику во всех аспектах жизни Церкви.

Рожденные свыше, исполненные.

Иерей Стивен Фриман
Перевел с английского Василий Томачинский

Glory to God for All Things

1 апреля 2022 г.

Православие.Ru рассчитывает на Вашу помощь!
Смотри также
Пост – это возвращение в рай Пост – это возвращение в рай
Иером. Макарий Симонопетрский
Пост – это возвращение в рай Пост – это возвращение в рай
Иеромонах Макарий Симонопетрский
Человек, который постится, освобождается (пока частично, конечно) от законов мира падшего.
«Настроить нас на покаяние» «Настроить нас на покаяние»
Николай Георгиевский
«Настроить нас на покаяние» «Настроить нас на покаяние»
Николай Сергеевич Георгиевский о великопостном пении в храмах
Проникновенность музыки и церковнославянского текста богослужения дает молящемуся большой импульс к покаянию – с оставлением всех тех мирских моментов, что мешают нам правильно смотреть на наши грехи.
«Покаяния отверзи ми двери» «Покаяния отверзи ми двери»
Комментарий к покаянным песнопениям Постной Триоди
«Покаяния отверзи ми двери» «Покаяния отверзи ми двери»
Комментарий к покаянным песнопениям Постной Триоди
Профессор Лариса Маршева, Денис Миронюк
Глубокий смысл тропарей помогает нам сосредоточиться на своем внутреннем состоянии, осознать всю мерзость греха и встать на путь исправления.
Комментарии
Здесь вы можете оставить к данной статье свой комментарий, не превышающий 700 символов. Все комментарии будут прочитаны редакцией портала Православие.Ru.
Войдите через FaceBook ВКонтакте Яндекс Mail.Ru Google или введите свои данные:
Ваше имя:
Ваш email:
Введите число, напечатанное на картинке

Осталось символов: 700

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • Православный календарь на каждый день.
  • Новые книги издательства «Вольный странник».
  • Анонсы предстоящих мероприятий.
×